ЛитМир - Электронная Библиотека

Громкая музыка возвестила о начале следующего номера, и Доре пришлось повысить голос, чтобы перекричать «потрясного» ударника.

– А что же ты притащил с собой свою кузину, раз решил… хм… совместить?

– Великолепный вопрос. – Джульетта с любопытством взглянула на Дюпре – В самом деле, зачем вы притащили меня сюда?

– Маленькая хитрая лисичка! Не обращай внимания, Дора, этой крошке всегда нравилось подначивать меня. – Протянув руку к пряди волос, выбившейся из прически Джульетты, Бью хищно ухмыльнулся и намотал мягкий локон на палец. – Моя кузина большая шутница, обожает всякие розыгрыши. А ведь как просилась посмотреть на работу лучших копов города…

– Вообще-то, – холодно проговорила Джульетта, – лучшим копом города вы объявили себя сами, это первое, а второе – оставьте, пожалуйста, в покое мои волосы, сержант Дюпре.

Бью с сожалением отпустил локон, а Дора ехидно заметила:

– По всему видать, вы не очень-то жалуете друг дружку, а?

Черные глаза Дюпре остановились на полных, не тронутых помадой губах Джульетты.

– Ну, я бы этого не сказал, – медленно протянул он.

– А я бы сказала. – Джульетта соскользнула с высокого стула и распрямила плечи. Пушистый локон, ставший причиной размолвки, упал ей на глаза. – Поздравляю, вы очень проницательны, Дора. А теперь извините, мне нужно поправить прическу. Я сейчас вернусь.

– Аккуратистка! Терпеть не может, когда у нее что-то не в порядке, – глядя ей вслед, насмешливо пояснил Бью; но когда изящная фигура скрылась за портьерой, ему вдруг стало грустно. И все же он ни на минуту не забывал о своих профессиональных обязанностях.

– Вот моя визитная карточка, Дора: как только появится Клайд Лиде, немедленно дай знать. Это очень важно, понимаешь?

Обиженное выражение исчезло с накрашенного личика: Дора, взяв визитку, кивнула. Бью заговорщицки подмигнул ей:

– Дай-ка мне свой домашний номер, детка. Позвоню тебе, как только закончу дело. Надеюсь, мы поладим.

Поджидая свою спутницу, Бью время от времени обменивался репликами с Дорой и лениво посматривал на сцену, где теперь извивались сразу три голые девицы. Но едва из-за портьеры появилась Джульетта, как он тут же поднялся и направился к выходу.

* * *

«Это моя кузина Джульетта, Мэри», «Познакомься с моей кузиной Джульеттой, Шарлин». Джульетта с каменным лицом сидела в машине и смотрела прямо перед собой на пробегающие мимо улицы, в то время как Бью на предельной скорости вел свой драгоценный «ГТО». «Привет, Тамми Мэй! Разреши представить тебе мою кузину Джульетту». О Боже! Если бы не бабушкино воспитание, она с огромным удовольствием высказала бы ему все, что о нем думает. Правда, поначалу эта игра ее даже развлекала, но потом очень быстро стала надоедать. А в последнем баре, куда Бью ее затащил, она едва удержалась, чтобы не похлопать себя по одному месту, о котором в ее семье не принято было упоминать вслух, и не сказать: «Поцелуй меня сюда, дорогой кузен Бьюрегард!»

Вообще-то ей надо бы гордиться своей выдержкой. Даже бабушка не смогла бы придраться. Тогда отчего же у нее так муторно на душе?

Остановив машину перед светофором так резко, что покрышки едва не задымились, Бью наконец решил нарушить тягостное молчание:

– Эй, Розовый Бутончик! Что-то вы, милочка, сегодня не очень разговорчивы. – Ответа он, разумеется, не дождался. – Такое впечатление, что сейчас вы где-то очень далеко отсюда. Кстати, у вас…

Бью опустил взгляд, и Джульетта, проследив за ним, к своему ужасу, увидела, что один ее чулок сполз с ноги. Нет, только не это! Опушенные длинными черными ресницами глаза Дюпре тут же скользнули вверх и остановились на ее заалевшем лице.

– Не горюйте, – лениво протянул он. – Вы же видели, как легко прощались со своими интимными шмотками девочки в барах. Вы в Новом Орлеане, милая, учитесь быть собой. Если не знаете, куда девать чулки, суньте их в карман, о!кей?

О Господи, похоже этот тип – ходячая угроза для женщин. Джульетта уже устала наблюдать, как он напропалую флиртует с каждой особой женского пола от пятнадцати до ста пятидесяти, которая попадалась на его пути. Кстати, и визитные карточки Бью раздавал так, будто владел подпольной типографией. А его бедная, внезапно приехавшая с севера кузина если и обладала приятной внешностью, то умом Бог ее явно обидел.

Все, с нее хватит. Хочешь увидеть свой любимый стриптиз – пожалуйста!

Поглубже вдохнув, Джульетта неторопливо подняла ногу, нащупала кружевную резинку и, спустив вместе с чулком, сдернула ее с изящных пальчиков, а затем повторила тот же маневр с другим чулком.

Девушки-стриптизерши, которых она перевидала в избытке, без всякого сомнения, проделали бы такую процедуру более профессионально, но для Джульетты Роуз Астор Лоуэлл это был настоящий подвиг.

Сверкающий взгляд Дюпре с трудом вернул ее к реальности:

– Эй, дорогуша, что вы делаете? Да очнитесь же, Джульетта, придите в себя!

– Прийти в себя? Отличный совет! – Она выглянула в окно. – Между прочим, сержант, зажегся зеленый, если вам это, конечно, интересно.

Бью тут же обругал сквозь зубы всех этих козлов, которые, сгрудившись позади, нетерпеливо жали на клаксоны, и так рванул машину, что его пассажирку вдавило в сиденье.

Через двадцать минут «ГТО» сержанта, вздымая гравиевую пыль, с визгом остановился у дверей нового отеля.

Обойдя машину, Бью подал руку Джульетте.

– Как вам понравилось сегодняшнее шоу, мисс Лоуэлл?

– Я бы сказала… весьма познавательно, – ответила Джульетта, выбираясь из машины и при этом дивясь неожиданной галантности сержанта. – Что ж, до завтра…

И тут неожиданно Бью, вместо того чтобы отступить и дать Джульетте дорогу, положил ладони на крышу машины по обе стороны от нее, так что она оказалась в плену его крепких рук. От неожиданности девушка замерла.

– Дорогая, никакого завтра. До вечера далеко, и у меня еще пять часов дежурства.

– Простите?

– Я сказал, что вам придется терпеть мое общество еще пять часов.

– Но это же полный бред!

– Черт побери, конечно, бред, и вам это известно не хуже, чем мне; но вы же сами слышали, что исполняющий обязанности комиссара, а попросту вонючка Пфеффер, назначил меня вашим телохранителем! Следовательно, теперь я весь день обязан охранять ваше драгоценное тело, а поскольку моя работа мне нравится, то я не намерен ее терять.

Не успела Джульетта возразить, как Бью склонил к ней голову и несколько раз втянул носом воздух у ее виска, словно борзая, обнюхивающая свою добычу; на какое-то мгновение ей даже показалось, что он вот-вот заденет ее волосы. Не смея шевельнуться, она тщетно пыталась унять сердцебиение.

Дюпре медленно выпрямился.

– Так вот как пахнут богатые девочки… – пробормотал он, глядя на нее прищуренными глазами. – M-м, вкусно! Ну что ж, леди, теперь мы можем идти. – Сделав широкий жест рукой, он указал в сторону отеля.

Так и не проронив ни слова, Джульетта пошла вперед. Теперь она окончательно убедилась, что этот тип просто сумасшедший!

Глава 5

«Интересно, о чем ты все время думал? Ты должен был заставить ее обратиться к Пфефферу и потребовать для себя другого телохранителя, а не…» – Бью отчаянно пытался сформулировать конец фразы, но тот, как испуганный мышонок, постоянно ускользал от него. Еще бы – кому приятно видеть себя побежденным: тщательно продуманный план лопнул как мыльный пузырь!

Вытянув нога и скрестив руки на груди, Бью сидел в том же кресле, в котором поджидал Джульетту перед поездкой во Французский квартал, и хмуро смотрел на Роксанну. Сейчас рыжеволосая секретарша Джульетты напоминала ему одну из его сестер – им тоже прекрасно удавалось не замечать его присутствия, когда они в чем-то с ним не соглашались. И все же не упорное молчание Роксанны сердило его – он злился на самого себя.

Как ни стремился Бью отвлечься, мысли его постоянно возвращались к Джульетте. И какой бес в него вселился – ведь эта гордячка была абсолютно не в его вкусе! Ему всегда нравились невысокие, плотненькие и раскованные девочки, с которыми можно весело скоротать вечерок-другой, а что касается сдержанных особ с тонкой фигурой и гладкой прической, то он по возможности старался обходить их стороной. Тогда с какой стати, скажите на милость, он так разволновался при виде ее обнаженных ножек?

9
{"b":"1630","o":1}