ЛитМир - Электронная Библиотека

Сглотнув слюну, он повернулся и направился к лестнице, а затем, перепрыгивая через ступеньки, поднялся на второй этаж и, немного помедлив у номера Джульетты, решительно постучал.

В ответ не раздалось ни звука. Бью постучал снова. Опять молчание. И все же что-то подсказало ему, что Джульетта совсем рядом.

– Что вам надо, Бьюрегард? – раздался наконец ее голос из-за двери.

– Открывай! – потребовал Бью, нетерпеливо барабаня пальцами по дубовой двери.

– Не думаю, что это будет правильным решением.

– Слушай, Бутончик, не заставляй меня применять силу.

Так. Сейчас она позвонит недоноску Пфефферу и заявит, что детектив Дюпре сошел с ума. Тогда ему придется как можно быстрее уносить ноги.

Бью уже начал оглядываться, чтобы наметить пути для отступления, как вдруг ключ в замке повернулся, и через секунду дверь открылась.

Джульетта с бесстрастным видом стояла на пороге: она даже не пригласила его войти. На ней была та же золотисто-коричневая штуковина, что и раньше, и хотя девушка плотно запахнула ее, придерживая рукой у горла, тонкая материя почти не скрывала пленительных изгибов ее тела. Ноги Джульетты были босы. Интересно, подумал Бью, под этим халатом у нее, должно быть, тоже ничего нет?

Неожиданно он поймал себя на страстном желании схватить ее за пышные локоны, оттянуть назад голову и добраться до прелестной тонкой шейки, чтобы потом…

Бью громко закашлялся.

– Накинь на себя что-нибудь, Бутончик, мы идем перекусить.

Сержант мог поклясться, что глаза его подопечной радостно вспыхнули. Она еще выше вздернула свой очаровательный носик.

– В нашем отеле прекрасная кухня.

– Да, вот только я до сих пор не знаю, как ее отыскать. Если там найдется что-нибудь вкусное, вроде кукурузных хлопьев…

– Понятия не имею, есть ли они там…

– Значит, мы отправляемся в город, потому что я намерен позавтракать…

– В одиннадцать вечера?

– …а завтрак немыслим без кукурузных хлопьев и картофельных чипсов. Давай-ка, одевайся поскорее. Даю на сборы десять минут, а не то поведу прямо в этой… хламиде. Я голоден, а это опасно.

– Вы вечно голодны, сержант, – прямо не человек, а какая-то ненасытная утроба!

Бью усмехнулся:

– Если верить моим милым сестрицам, так оно и есть. – Он посмотрел на часы. – У тебя осталось еще девять минут и тридцать секунд…

Не произнося больше ни слова, Джульетта повернулась и быстро прошла в спальню. Только теперь Бью смог войти внутрь. Он принялся расхаживать по гостиной, рассматривая раскиданные тут и там предметы женского туалета: судя по всему, особым пристрастием к порядку хозяйка отеля не страдала, что весьма не вязалось с ее всегда опрятной внешностью и подтянутым видом. Правда, сегодня ему уже несколько раз удалось увидеть ее с распущенными волосами. Что ж, и то повезло…

Бью нетерпеливо взглянул на часы, чертыхнулся и, подойдя к спальне, громко постучал. Не получив ответа, он открыл дверь…

Джульетта сидела на маленьком пуфике, и на ней был все тот же золотистый балахон. Бью открыл было рот, собираясь как можно решительнее заявить свое неудовольствие, и вдруг замер.

Неужели эта гордячка плачет?

Он осторожно подошел ближе. Слез на лице Джульетты ему заметить не удалось, однако девушка дрожала так, будто в спальне была минусовая температура. Аккуратно сдвинув колени, она обхватила себя обеими руками и раскачивалась из стороны в сторону, словно маятник.

– Эй! – Бью опустился перед ней на колени. – В чем дело? Что-то случилось?

– Он еще спрашивает! – дрожащим голосом воскликнула Джульетта. – В меня сегодня стреляли, Бьюрегард. Понимаете: в меня стре-ля-ли!

– Тихо, тихо, милая, успокойся. – Бью взял ее за руку и отвел обратно в гостиную. Устроившись в широком кресле, он посадил Джульетту к себя на колени. – Неужели ты все время думала только об этом?

– Я очень старалась забыть… но не смогла. – Джульетта опустила голову на его плечо. – Почему кто-то хочет меня убить? Я никому не причинила зла.

– Мне кажется, лично против тебя никто ничего не имеет. Возможно, это обыкновенный психопат, который избрал объектом своего внимания «Гарден Кра-ун», поскольку действительно считает, что нельзя использовать памятник старины в качестве современного отеля. В его понимании ты являешься чем-то вроде монстра-разрушителя.

– О Господи, просто ужас какой-то…

Бью ласково погладил ее по колену.

– Так или иначе, я твердо намерен отыскать этого психа. Ты мне веришь?

– Да, – произнесла Джульетта чуть слышно.

– Вот и отлично. Я хочу, чтобы ты ни о чем не волновалась.

– Не знаю, получится ли… – Джульетта обняла его за шею и притянула к себе. – Но если я найду, чем себя отвлечь…

Только не это! Она его подопечная, и…

Джульетта слегка пошевелилась, подняла голову и подставила губы для поцелуя.

– Пожалуйста, прошу тебя, – прошептала она. «Тебя!»

Теперь Бью уже не сомневался, что все его благие намерения полетели в тартарары.

Глава 14

Джульетта чувствовала, что с этой минуты на свет вырвалось нечто, подобное вспышке молнии, и молния эта способна сжечь ее дотла. Только что голова ее спокойно лежала на плече Бью, а его руки блуждали по ее волосам; но когда он поцеловал ее, она внезапно ощутила сильнейшую потребность в чем-то более захватывающем.

Когда его язык властно проник в глубины ее рта, из груди девушки вырвался стон, и Джульетту окатило горячей волной желания. Пальцы ее впились в волосы Бью, она самозабвенно отвечала на его поцелуи, которые становились все настойчивее. Теперь ей уже было наплевать на нравственные принципы семейства Лоуэллов: они остались в каком-то другом, нереальном мире. Там же, где она находилась, не было времени, и поэтому бесполезно было спрашивать, как долго это тянется – минуты, часы, годы?

Наконец Бью поднял голову и посмотрел ей в глаза.

– Дьявольщина! Я люблю тебя всю, но особенно твои губы, – пробормотал он и снова поцеловал ее. – Я видел их в своих снах: ты выделывала ими такое, о чем сейчас наверняка даже слушать бы не стала.

Джульетта была не в силах говорить, мысли ее сбивались. Когда Бью снова опустил голову и приник к ее губам, она поняла, что окончательно пропала.

Тело ее обмякло, голова кружилась, в ушах стоял мелодичный звон.

Почувствовав, что Бью, чуть покусывая, всасывает в рот мочку ее уха, она чуть не задохнулась. Боже, какое блаженство!

До нее не сразу дошло, что в комнате звонит телефон. Подавив истерический смех, она шевельнулась в объятиях Бью, пытаясь высвободиться. Вот и мечтай теперь о романтическом уединении и неприкосновенности жилища!

Зубы Бью сильнее прикусили мочку ее уха.

– Черт с ним, пусть надрывается, не подходи, Бутончик.

– Прошу тебя, Бью! Я через минуту вернусь.

Ей совсем не хотелось разговаривать по телефону, не хотелось, чтобы Бью отпускал ее. Сейчас он прикажет ей никуда не ходить, они снова будут целоваться, и…

Но к удивлению Джульетты, Бью легко приподнял ее и спустил с колен.

– Постарайся побыстрее, – всего лишь коротко попросил он.

Ноги плохо слушались ее, но все же она заставила себя пересечь комнату и добраться до телефона. Как раз в это время он зазвонил снова, и Джульетта схватила трубку.

– Слушаю!

– Привет, дорогая, это Селеста. Вы уже пришли в себя после сегодняшнего происшествия?

– О, все в порядке, рука почти не болит, к тому же я приняла ванну…

Джульетта услышала за спиной какой-то шорох и обернулась. Позади, расстегивая рубашку, стоял Бью. Глаза его горели.

Трубка как-то сама собой выскользнула из задрожавших пальцев Джульетты. Она наклонилась за ней, не отрывая взгляда от обнаженного тела Бью. Плечи, грудь, руки его были покрыты рельефными мускулами, а то, что Джульетта принимала за летний загар, оказалось естественным смуглым цветом кожи. Темные волосы, вьющиеся на груди, суживающейся полоской уходили к пупку и исчезали под ремнем.

30
{"b":"1630","o":1}