ЛитМир - Электронная Библиотека

К счастью, Роксанна тут же профессионально выверенным движением пододвинула к себе большой блокнот, и они занялись текущими делами.

И все же в сознание Джульетты нет-нет да и закрадывалось сомнение. Чертовщина какая-то! Почему она должна постоянно доказывать всем и каждому, что ее следует принимать такой, какая есть. Подделываться под кого-либо она ни за что не станет, а если кому-то это не по душе – пусть пеняет на себя!

Джульетта тряхнула головой, а затем энергично потерла виски пальцами. Все, хватит, иначе так недолго и спятить.

В конце концов она настолько увлеклась работой, что не сразу поняла, кому принадлежит раздавшийся у входа в кабинет низкий голос:

– Привет, мисс Дэйвис, привет, мисс Лоуэлл, надеюсь, вы уже готовы?

Глава 10

– Я никуда с вами не поеду! – Джульетта обернулась так резко, словно ее огрели по спине хлыстом. – И вообще, детектив, я не понимаю, что, собственно, вы тут делаете?

– Ничего себе вопросик! – Бью вытянул руки по швам и по-военному отчеканил:

– Разрешите доложить о готовности приступить к исполнению своих обязанностей. – Снова приняв положение «вольно», Дюпре широко улыбнулся и, перешагнув порог, закрыл за собой дверь. Подойдя к столу, он руками оперся об него, так что Джульетте пришлось задрать голову, чтобы посмотреть ему в глаза.

«Опять эта его улыбка! Надо полагать, она свела с ума не одну хорошенькую головку!» – нахмурившись, подумала Джульетта.

– Вам не следовало сюда приезжать, – бесцветным голосом проговорила она. – Я освободила вас от вашего задания.

– Вот как? А я снова вернул его себе. – Кажется, Бью вовсе и не собирался обращать внимания на ее слова, а его улыбка теперь больше напоминала оскал волка из сказки о Красной Шапочке. – Неужели вы действительно думали, что от меня так легко отделаться, очаровательный Бутончик?

– Отделаться? – Джульетта даже поперхнулась. Бью повернулся к Роксанне и с преувеличенной любезностью произнес:

– Вы свободны, дорогуша. Передохните, пока мы тут перекинемся парой слов.

Прежде чем Джульетта успела что-либо сказать, ее помощница уже выпорхнула за дверь. Она почувствовала, как в ее душе поднимается удушливая волна негодования. Сделав несколько глубоких вздохов, девушка медленно перевела взгляд с захлопнувшейся двери на возвышавшегося над ней сержанта Дюпре и, выдержав многозначительную паузу, отчеканила:

– Единственная причина вашего отстранения – ваше собственное желание. Вы стремились к этому с тех самых пор, как ваш начальник…

– Исполняющий обязанности начальника, – бесстрастно поправил Бью.

– …поручил вам охранять меня. Так откуда же такая внезапная смена настроения?

На лице сержанта не дрогнул ни один мускул.

– Тормозные шланги – в них все дело. Их повредили намеренно.

– Что? – Джульетта всем телом подалась вперед, будто инстинктивно ища защиты у этого сильного, уверенного человека. – Вы это придумали!

– Если бы, ягодка. Кто-то перерезал их, а это означает одно: я ошибся, когда не придал значения письму с угрозами в ваш адрес. Но раз уж теперь я это понял, я должен исправить собственное упущение. С сегодняшнего дня за вами будет установлено круглосуточное наблюдение.

– Нет, – еле слышно попыталась возразить Джульетта.

– Да. – Бью словно подвел окончательную черту. – Возможно, мне бы следовало вообще переселиться сюда…

– Но…

– Никаких «но»! Вот только как быть с моей младшей сестренкой… – Нахмурившись, он поскреб заросший щетиной подбородок. – После того случая с Охотником за трусами мне не хотелось бы оставлять ее одну на ночь.

– Вот и не оставляйте, – обрадовалась Джульетта. – Я согласна, чтобы все оставалось, как прежде. Обещаю без вас и шагу не ступать за порог отеля.

– Что ж, пожалуй! Кроме того, дорогая, ночью здесь будет дежурить человек – это для вашей же безопасности.

– Хорошо, пусть так.

На его губах снова заиграла ослепительная улыбка.

– Ну что за сговорчивая особа! Знаете, а такой вы мне нравитесь еще больше.

От подобной наглости Джульетта едва не задохнулась. Впрочем, давно следовало привыкнуть к его выходкам. Встав со стула, она произнесла тоном, который, по ее мнению, одобрила бы даже бабушка, великая блюстительница фамильной чести и достоинства:

– Очень хорошо, что мы так подробно обсудили столь важные вопросы, но все это касается только меня. Вы по-прежнему остаетесь отстраненным от моего дела, и я намерена попросить капитана прислать другого детектива.

Джульетта с мстительной радостью наблюдала за тем, как меняется лицо Дюпре. Ее удар попал в цель: как ни пытался Бью скрыть замешательство, даже несмотря на всю его хваленую выдержку, ему это так и не удалось.

Бью обошел вокруг стола и остановился прямо напротив нее.

– Боюсь, пока вы еще просто не представляете, насколько велика опасность. В сложившихся обстоятельствах вам потребуется самый лучший детектив, и он уже здесь. Лучше меня вам во всей округе не найти.

– О Господи! Поистине самомнение некоторых детективов не знает границ.

Бью сделал шаг вперед, и Джульетта невольно взглянула ему в глаза. Лучше бы она этого не делала!

– Вы правы, – с какой-то злобной торжественностью процедил он. – Нам с вами пора кое-что прояснить, милая барышня. Слушайте внимательно и вникайте. В свое время у меня возникли серьезные разногласия с капитаном Пфеффером – так, по мелочам, – и он поручил мне охрану вашей драгоценной персоны лишь для того, чтобы отвлечь от более важных, как мне тогда казалось, дел. Но теперь, когда я лично убедился, что вам угрожает опасность, ни один черт меня не остановит. Надеюсь, все ясно? Я тут, и вам придется смириться с этим.

– Не собираюсь я ни с чем мириться! – е ожесточением воскликнула Джульетта. – Убирайтесь вон, сержант, не то пожалеете!

У нее пересохло во рту, и она быстро облизнула губы.

При виде ее аппетитного розового язычка Бью мгновенно перестал хмуриться, злость в его глазах исчезла, а уголки губ поползли вверх.

– Хоть я и тупоголовый коп, но у меня тоже бывают моменты просветления. Весь сыр-бор из-за того, что случилось тогда в машине, верно?

– Наглец! – взвизгнула Джульетта так громко, что все окрестные собаки наверняка насторожили уши. – Вы просто ненормальный, Дюпре, слышите – не-нор-маль-ный! Возьмите себя в руки и постарайтесь хоть на секунду сосредоточиться. Вы же сами попросили меня позвонить Пфефферу и отказаться от ваших услуг!

– Не надо так волноваться, Бутончик.

В голосе Бью прозвучали такие проникновенные нотки, что у Джульетты мурашки побежали по коже, словно она вновь ощутила вкус тех поцелуев после ночной погони.

Бью протянул руку и провел пальцем по ее щеке.

– Вам нечего смущаться и корить себя за то, что мы тогда обнимались, как двое подростков, сбежавших из-под бдительного родительского ока. – Палец медленно спустился к шее Джульетты. – Это простая физиология, дорогая, я могу с ней справиться так же, как и вы. А может, проблема в том, что вы-то как раз и не можете, а? Боитесь утратить контроль над собой? Вас ведь это волнует, солнышко? А раз так, то…

Щеки Джульетты вспыхнули. Резким движением она смахнула палец Бью, блуждавший по ее шее.

– Не будьте смешным и не льстите себе. Не так уж вы неотразимы!

Ей хотелось расхохотаться ему в лицо, хотелось найти убийственные слова, способные навсегда уничтожить фантастическую самоуверенность этого копа, но отчего-то в самый нужный момент она начисто утратила способность соображать.

Лицо Бью было так близко, что Джульетта могла видеть, как солнечные блики играют в глубине темных глаз. Его дыхание обжигало ей губы.

– Стало быть, крошка, теперь у нас нет больше проблем, не правда ли? – вкрадчиво спросил он.

Ничего себе вопрос! Проблемы были, и еще какие, но Джульетта не собиралась делиться ими с Бью. Положив ладонь на грудь детектива, чтобы установить между ними дистанцию, она снова нервно облизнула губы, на которые он сейчас так жадно смотрел.

22
{"b":"1630","o":1}