ЛитМир - Электронная Библиотека

– Послушай-ка, Джульетта, я знаю, что вы, Астор Лоуэллы, всегда думаете, будто стоите по правую руку от Бога, но поверь мне, подруга, только ему подвластно читать в Книге Судеб, только он один может знать все наперед.

– Ты права. Наверное, мы все слишком самоуверенны. – Джульетта немного отодвинулась и посмотрела на Роксанну. – Как ты себя чувствуешь? Можешь подняться?

Опираясь друг на друга, они с трудом встали с колен и принялись отряхивать друг друга.

– Знаешь, что нам сейчас нужно?

– Конечно! Нам очень не помешал бы бокал шампанского. Большой бокал.

– Или целая бутылка. – Роксанна хихикнула, а потом, немного подумав, добавила:

– В одном я уверена наверняка: у нас большое будущее. После всех этих приключений в отеле от постояльцев отбоя не будет.

Глава 20

Сержант Дюпре был в ярости, кровь стучала у него в висках. Он прекрасно понимал, что преступник заранее все тщательно подготовил: перила обвалились именно в том месте, где должна была стоять выступавшая, а в местах, где произошел разлом, отчетливо виднелись следы пилы. Кто-то очень хотел, чтобы эта благодарственная речь стала для Джульетты последней.

Пока еще Бью не мог понять логику происходящего, зато твердо знал, что непременно найдет эту сволочь и засадит за решетку.

Но среди кого искать, черт побери? Последнюю неделю нельзя было назвать приятной прогулкой в парке – столько знакомых и совершенно незнакомых людей перебывало здесь, что у Бью голова шла кругом. Сегодняшний коктейль широко не рекламировался, однако слишком много посторонних знало о нем. В Новом Орлеане слухи разносятся быстро, так что, если кому-то так уж требовалось убрать Джульетту с дороги, он легко мог собрать необходимые сведения: где, когда и во сколько.

Статистические исследования показывают, что чаще всего преступления совершаются членами семьи или дальними родственниками. Что, если у кого-нибудь из членов ее семьи имеются мотивы для устранения Джульетты? Может, для начала взять под подозрение Лоуэлла-старшего? К примеру, у нее есть трастовый фонд, приносящий баснословные доходы, а Томас Лоуэлл попал в Затруднительную ситуацию и потому нуждался в ее деньгах… К тому же милейший папаша не испытывал к дочери особо горячих отцовских чувств, в чем Бью уже успел достаточно убедиться.

После того, как Бью вытащил Роксанну, он первым делом спустился вниз и, отыскав капитана Пфеффера, не обращая внимания на высокопоставленного промышленника, с которым тот беседовал, грубо схватил его за локоть.

– Я хочу, чтобы ты подключил к делу Гарднера, и еще хочу, чтобы ты сделал это прямо сейчас, ясно?

К его удивлению, Пфеффер не стал спорить. Кивнув, он достал из внутреннего кармана смокинга сотовый телефон и, вытянув мини-антенну, искоса поглядывая на Бью, произнес несколько слов, а затем, сунув телефон обратно, хмуро сказал:

– Детектив Гарднер прибудет через десять минут.

Даже не поблагодарив, Бью развернулся и, подойдя к двум работникам отеля, распорядился перекрыть входы и выходы до приезда полицейских.

Как выяснилось, никто из гостей и не собирался уезжать. Все были чрезвычайно возбуждены и с нетерпением ожидали, чем кончится дело.

Спустя несколько минут появился Люк в сопровождении трех полицейских. Двоих Бью отправил дежурить к дверям, а третьему велел не отходить от Джульетты и ее секретарши. Затем он в двух словах обрисовал Гарднеру ситуацию.

– Черт, дело дрянь, – заключил Люк.

– Да уж, хуже не бывает. Если это действует какой-то псих, который таким образом решил погубить проект «Гарден Краун», то он просчитался: все, что происходит вокруг отеля, только еще больше привлечет к нему внимание. Народ будет валом сюда валить хотя бы для того, чтобы взглянуть на Джульетту и понаблюдать за развитием всей этой истории. А если это не псих, значит… В общем, завтра я начну разбираться с ее семьей.

– Так ты думаешь, что у ее папочки возникли финансовые проблемы?

– Пока не знаю, но, разрази меня гром, я таки разберусь в этом до самого конца. Тот старинный револьвер тоже играет здесь роль, Люк, и я нутром чую, что он ключ ко всему. Поэтому первым делом нужно найти его владельца. Это дело смердит, Люк.

– Да, я тоже чую неприятный запашок, – кивнул Люк. – И я полностью на твоей стороне.

– Спасибо, напарник, только ты можешь помочь мне в этом деле. – Бью помедлил. – Слушай-ка, насчет Джози Ли… Наверное, я несколько переусердствовал тогда…

Люк фыркнул:

– Ты все еще сомневаешься? Переусердствовал – мягко сказано.

– Ну да, тогда я увидел вас – и прямо с катушек слетел. Наверное, я немного ошибся насчет ваших отношений…

– Вот это точно.

Бью взглянул на друга.

– Слушай, парень, я ведь пытаюсь извиниться.

– Ты, называешь это извинением? Все, что я слышу, так это сплошные «наверное» да «может быть». А кто заставил свою сестру реветь, сукин ты сын, да еще не один раз? Или я все это спланировал заранее? Тогда попробуй подумать снова. Нравится тебе это или нет, но правда заключается в том, что я буквально схожу по ней с ума – настолько, что готов для нее достать луну с неба, и мне не нравится, когда Джози плачет из-за кого-то, даже если этот «кто-то» ее брат.

– Плачет, как же! Не держи меня за идиота, Гарднер. Надо же, накинуться на брата с раскаленной сковородкой!

– Послушай, Бью, ты что-то стал слишком обидчив в последнее время. А известно ли тебе, что Джози готова целовать землю, по которой ты ходишь. Но она не влюблена в тебя, понимаешь? Я говорю не о сестринской любви, а о настоящем чувстве. Она больше не ребенок, и тебе придется с этим смириться, хочешь ты того или не хочешь. – Последние слова Гарднер произнес очень отчетливо. – Надеюсь, теперь до тебя хоть что-нибудь дошло?

– Дошло, дошло, – пробормотал Бью.

– И вот еще что: Джози сейчас в ужасном состоянии. С одной стороны, она любит тебя и боится противиться твоей воле, а с другой – ненавидит, потому что ты не желаешь признать в ней женщину. Что же касается меня, то ты должен помнить: я никогда не гонялся за женщинами моложе себя.

Бью пожал плечами.

– Ладно уж, возможно, я загляну завтра домой и поговорю с ней. И еще… – он шумно вдохнул, – передай ей… что я одобряю ваши отношения. – Несколько секунд Бью смотрел на своего напарника, но тот молчал. – Учти, если ты поступишь с ней по-свински, шею сверну, Гарднер.

– Ладно, заметано, – пробурчал Люк.

– Ну, тогда к делу. – Бью быстро оглядел глухо гудящую толпу. На сердце у него было неспокойно: слишком многое вышло из-под его контроля в последние дни. – Я хочу поскорее разобраться со всем этим и вернуться к нормальной жизни.

В ответ Люк только хмыкнул:

– Если бы ты знал, как я понимаю тебя, приятель!

* * *

Селеста с кислым видом смотрела на Джульетту, которая все это время не выпускала руку своей перепуганной помощницы. Похоже, у этой северной красотки и в самом деле десять жизней. Ну кто бы мог подумать, что именно ее секретарша-дворняжка вздумает облокотиться о перила во время благодарственной речи!

Селесте казалось, что оба события вечера – нелепое кувыркание этой троицы в воздухе и то, как неотесанный полицейский вертелся среди изысканной публики подобно слону в фарфоровой лавке, – должны были заставить всех и навсегда отворотить нос от «Гарден Краун», но гости почему-то не торопились расходиться. Возможно, они решили, что это всего лишь шутка, трюк, специально задуманный для их развлечения?

Селеста покачала головой: такого от членов Бостонского клуба она совсем не ожидала. Ее утешало только одно: после речи Джульетты многие из приглашенных стали разговаривать с ней намного любезнее, а кое-кто даже намекнул, что был бы рад видеть ее с супругом у себя в доме. Гости обещали приехать на торжественное открытие отеля, а одна дама намеревалась прислать Селесте приглашение на ежегодный бал, который устраивал Бостонский клуб. О таком они с Эдуардом прежде и мечтать не могли. Определенно, благодаря ее энергичным действиям они с мужем поднялись в представлении окружающих на одну ступеньку выше. Впрочем, так оно и должно быть.

41
{"b":"1630","o":1}