ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но в чем виновен этот… Охотник за трусами? – Джульетта слегка смутилась.

– Он преследует женщин, врывается в их дома и, угрожая револьвером, заставляет раздеваться догола.

– Какой кошмар! – От отвращения у нее по коже побежали мурашки. – И что же, ни одна из пострадавших не может его опознать?

– Он маньяк, а не идиот, крошка, и у него целый склад карнавальных масок. Под ними эта тварь прячет лицо, когда идет на дело.

– О Боже! – Джульетта с неподдельным ужасом уставилась на сержанта. – У Эдуарда Хэйнеса большая коллекция карнавальных масок…

– Ну и что? Здесь у любого можно найти в шкафу парочку таких. Охотник за трусами пользуется самыми дешевыми, а они в Новом Орлеане продаются па каждом углу по дюжине за полтинник.

– Понятно. – Джульетта, кивнув, нахмурилась. – Но какое отношение имеет скупщик краденого оружия к человеку, который силой заставляет женщин раздеваться?

– Напрягите-ка мозги, малышка. Последней жертвой Охотника чуть не стала моя сестра Джози, и…

– Ох, Бью! – прервала его Джульетта. – Простите, я правда не знала. Представляю, как испугалась бедная девочка..

На секунду Бью смешался. Черт! Не хватало еще, чтобы клиентка начала интересоваться делами его семьи. В конце концов он пожал плечами и небрежно произнес:

– В общем, я думаю, что удар был предназначен скорее мне, чем ей. Револьвер, которым Охотник угрожает женщинам, старинный: Джози дала его подробное описание, точно такое же, с каким я встречался раньше. Что-то подсказывает мне, что все они восходят к тому времени, когда я, будучи еще новичком в полиции, арестовывал Лиде.

Во взгляде Джульетты появилось нечто, подозрительно смахивавшее на восхищение.

– У вас страшно интересная работа.

– Вот именно, только когда я занимаюсь настоящим делом, а не обслуживаю тех, кому нужна нянька, – ехидно заметил Бью.

Похоже, Джульетта пропустила его слова мимо ушей. Отвернувшись к окну, она несколько минут молчала, а затем заговорила снова:

– Я стараюсь представить вас с сестрой и не могу…

Бью неестественно громко расхохотался.

– Неужели? А если я скажу вам, что у меня не одна сестра, а целых три? Такое вы можете себе представить?

Теперь он кожей чувствовал ее пристальный взгляд.

– Как это прекрасно, – тихо, словно размышляя вслух, произнесла Джульетта. – А вот я единственный ребенок в семье.

Бью поежился. Какой у нее тоскливый голос… Он резко выпрямился на сиденье. Нет, нет и нет! Ей его не разжалобить. У него достаточно здравого смысла, чтобы не попасться на эту удочку. И потом, с чего это она вдруг разговорилась?

– Бедная несчастная одинокая дочка родителей-миллионеров! Не удивлюсь, если ваш папаша, чтобы искупить свою вину, ежедневно заваливал вас самыми дорогими игрушками…

Джульетта в недоумении посмотрела на него, вид у нее был такой, словно она неожиданно получила удар ниже пояса. Однако Бью не почувствовал при этом никаких угрызений совести.

Наконец девушка взяла себя в руки.

– Я достаточно редко виделась со своим отцом, – со спокойным достоинством произнесла она и отвернулась к окну.

Черт! Нечего было лезть куда не следовало. Какое ему дело до того, как проходило ее детство!

Глядя на проносившиеся мимо дома, Джульетта изо всех сил старалась запрятать обиду в самый дальний уголок души, вроде того, где она еще в детстве хранила мечты о папе, способном уделить хоть немного свободного времени собственной дочери.

В конце концов, должна же и у нее быть хоть какая-то радость в жизни! И какое право имеет детектив Дюпре говорить с ней в таком тоне?

Впрочем, поделом ей. Она с самого начала знала, что хлебнет неприятностей с этим Дюпре, и все же безропотно позволила ему прервать встречу с миссис Хэчнес. И потом – с чего это ее понесло расспрашивать детектива о его делах?

В салоне машины приятно пахло кожей, в открытое окно по-прежнему дул теплый ветерок.

Джульетта рассеянно глядела на приземистые старинные особняки, проплывающие мимо, размышляя о том, что всю жизнь ее учили быть сдержанной, и в результате отец – строгостью, отчужденностью и бабушка – постоянной опекой и наставлениями перегнули палку, добившись обратного: они пробудили в ее душе дух бунтарства. Она столько времени держала срои эмоции в узде, что теперь, оказавшись вдали от родных, ей совсем не хотелось служить примером для общества.

Через несколько минут они с Бью прибыли во Французский квартал И снова их оглушила сладострастная музыка, пропитанная откровенной сексуальностью. На тротуарах толпился разношерстный люд, конные прогулочные экипажи лавировали между легковыми автомобилями.

Наконец Бью нашел свободное местечко для парковки, открыл дверцу для Джульетты и, привычно взяв ее за руку, потянул за собой.

Как и в прошлый раз, почти бегом следуя за сержантом, Джульетта не забывала озираться по сторонам и заглядывать в открытые двери секс-баров и клубов, где в зеркалах отражалась та «запретная» жизнь, о которой раньше она и представления не имела. Она так увлеклась, что, когда Бью внезапно остановился, чуть не налетела на него.

– Я проголодался. Вы сегодня обедали?

– Съела с Селестой Хэйнсс бутерброд с кресс-салатом.

Он презрительно фыркнул.

– Я говорю о еде, Бутончик, о настоящей еде.

При воспоминании о крохотном бутербродике Селесты Джульетта невольно улыбнулась. А ведь и правда, времени нормально поесть у нее сегодня не было.

– Вообще-то я бы перекусила где-нибудь, но только если там установлен кондиционер.

– «Ритц» я не обещаю, но тут неподалеку имеется одно неплохое местечко, скромненькое, зато с фонтаном. Обслуживать вас будут молодые люди. Не пугайтесь – они все одеты.

– Странно! – не удержалась Джульетта. – А я думала, вы предпочитаете заведения, где встречаются экзотические дамы, в основном раздетые…

Она тут же ужаснулась своим словам. Столько лет училась выдержке, и на тебе!

Но не успела Джульетта собраться с мыслями, как Бью прижал ее к витрине с карнавальными масками. Губы его оказались в опасной близости от ее полуоткрытого рта

– Вы единственная экзотическая дама, которую я знаю, Джульетта, – проговорил он низким хриплым голосом и прищурил глаза – Желаете раздеться передо мной?

У Джульетты мгновенно закружилась голова Он нарушил дистанцию, которую она всегда старалась выдерживать. С трудом протиснув руки в крохотное пространство между их телами, девушка уперлась в твердую сталь его груди и попыталась отпихнуть от себя. Бью не шелохнулся.

И все же голос ее прозвучал совершенно спокойно, когда она произнесла

– Нет, Бьюрегард, я этого не желаю. А вам советую попридержать свои гормоны. Для вас это привычный стиль поведения, но для меня он совершенно неприемлем.

Бью, поддразнивая ее, насмешливо покачал головой

– Должен признаться, мисс, я не такой болван, что бы не догадаться, что вы хотите меня оскорбить. Сожалею, но цели своей вы все-таки не достигли. Судите сами женщина: делает определенный намек, и ничего удивительного, если мужчина пытается узнать, не является ли это приглашением к действию. Будь вы мужского пола, вам бы ничего не стоило понять, о чем я толкую.

– А если бы у вас были яичники, вы, возможно, не вели бы себя как идиот!

«Боже, Джульетта, что ты несешь! Замолчи, немедленно замолчи!»

– Ха! Имей я хоть что-нибудь из этих ваших прибамбасов, дорогуша, не спрашивал бы, хотите ли вы оголяться передо мной. С сексуальной ориентацией у меня пока что все в порядке. – Губы детектива скривились в усмешке. – Так вы по-прежнему намерены зайти со мной туда, куда я вас поведу и перекусить?

В этот момент Джульетте удалось наконец вырваться, поднырнув под его руку. Вновь обретенная свобода дала ей возможность перевести дыхание и поправить платье.

– Пожалуй, – угрюмо буркнула она.

– Тогда вперед.

Бью сомкнул пальцы вокруг ее запястья и, не меняя своей привычки, потащил вверх по переулку.

Наконец они добрались до крохотного залитого солнечным светом кафе. Войдя внутрь, Джульетта сразу отметила, что кондиционера, равно как и обещанного фонтана, в помещении не наблюдалось.

12
{"b":"1630","o":1}