ЛитМир - Электронная Библиотека

Джульетту разбудили глухие ритмичные удары. Зевнув, она открыла глаза, но сперва совершенно ничего не увидела из-за разметавшихся по лицу волос. Сдунув мешающий смотреть локон, она на секунду зажмурилась, ослепленная ярким лунным светом, который, пробиваясь сквозь жалюзи, рисовал на кровати черно-белые полосы. Но почему ей так жарко? И тут внезапно она все вспомнила.

Он лежал на спине, а она обхватила его так, что их руки и ноги переплелись. Джульетта затаила дыхание, стараясь разобраться в потоке чувств, нахлынувших на нее. Ей было хорошо и… немного стыдно. Хотя чего ей стыдиться? Того, что она оказалась настоящей женщиной, о чем до появления в ее жизни Дюпре даже не подозревала?

Впрочем, если быть до конца честной, всеми восторгами этой ночи она была обязана своему пылкому любовнику, а сама просто наслаждалась и получала удовольствие. Однако, временами приходя в себя, по лицу Бью она видела, что ему тоже хорошо и его отнюдь не раздражает ее неопытность.

С величайшей осторожностью потянув простыню на себя, Джульетта тут же замерла, но, слава Богу, Бью не проснулся. Как же прекрасно он сложен, какие мощные у него мышцы, крепкие бедра, длинные ровные ноги! С замиранием сердца она положила ладонь на его плоский живот, миллиметр за миллиметром продвигаясь к тому месту, которое влекло ее больше всего. Ей надо было немедленно остановиться, но как раз вот этого-то она и не могла сделать.

Бью издал какой-то хриплый звук, и Джульетта немедленно подняла голову. Рука ее непроизвольно сжалась. Приоткрыв глаза, Бью туманным взором посмотрел на нее.

– О Джульетта! – простонал он. – Иди ко мне.

Только этого она и ждала – для нее ничего не могло быть слаще, чем вернуться в его объятия. И то, что произошло дальше, было еще прекраснее, чем накануне.

– Мне очень понравилось, – призналась Джульетта, когда вновь обрела возможность говорить, – очень!

Бью удовлетворенно рассмеялся и посмотрел ей в глаза:

– Поверь, милая, мне тоже. Не знаю, как выразить это словами, поэтому Лучше докажу еще раз.

– О, так скоро?

Но не успел он закрыть поцелуем ее рот, как раздался телефонный звонок.

Оторвавшись от нее, Бью прищурился:

– Подойдешь?

Джульетта резко замотала головой:

– Сейчас ночь, и… – Прикусив губу, она смущенно посмотрела на Бью. – Прости, но моя бабушка с годами приобрела привычку вставать по ночам. Вдруг у нее что-нибудь случилось?

– Понимаю. А у меня есть сестры…

– Не дай Бог, что-то срочное, – со вздохом проговорила Джульетта и приподнялась на подушках.

Бью тоже вздохнул. Туалетный столик, на котором стоял телефон, находился с его стороны. Он взял трубку и протянул ее Джульетте.

– Алло, я слушаю. – Голос ее прозвучал так спокойно, словно она находилась в своем офисе, и в окно светила не луна, а яркое солнце. Неожиданно она нахмурилась. – Да, он здесь, подождите минуту. – Передав трубку Бью, Джульетта обернула вокруг себя простыню и выбралась из кровати.

Бью вопросительно взглянул на нее и поднес трубку к уху.

– Дюпре на проводе. Будет лучше, если новости окажутся хорошими.

– Извини, дружище, – услышал он голос Люка, – я звонил тебе по мобильнику, но там, видно, сели батарейки.

Как же, сели! Мобильный телефон остался в его штанах, которые сейчас валялись в соседней комнате, но об этом Люку знать совсем не обязательно.

– Что-то случилось?

– Я подумал, тебя это заинтересует. Со мной только что связался Беттенкорт; он говорит, что на горизонте снова замаячил Охотник за трусами. Похоже, напарник, у нас появилась очередная жертва.

Глава 16

Роксанну разбудил громкий стук в дверь. С трудом разлепив глаза, она взяла со столика часы и посмотрела на циферблат. Четыре пятнадцать. Однако! Кому она понадобилась в столь ранний час?

Выбравшись из кровати, девушка направилась к двери, откуда уже доносился басовитый голос сержанта Дюпре:

– Пожалуйста, не спорь со мной, Бутончик: либо ты подчинишься, либо тебе придется довольствоваться обществом милейшей Селесты Хэйнес. Иного выбора у тебя нет, ясно?

Ухмыляясь и машинально поправляя волосы, Роксанна наблюдала за тем, как Бью бесцеремонно впихивает Джульетту в комнату.

– Приветствую, мисс Дэйвис. Могу я сразу попросить вас о небольшом одолжении?

– Без проблем.

– Тогда заприте дверь и никого не впускайте. Джульетта побудет тут до моего возвращения. Внизу дежурит офицер, а я постараюсь не задерживаться. – Бросив многозначительный взгляд на свою подопечную, Бью быстро вышел.

Заперев дверь, Роксанна повернулась к хозяйке.

– М-да… – протянула она. – Не мешает посоветовать душке-сержанту почаще бриться.

Джульетта осторожно потрогала щеки.

– Не думаю, что это что-нибудь даст. У него борода растет буквально на глазах. – Она улыбнулась. – Одна женщина в баре сказала мне, что он еще в шестом классе ходил с такой же щетиной.

– Знаешь, тебе нужно всегда иметь под рукой бутылочку со снятым молоком – оно отлично помогает!

– Снятое молоко? – удивилась Джульетта.

– Уж поверь, первейшее средство! – заверила ее Роксанна. – К сожалению, сейчас его у меня нет, но в ванной найдется баночка великолепного крема на кортизоне. Пойдем, попробуем? Ты должна привести себя в божеский вид прежде, чем вернется наш бравый страж порядка.

* * *

Узнав о том, что Охотник за трусами вписал в свой послужной список еще один мерзкий подвиг, Бью разозлился. Пора мерзавцу получить по заслугам, мрачно думал он, сидя за рулем «Козочки». Машина остановилась на светофоре, и, когда зажегся зеленый, Бью с остервенением рванул ее с места.

Очередная жертва Охотника проживала в одном из самых злачных мест Французского квартала, на втором этаже бара для «голубых». Оставив машину на улице, Бью прошел через двор и по узкой лестнице поднялся наверх. Не требовалось особых способностей, чтобы определить, какая именно квартира принадлежит потерпевшей: дверь ее была распахнута настежь и свет, лившийся из помещения, освещал лестничную площадку. Внутри возбужденно разговаривали сразу несколько человек.

Войдя внутрь, детектив обнаружил трудившегося на месте происшествия эксперта-криминалиста – должно быть, из новеньких, раньше Бью его не встречал, – а также инспектора Беттенкорта из их участка, крашеную блондинку в накинутом на голое тело халате и еще седовласую негритянку, которая, сидя на обшарпанной кушетке, успокаивала блондинку, похлопывая ее по руке.

Когда появился Бью, эксперт, снимавший отпечатки пальцев с дверной ручки, поднял голубые глаза и уставился на него с выражением «какого-черта-тут-шля-ются-посторонние». Но увидев полицейский значок, который Бью прицепил еще в машине, он тут же успокоился и снова вернулся к прерванному занятию.

Бью подошел к кушетке.

– Доброе утро, Дюпре, – приветствовал его Беттенкорт.

– Здорово. Не возражаешь, если я поприсутствую?

– Конечно, нет. Знакомься – Ширли Янк, а это ее соседка Эрнестина Бете. Мисс Янк, это сержант Дюпре, ему уже доводилось вести дела о нападении на женщин, и…

Блондинка свирепо уставилась на Бью.

– Так это вы, значит, никак не можете поймать этого гада? Советую поторопиться, иначе я доберусь до него первой, скручу к чертовой матери голову, а задницу натяну на уши. Вам понятно?

– Ладно, Ширли, – вмешалась негритянка, – успокойся. Его непременно схватят и упрячут в кутузку.

– Как же, успокойся! Плевать, что эта вежливая сволочь заставила меня раздеваться перед ним – мне не впервой, но в довершение ко всему подонок спер мои новехонькие трусики! Я их заказала по каталогу и получила только в понедельник, даже толком поносить не успела. – Она повернулась к полицейским:

– Клянусь, я ему пасть порву, дайте мне только до него добраться. Вот что б мне лопнуть, что б провалиться на этом месте, если я вру! А полицию на помощь звать не буду, от вас все равно никакого проку.

33
{"b":"1630","o":1}