ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тот, кто не знает, чем занять руки, находится во власти дьявола.

Она тут же сама ужаснулась собственной бестактности, чуть не застонала. Господи, что она городит?! А все этот несносный тип – ему постоянно удается заставлять ее нести всякую несусветную чушь, так что теперь по сравнению с ней бабушка, вечно изрекающая нравоучительные сентенции, должна выглядеть самой свободолюбивой личностью на свете!

Неожиданно взгляд ее оживился, и вся она подобралась, словно теряющий силы пловец, увидевший спасательный круг.

– О, вот и Эдуард! Извините, сержант, мне нужно с ним поговорить. Впрочем, я не сомневаюсь, что вы тоже пойдете со мной.

Джульетта не ошиблась – Бью, конечно же, направился за ней.

Когда они подошли к трудолюбивому супругу Селесты, тот срезал с куста самшита молодые побеги.

– Добрый день, – приветствовала его Джульетта, остановившись у него за спиной.

Эдуард чуть не подпрыгнул от неожиданности, однако, обернувшись и увидев девушку, он тут же расплылся в добродушной улыбке.

– Приветствую вас, дорогая, и вас тоже, сержант. Боюсь, вы застали меня на месте преступления, но все же, смею надеяться, вы не собираетесь меня арестовывать?

Бью пренебрежительно дернул плечом.

– За то, что вы срезали пару веток с какого-то куста?

– О, это не простой куст! – Эдуард аккуратно вытер платком лезвие ножа, засунул его в чехол и убрал в карман. Потом он достал чистый платок и осторожно завернул в него две срезанные веточки. – Это Hibiscus Rosa Sinensis!

– Простите, как вы сказали?

– Роза Китая, сержант. В 1990 году в Вашингтоне состоялась выставка экзотических растений, на которой несколько таких кустов были подарены послом Китая в Соединенных Штатах Обществу друзей природы, а остальные после закрытия выставки раздали в самые знатные семейства для разведения. – Эдуард торжественным жестом указал на куст, усыпанный нежными бледно-розовыми цветами. – Можете себе представить мой восторг, когда я случайно набрел на это чудо?

– Восторг, говорите? – Бью засунул руки в карманы и принялся покачиваться на каблуках. – Должен признаться, лично меня приводит в восторг роза другой разновидности.

– Конечно, конечно. – Эдуард с серьезным видом посмотрел на Дюпре. – Хотя странно, что вам нравятся цветы. Вы, полицейские, люди действия, а цветы неподвижны на своих клумбах. – Не дождавшись реакции сержанта, он повернулся к Джульетте:

– Ну а каково ваше увлечение, дорогая?

Бью тоже перевел взгляд на свою подопечную, и на его лице появилось выражение преувеличенной заинтересованности.

– Мое? – Джульетта растерялась. – Ну, больше всего меня интересует моя работа, и… Простите, по-моему, это Селеста машет мне рукой: я должна пойти и узнать, в чем дело.

– Как вы себя чувствуете, дорогая? Не устали? – заботливо поинтересовалась Селеста, как только Джульетта подошла к ней.

– Ну что вы! Должна признать, благодаря вашим стараниям прием удался на славу. Отец будет счастлив, когда узнает, сколько деловых контактов мне удалось сегодня завязать.

– Ах, я так рада – ведь здесь собрались сливки нашего общества. Они очень могущественны и, разумеется, поддержат все ваши начинания в «Гарден Краун».

Уж если так случилось, что в ее доме станут жить чужие люди, пусть это будут сильные мира сего, их друзья и знакомые, члены Бостонского клуба – настолько элитного, что даже Эдуарду дорога туда была заказана. Подумав о муже, Селеста взглянула в его сторону, и сердце ее неприятно заныло.

– Я вижу, ваш детектив очень увлечен беседой с Эдуардом. Ума не приложу, что может быть общего между ними.

Губы Джульетты тронула слабая улыбка.

– Когда я их оставила, они обсуждали очень интересную тему: не заведет ли Эдуарда его хобби в тюрьму.

Кровь бросилась в лицо Селесты, и она едва сумела выдавить из себя короткий смешок.

– Ах вот оно что! Уж не стянул ли этот проказник какой-нибудь цветок из розового сада? – Чувствуя, что вот-вот утратит самообладание, Селеста, извинившись перед Джульеттой, направилась к самшитовым зарослям, нервно поглаживая тяжелую сумочку, в которой лежал револьвер модели 1849 года. Довольно неуклюжая штуковина, но Селеста уже несколько дней повсюду носила его с собой, интуитивно чувствуя, что вот-вот наступит момент, когда он может ей понадобиться.

Похоже, она была права. Теперь ей нужно только вспомнить, как правильно вставлять в барабан патроны.

С сержантом Дюпре пора разделаться раз и навсегда, да и забыть о нем.

* * *

Взглянув вверх, Бью присвистнул: с юга в их сторону двигалась огромная туча, которая, судя по всему, вскоре должна была закрыть все небо. Перехватив взгляд Джульетты, он указал глазами на приближающуюся опасность. Девушка тоже посмотрела на тучу, потом, смешно наморщив носик, послушно направилась в сторону детектива.

Бью повел плечами, чтобы снять напряжение, и усмехнулся. В конце концов общение с этой неприступной леди доставляло ему определенное удовольствие…

– Должен вас огорчить, – произнес он, как только Джульетта оказалась рядом, – похоже, гулянка подошла к концу. Мне очень не нравится вон та туча. – Бью ткнул пальцем вверх.

В это время к первой туче присоединилась еще одна, и теперь ветер стремительно гнал их в сторону Ривер-роуд. Толпа начала двигаться туда, где за главным домом располагалась парковка для машин, и теперь несколько наиболее флегматичных гостей продолжали жевать бутерброды, запивая их охлажденным чаем.

– Как я понимаю, этим господам не приходится вкалывать до седьмого пота, чтобы заработать себе на жизнь. – Дюпре поморщился.

– Ну с вами им, конечно, не сравниться, – насмешливо отозвалась Джульетта. – Хотя, если вам так уж интересно их времяпрепровождение, то могу вас порадовать: большинство женщин, с которыми я познакомилась сегодня, не сидят сложа руки, а активно занимаются благотворительностью.

– Это верно. Единственное, в чем сейчас крайне нуждается наш мир, – еще парочка благотворительных балов.

– О, да вы, оказывается, не верите в благотворительность, Бьюрегард Дюпре! – притворно нахмурилась Джульетта.

Подойдя к нему вплотную, она принялась колдовать над узлом галстука, который Бью привел в совершенно неприемлемое состояние, постоянно теребя его.

– Балы, к которым вы относитесь с таким пренебрежением, в действительности приносят обществу огромную пользу. Они дают большие деньги тем, кто не в состоянии заработать их сам, – я имею в виду сиротские приюты, дома престарелых, больницы для бедных и так далее.

Неожиданно Бью отстранился и с таким остервенением рванул галстук вниз, что чуть не оторвал пуговицу рубашки.

– Благодарю за лекцию, мэм! – рявкнул он.

– Кстати, о грядущих мероприятиях, – как ни в чем не бывало продолжила Джульетта. – На подходе званый коктейль в честь открытия отеля. Может, заказать для вас смокинг?

Бью заскрежетал зубами. Она что, решила его, полицейского детектива, тоже сделать предметом своей благотворительной деятельности? Не выйдет!

– Разрешите напомнить, мисс Лоуэлл, что вы находитесь не где-нибудь, а в Новом Орлеане. Здесь смокинг есть у всех. Свой, к примеру, я унаследовал от отца. – Увидев, что она снова подбирается к его галстуку, Бью решительно прикрыл его рукой. – Интересно, с чего это у вас сегодня такое игривое настроение, а?

– А вот и ошибаетесь. Просто вы привыкли видеть меня другой.

– Возможно. И все-таки хочу предупредить: если вы еще раз дотронетесь до моего галстука, я буду вынужден применить физическую силу…

Внезапно неподалеку раздался оглушительный грохот, и со старого дуба, возле которого они стояли, посыпались большие куски коры.

Оглянувшись, Бью вытянул руку, словно пытаясь защитить девушку, и крикнул:

– Ложитесь, быстрее!

Не двигаясь, не понимая, что произошло, Джульетта во все глаза смотрела на него; тогда он схватил ее в охапку, швырнул на землю, а сам бросился сверху; и в эту же секунду грохот повторился. Только тут Джульетта поняла, что это были выстрелы.

25
{"b":"1630","o":1}