ЛитМир - Электронная Библиотека

Торжественное открытие начиналось через час, но гости уже съезжались. Джульетта говорила, что восемьдесят процентов мест в отеле было забронировано специально ради этого мероприятия. Селеста заглянула в регистрационную книгу: как ни странно, среди постояльцев оказалось даже несколько членов Клуба, а ведь их роскошные особняки находились неподалеку.

В душе почтенной старушки бушевали самые противоречивые чувства, но прежде всего она все еще никак не могла забыть, что это уже не ее дом. Тем не менее настроение ее было приподнятым.

Она взяла с туалетного столика крошечную рюмочку с хересом, сделала маленький глоток и откинулась в кресле.

Джульетта скоро уезжает. Селеста не знала точной даты, но для нее не было секретом, что работа новой хозяйки «Гарден Краун» заканчивается сегодняшним торжеством. Если Господь ее услышит, то Джульетта уберется отсюда не позже завтрашнего дня. Но главной радостью для Селесты было то, что грубиян полицейский последнее время почти не показывался. Как доносила ей Лили со слов прислуги, даже когда он ночевал здесь теперь, то сразу отправлялся в свою комнату. Вот и отлично – а она-то изводила себя по пустякам.

Им с Эдуардом было предписано освободить свой номер до конца этого месяца, и, может быть, уже завтра она начнет присматривать новое жилье – пусть небольшое, но нарядное и уютное, непременно в престижном районе. Кстати, на приеме у нее будет прекрасная возможность порасспросить кое-кого на этот счет. Корпорация «Краун» заплатила им солидную сумму, и, если удастся уговорить Эдуарда расстаться с коллекцией масок или хотя бы продать часть ее, они больше никогда не будут иметь недостатка в деньгах.

Селеста отхлебнула еще глоточек вина, надела жемчужные клипсы и, поглядев в зеркало, удовлетворенно вздохнула. К предстоящему переезду она относилась как к интересному приключению. Конечно, ей было больно терять родовое имение Батлеров, но, в конце концов, жизнь – это всего лишь одна большая торговая сделка. У них никогда не хватало средств на достойное существование в таком шикарном районе, теперь же они смогут наконец позволить себе все те мелочи, которые делают жизнь приятной. К тому же их положение в новоорлеанском обществе с потерей имения нисколько не пошатнулось, а даже, наоборот, укрепилось.

* * *

Джульетта отложила тушь для ресниц, еще разок прошлась щеткой по волосам и проверила, ровно ли накрашены губы, а потом надела чудесное вечернее платье из глянцевитой материи бронзового цвета. Платье держалось на тонких бретельках, которые соединялись на шее узкой лентой. Она посмотрела в ручное зеркальце, желая убедиться, не перепутались ли шесть ниток янтарных бус.

Все оказалось в порядке, вот только времени у нее оставалось в обрез. Прием должен был начинаться меньше чем через час, а ей еще столько предстояло сделать до своего возвращения домой.

По идее, Джульетта могла улететь самым первым рейсом. Тогда ей удалось бы прибыть в Бостон уже завтра утром. Однако ей даже не пришло в голову позвонить и узнать расписание полетов. Похоже, она положительно сошла с ума! Бью ясно дал ей понять, что ему нужны свободные, легкие отношения; ему, но не ей! Тогда зачем же торчать здесь, в Новом Орлеане? Определенно, раньше в ней было куда больше гордости.

С другой стороны, какой смысл удирать, поджавши хвост, когда для них, возможно, все только начинается? Надо признаться, ей даже нравилась эта дразнящая неопределенность, хотя на сердце выло ох как тяжело!

Кроме того, Джульетта даже не догадывалась, что именно Бью намерен предпринять в отношении Эдуарда Хэйнеса, и от этого волнение ее только усиливалось. Не знала она и точное время, когда в отель явятся полицейские с ордером на арест, за которым вчера отправился сержант.

Она не видела Бью с той самой минуты, как он попросил ее показать садовые ножницы, которыми обычно пользовался Эдуард. Бью упаковал ножницы в пластиковый пакет и сказал, что отнесет их эксперту, чтобы снять отпечатки пальцев.

Два раза она звонила ему на работу и просила передать, чтобы он связался с ней, но ответного звонка так и не последовало. Если Бью и вернулся вчера ночевать в отель, то это было очень поздно, когда Джульетта уже легла. Она даже не знала, придет ли он на сегодняшнее торжество.

Отругав себя за мягкотелость, девушка с усилием выпрямилась. Она может кукситься и стонать до скончания веков – и чего этим добьется? Надо взять себя в руки и вечером сделать все как следует, а о любовных неурядицах можно подумать завтра.

* * *

Последовавший за приемом бал был уже в разгаре, а список неотложных дел сократился до одного-двух пунктов, когда Джульетту окликнул сзади задорный девичий голосок:

– Привет, ты меня еще не забыла?

Обернувшись, Джульетта увидела Анабел, сестренку Бью, – та приближалась к ней вместе с Джози Ли, Люком и еще какой-то парой.

– Ну как же, Анабел, конечно, я тебя помню! Как твои дела – надеюсь, крокодилы больше не заползали в твою спальню? – Она приветливо улыбнулась остальным:

– Привет, Джози, привет, Люк!

Джульетта на секунду отвела глаза в сторону, пытаясь высмотреть за их спинами Бью, но тут же одернула себя.

– Ты ведь не знакома с моей сестрой Камиллой, правда? А это ее муж, Нед Фортенс, – с готовностью сообщила Анабел.

Камилла, немного смущаясь, протянула руку:

– Я так рада познакомиться с вами! Спасибо за приглашение. Здесь просто чудесно!

У Джульетты потеплело на душе.

– Благодарю вас, Камилла. Мы с моей помощницей старались на совесть. Знаете, здесь столько всяких мелочей – некогда даже оглядеться и понять, как получилось в результате. Очень приятно слышать, что вроде бы все удалось.

– Ну конечно, все просто отлично! – Джози взяла у проходившего мимо официанта бокал шампанского и подняла его, приветствуя Джульетту. – Роскошный вечер, прекрасная еда, хорошая музыка. А чего стоят все эти потрясающие платья! Такое не каждый день увидишь.

– Кстати, не пойти ли нам потанцевать? – Люк галантно протянул Джульетте руку.

– С удовольствием!

Она извинилась перед новыми гостями и с чувством облегчения зашагала за Люком. Детектив вежливо держался на расстоянии, время от времени пристально посматривая на нее.

– Что-то не так? – наконец спросил он.

– Боже мой, да ты же все знаешь. – Джульетта, уже не скрывая огорчения, посмотрела на него.

– Только в общих чертах. Бью сказал, что ты с ним не разговариваешь.

Она горько рассмеялась:

– Представь себе, почему-то мне не нравится, когда мужчина меня бросает – и все ради того, чтобы тут же переспать со всеми доступными женщинами в городе.

– Это он тебе такое ляпнул?! – Остановившись, Люк недоверчиво уставился на нее. – Вот уж действительно – полный кретин!

Джульетта печально улыбнулась:

– Хороший ты парень, Люк Гарднер, Джози с тобой просто здорово повезло.

Однако Люк уже не слушал, он смотрел куда-то за ее спину. Оглянувшись, Джульетта едва не застыла на месте: быстрой походкой к ним приближался Бью. Злющий, с налитыми кровью глазами, с черной щетиной на подбородке, в потертых джинсах и линялой ковбойке, он смотрелся в бальном зале по меньшей мере странно. Так же странно прозвучали его слова:

– Какого черта ты тут расплясался, а, Гарднер? Ты же вроде по моей сестренке сохнешь! – Бью и сам не ожидал, что его так захлестнет ревность, но, когда он увидел, как Джульетта улыбается его партнеру и лучшему другу, у него потемнело в глазах. На минуту он даже забыл о своем срочном деле, однако быстро взял себя в руки. – Прости, Люк, я не хотел. На самом деле я даже рад, что ты здесь: нам предстоит небольшая заваруха. – Переведя глаза на Джульетту, он сразу отметил, как потрясающе она выглядит в своем платье. – Извини, милая, но, боюсь, мне придется немного испортить твой праздник. Пфеффер пронюхал о моем дельце и собирается устроить в отеле настоящий цирк.

– В чем дело, Дюпре? – поинтересовался Люк, после того как поспешно увел их в укромный уголок у окна.

47
{"b":"1630","o":1}