ЛитМир - Электронная Библиотека

Но она и бровью не повела, даже не взглянула в их сторону, чем невероятно удивила Сэма. Тем не менее горячая волна накрыла его, в три прыжка он оказался возле суетящейся кучки павлинов, распустивших хвост, и загородил собой проход. Без лишних церемоний он отодвинул локтями двоих и через голову третьего потянулся к сумке Кэтрин.

– Я достану! – прорычал он в лицо самому упорному, конопатому от веснушек помощнику, и тот поспешил ретироваться.

Поза, в которой он снимал чемодан, вызвала приступ боли в спине Сэма, он поставил вещи на сиденье и проворчал:

– Черт побери, что у тебя там? – Он мог побиться об заклад, что не книги.

– Да уж кое-что поинтереснее жалкой кучи тряпья в твоей сумке, можешь не сомневаться, – процедила Кэтрин сквозь зубы и рывком открыла крышку.

Сердце Сэма екнуло. Стоило ему бросить беглый взгляд в нутро чемодана, как глаза заболели от блеска вещичек, размером не больше его бумажника. Именно последнее обстоятельство беспокоило его особенно сильно, потому как означало одно: потребуются серьезные расходы, чтобы прикрыть ее убийственные формы. Рыжая наклонилась над чемоданом, и Сэм с раздражением заметил, как мужчина, сидящий через проход, и парень за ним, вытянув шею, старались получше рассмотреть шикарный зад. Сэм подвинулся и загородил вожделенный вид.

– Ax, – пробормотала она удовлетворенно. Сэм видел, с каким трудом она вынимает коробки из чемодана. Кэтрин раскрыла одну, и он понял, что придавало чемодану такой вес. Не одежда, это точно, потому как каждая тряпка весила не больше трех унций. И не туфли на немыслимо высоких каблуках. Килограммы косметики, вот что это было. Под его пристальным взглядом девушка взяла махровое полотенце, одну из таинственных бутылочек с лосьоном, зубную щетку и зубную пасту. Еще немного порывшись в своей добыче, она бросила это занятие. Потом выпрямилась и, держа косметичку в руках, повернулась к нему, глядя снизу вверх:

– Туалет сзади, да?

Он кивнул.

Наблюдая, как она идет по проходу, Сэм помрачнел, заметив оживившиеся глаза мужчин, готовых вывернуть шею, чтобы посмотреть на Рыжую. Да, придется распрощаться с надеждой на тихое, спокойное путешествие.

Но по крайней мере она использовала лишь малую часть из десяти фунтов косметики в чемодане, с облегчением заметил Сэм, когда девушка возвращалась. Она немножко подкрасила губы и ресницы. И слава Богу, не сделала вчерашнюю прическу перьями, с которой он увидел ее в аэропорту. Сэм прекрасно понимал, что хватается за соломинку. Да, расчесанные волосы, собранные узелком на макушке, выглядели скромнее, однако маленькая волнистая прядка выбилась с одной стороны и спускалась с затылка по белой длинной шее, наводя всех мужчин на одну и ту же мысль: как будто девушка только что вылезла из постели после занятия любовью с каким-нибудь парнем. Его последняя надежда на неприметное путешествие умерла навсегда.

Надо отдать ей должное, Рыжая вела себя довольно послушно. Слава Богу. Уже за это он благодарил Всевышнего. Сэм отодвинулся, пропуская девушку к окну.

Она повернулась к Сэму и спросила:

– Сколько нам ехать до Флориды?

– Трое с половиной суток.

Ему показалось, что в глубине ее глаз мелькнула паника, но даже если он не ошибся, она сдержалась и просто кивнула.

– Я хочу есть.

– Мы остановимся на завтрак минут через десять. Потерпишь или тебе что-нибудь дать?

– Я подожду. – Кэтрин была счастлива подождать, ведь у нее есть целых пять минут на подготовку к тому, что она собиралась сделать. В животе заурчало, но истинной причиной такого поведения организма был не голод, а нервы. Она несколько раз медленно и глубоко вздохнула, желая унять разбушевавшийся желудок, но ей это не удалось.

Автобус въехал в Бойзе и очень скоро припарковался возле кафе.

– Остановка на завтрак, – объявил водитель и открыл двери. – Сорок пять минут, и советую не опаздывать. Я иду строго по графику.

В проходе маленькая седая женщина неуклюже пыталась засунуть пакет на верхнюю багажную полку. Люди толкали ее, протискиваясь, ворчали. К удивлению Кэтрин, Сэм остановился возле женщины.

– Минуту, мадам, давайте-ка я помогу вам, – предложил он, взял пакет и легко закинул на полку. Подняв большой палец в знак того, что все в порядке, он отмахнулся от благодарности и махнул, приглашая идти следом за ними.

Кэтрин исподтишка наблюдала за Сэмом, когда они вошли в кафе и сели за столик возле стойки. Он выглядел большим, грозным, с черной щетиной на щеках и угрюмо сомкнутым ртом, с пронзительными золотистыми глазами, и, видит Бог, за время, проведенное с ним, впечатление Кэтрин о нем не изменилось. Но откуда взялась та очаровательная улыбка? Буквально тридцать секунд он казался робким и милым. Покачав головой, Кэтрин взяла у официантки меню. Но может быть, она нервничает больше, чем хочет показать?

Кэтрин изучала список, выискивая самые дорогие блюда. Наградой для нее стало болезненное выражение лица Сэма, когда она сделала заказ. «Привыкай, Мак-Кэйд, – молча посоветовала Кэтрин. – Я собираюсь наносить тебе удары по самым чувствительным местам. Самое ценное для тебя сейчас – время и кошелек».

Стоило вспомнить о том, что она собирается сделать, как дыхание Кэтрин сразу учащалось, и она силой удерживала воздух в легких. Нельзя поспешностью, торопливостью все испортить. Она не станет рисковать и не даст времени Сэму решить проблему до отхода автобуса. Кэтрин обвела взглядом заполненное людьми кафе. Все места заняты пассажирами автобуса. Торопливые официантки суетились, принимали заказы, наливали кофе в большие чашки. Одна из них остановилась перед их столиком, наполнила до краев чашку Сэма, поставила перед ними плоские тарелки и положила столовые приборы, завернутые в бумажные салфетки. Кэтрин развернула и разложила салфетку на коленях.

Через четверть часа официантка вернулась с заказом.

– Осторожно, тарелки горячие, – предупредила она. – Приятного аппетита.

Кэтрин почти не ела, она лениво поковыряла в тарелке, не отрывая глаз от водителя автобуса, сидевшего через два столика.

– Черт побери, ты собираешься есть или будешь забавляться? – раздраженно спросил Сэм, и Кэтрин наконец стала жевать, глядя на него.

– Оказывается, я почти не проголодалась, – произнесла она невероятно холодно.

– Тогда давай сюда. Может, тебя дома кормили по-королевски и ты выросла в роскоши. Рыжая, но я из тех мест, где еду не выбрасывают.

Кэтрин удивленно взглянула на Сэма.

– Ни один нормальный человек не назвал бы мое окружение роскошным. – Услышав свой голос, Кэтрин деликатно хмыкнула. – Хотя о чем это я, совсем забыла, мы ведь говорим о тебе, а не обо мне.

– Да, у меня уровень доходов довольно низкий, верно. – Сэм намеренно не заметил оскорбления и потянулся к ее тарелке. – Черт побери, если бы ты имела понятие о том, что значит для человека неуверенность в завтрашнем дне, когда он не представляет, что будет есть завтра и будет ли есть вообще, ты бы сумела находить удовольствие в еде. – Он переложил себе почти все, оставив ей совсем немного. – Вот, съешь хотя бы это.

– Я же сказала тебе, я не…

– А я сказал – ешь! Ты не ужинала вчера, и будь я проклят, если ты у меня заболеешь.

– О нет. Мы, конечно, не должны доставлять никаких затруднений бесстрашному охотнику за процентами, – резко парировала Кэтрин и всадила вилку в кусочек мяса. Сердитое настроение успокоило ее желудок, Она очистила свою тарелку, потом посмотрела через стол на Сэма. – Отдай-ка обратно немного мяса.

Он отрезал от оставшегося куска половину и отдал ей.

Они быстро поели, им налили еще по чашке кофе, и в голове Кэтрин прозвенел звонок. Пришло время действовать.

Она поднялась.

– Мне надо в туалет.

– Давай. – Сэм потянулся через стол, взял ее сумочку. – Отдай мне твою губную помаду.

– Простите?

– Не валяй дурака, Рыжая, давай помаду.

Кэтрин подавила вздох, но подчинилась. Она выудила тюбик и дала ему.

– Все тюбики, Рыжая.

11
{"b":"1631","o":1}