ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сейчас, сидя на столе посреди комнаты, Петька воспринял кукование с настоящим ужасом. Хотя он и не мог точно определить, с какой именно стороны донесся голос кукушки, но почти не сомневался, что куковала она там, у Мертвой деревни. Двенадцать раз — ровно в двенадцать закончила! Значит, Трясучка не зря приснилась и то, что она сказала во сне, было правдой. То есть сейчас в Мертвой деревне начнутся сверхъестественные события, в которых будет принимать участие Игорь. Кто его знает, чем это для него закончится?! Ведь Петька не рассказал ему про белый ободок на шее змеи — Лены! Мысль эта, которую Зайцев до сих пор старался приглушить, вырвалась на волю и буквально зазудела у Петьки в мозгах, не давая ему покоя. Вдобавок вспомнилось новое, третье двустишие, недавно пропетое Трясучкой: «Кто кого-то не найдет, тот назавтра пропадет!» Сперва-то Петька подумал, будто оно к ним с бабушкой относится. Но теперь он был убежден, что это предсказание касается Игоря. Ведь это он сейчас Лену ищет и раньше искать ходил! Да, но ведь Лену искали и дядя Федя с тетей Наташей! А они тоже до сих пор не вернулись…

Взбудораженный Петькин мозг в считанные секунды представил картинку: дядя Федя ведет машину, едет быстро, торопясь в больницу, но в это время змеиный яд начинает действовать, он теряет сознание, и машина вместе с ним и тетей Наташей на большой скорости срывается с насыпи или с моста, переворачивается, ударяется… А дальше — даже страшно подумать.

Петька понял: надо срочно хоть с кем-то поделиться всеми своими мыслями, иначе у него точно крыша съедет.

— Бабушка! — еще раз вскричап Петька. — Бабушка-а! Да проснись же, пожалуйста!!!

Но бабушка не просыпалась. Храпеть она вроде бы и перестала, но теперь стало непонятно, дышит она вообще или нет…

Зайцев еще раз крикнул, потом еще раз и наконец заорал так, что его, наверное, в других избах деревни могли бы услышать. Петька уже чуточку именно на это надеялся, понимая, что бабушку ему разбудить не удастся.

Однако, как видно, старички и старушки, жившие по соседству, либо все глуховаты были, либо крепко спали после трудов праведных. Петьке только собака Стрелка отозвалась, да и то не лаем, а жалобным таким, скулящим воем. Дескать, ничем не могу помочь, сынок! Впрочем, этот вой мог означать и другое: произошло нечто ужасное, непоправимое… Петька где-то слыхал, что собаки каким-то шестым чувством беду чуют.

Зайцев думал, будто собака повоет-повоет и перестанет, но она не унималась. От этого воя мурашки по спине бегали, хоть уши зажимай. К тому же откуда-то из леса Стрелке ответил настоящий волк: у-у-у-у!

И едва этот вой послышался, как тусклая лампочка ночника, освещавшего комнату, внезапно ярко вспыхнула, а потом с треском взорвалась и мгновенно погасла. Зайцева аж передернуло, хотя ни один, даже самый мелкий осколочек от лампочки до него не долетел.

Вообще-то такие случаи Петька уже наблюдал раньше. Папа ему даже объяснял, отчего это происходит. Дескать, внутри лампочки искусственно создано безвоздушное пространство — вакуум, для того чтобы раскаленная добела вольфрамовая проволочка — нить накаливания — не вступала в реакцию с кислородом и не перегорала за несколько секунд. Кроме того, воздух, как и все газы, при нагревании расширяется. Поэтому, если в колбе лампочки появляется маленькая трещинка и начинает проникать воздух, то вольфрамовая спиралька на несколько секунд вспыхивает, а воздух, быстро разогревшийся от высокой температуры — несколько тысяч градусов, кажется! — расширившись, создает в лампочке высокое давление, которое разрывает лампочку на куски.

Но Петька обо всех этих технических делах сейчас и не вспомнил. Потому что и волчий вой, долетевший из леса, и взорвавшуюся лампочку в ночнике он воспринял как проявление какой-то злой силы — ведь все произошло одномоментно! В комнате стало так темно, что Зайцев на расстоянии вытянутой руки ничего не видел. Где уж тут смотреть на пол! Да Петька не заметил бы змею, даже если она уже на стол вползла бы! На минуту он даже глаза зажмурил, но так еще страшнее оказалось. Потому что вой собаки со двора и волчий вой, словно эхо доносившийся из леса, и с закрытыми глазами его доставали.

Открыв глаза, Петька обнаружил, что в комнате уже не так темно. Бросив взгляд на окно, Зайцев увидел, как оттуда струится холодный, мертвенно-голубой свет. Наверно, он мог бы сразу догадаться, что ничего сверхъестественного в этом свете нет. Просто облака разошлись, и выглянула полная луна — самое обычное дело.

Только Зайцев был уже взведен, как пружина. Ему и свет луны показался таинственным и страшным. Почудилось, будто там, за окном, движутся какие-то полупрозрачные белесые тени, похожие на человеческие фигуры: то ли призраки, то ли русалки… Истошно завизжав, Петька спрыгнул со стола на пол, перескочил к себе на кровать и, уже не боясь, что туда змея заползет, с головой забрался под одеяло. Лежал и дрожал как осиновый лист. Зато собачий вой со двора слышался слабее, а волчий из лесу вообще не добирался до ушей.

Но уже минут через пять, а то и меньше, Петьке под одеялом воздуха не стало хватать. Поэтому пришлось чуточку отогнуть край одеяла и устроить что-то типа «форточки». Он уже делал так в начале лета, когда его тут по ночам комары донимали. Конечно, Петька, хоть ему и страшно было, все же рискнул поглядеть, что вокруг творится.

Лучше бы он этого не делал!

Глава XII

СТРАХИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

В окне, освещенном серебристо-голубым светом, темнел кабель телевизионной антенны. Дело в том, что на ночь дядя Федя всегда выдергивал его из телевизора, вытягивал за окно и подключал к зарытой в землю проволоке-заземлению. Делал он это на случай грозы, опровергая известную пословицу: «Гром не грянет, мужик не перекрестится». Дяде Феде однажды довелось пережить случай, когда молния ударила в антенну и сожгла телик. Могла бы и вся изба сгореть, но пожар успели быстро потушить. Про случай с молнией Петька знал по рассказам, а вот то, что происходило с антенной сейчас, увидел своими глазами.

Кабель почему-то дергался из стороны в сторону, будто его вертел кто-то, сидевший внизу под стеной или, наоборот, на крыше. Ведь ветра на дворе не было — на кусте сирени рядом с кабелем ни один листок не шелохнулся. Новая волна страха накатила на Петьку. Подойти к окну он не решился, потому что ужас перед змеей, которая могла в комнату заползти, никуда не исчез.

Сначала Зайцев вспомнил про жуликов, которые срезают провода и продают их как цветной металлолом — про это тоже дядя Федя рассказывал. Но эта мысль продержалась лишь несколько мгновений. Наверное, если бы жулики зашли во двор, то Стрелка сейчас не выла бы, а подняла дикий лай. К тому же дядя Федя на ночь удлинял ей цепь, так что собака могла и калитку «контролировать», то есть ухватить воров за штаны. Но Стрелка продолжала жалобно выть. То ли она не чуяла никаких «пришельцев», то ли понимала, что они ей не по зубам… Например, потому что эти самые «пришельцы» — бестелесные привидения или духи какие-нибудь.

Кабель еще немного подергался, то попадая в поток лунного света, то скрываясь в тени. А затем, когда кабель в очередной раз выскочил на свет, Петька увидел, что на нем появилось какое-то непонятное утолщение, будто его толстой веревкой обмотали поверх изоляции. Точнее, металлическим тросом, потому что эта штука тускло поблескивала при свете луны. Но еще через секунду, когда это «утолщение» передвинулось вверх, он понял: это никакой не трос, а змея, которая, обвившись вокруг кабеля, ползет куда-то вверх.

Петька как завороженный смотрел на змею. Ему даже немного полегче стало. Все-таки лучше, когда ты уже увидел змеюку, чем ожидать, когда она внезапно из темноты выползет и тяпнет за ногу. Правда, слезать на пол Зайцев даже сейчас не решился. Кто его знает, а если их несколько, змей этих? Одна, допустим, уже заползла в комнату, а другая тоже в тепло захотела! Вот и лезет по кабелю, надеясь пролезть на чердак, а оттуда — в комнаты спуститься. Да, но тогда ведь она может откуда-нибудь сверху свалиться! Нет уж, надо прогнать ее оттуда, с антенны. Может, если по стеклу постучать, она испугается?

21
{"b":"162872","o":1}