ЛитМир - Электронная Библиотека

Она выловила еще три и отдала ему.

– Доволен?

– Я буду доволен, только когда получу свой гонорар в Майами.

Сэм проводил ее до туалета, открыл дверь, заглянул и с удовлетворением убедился, что запасного выхода нет.

Это был маленький туалет без окон, с одним унитазом, с одной раковиной и шкафчиком с необходимыми принадлежностями. Кэтрин захлопнула дверь у него перед носом и заперлась. Потом подошла и встала возле раковины, схватившись руками за холодный фаянс. Опустив голову, набрала воздуха, стараясь контролировать дыхание, потом сделала глубокий выдох и подняла голову, чтобы встретиться с собственным отражением в зеркале, засиженном мухами.

О’кей. Она это сделает. В конце концов, надо просто устроить маленький скандальчик. Водитель автобуса не захочет задерживаться, он уедет, забрав всех пассажиров, кроме них с Сэмом. И таким образом столь нежно лелеемое расписание Мак-Кэйда будет нарушено.

Она еще раз глубоко вздохнула, расправила плечи и повернулась к двери. Кэтрин уже потянулась открыть замок, как кто-то начал громко стучать в дверь. Отскочив, она отдернула руку.

– Давай открывай, Рыжая, пора идти.

Не сводя глаз с замка, Кэтрин отступила на шаг одр двери. Ей совсем не хотелось устраивать сцену в кафе.

Почему она раньше не догадалась, что вот здесь и надо проделать все задуманное?

– Рыжая, открывай.

– Нет. – Голос звучал слабо, тихо. Откашлявшись, Кэтрин повторила:

– Нет.

Молчание длилось не больше секунды, потом тихий угрожающий голос спросил:

– Что ты сказала?

– Я сказала – нет, я отсюда не выйду.

Сэм с силой стукнул кулаком по двери.

– Вытаскивай свою задницу или я разнесу эту дверь ко всем чертям!

– Эй, что случилось? – послышался раздраженный женский голос.

– Вас это не касается, леди! – прорычал Сэм.

– Я хозяйка, мистер, и меня очень даже касается, когда угрожают моей собственности. Когда кто-то намерен разнести вдребезги то, что принадлежит мне.

– Слушайте, вы не поняли…

– Мэм! – крикнула Кэтрин через закрытую дверь. – Я вас очень прошу, не могли бы вы заставить его уйти? Он заделал мне ребенка, – начала она свою импровизацию, – обещал позаботиться обо мне. Я думала, он на мне женится, понимаете? А он тащит меня в клинику, чтобы заставить… – Кэтрин умолкла. – Он говорит, будто маленький Сэмми вообще не от него. Хотя прекрасно знает, что ни с кем другим я никогда…

– Да это же ложь! – Сэм не верил своим ушам. Толпа собиралась, народ подтягивался, заинтересованный в развитии событий, Хозяйка заведения уставилась на Сэма Мак-Кэйда так, будто более презренного существа на свете не было, а водитель автобуса посматривал на часы. – Да я никогда к ней не прикасался.

Один мужчина в толпе недоверчиво хмыкнул. Сэм резко обернулся и поглядел на него.

– Что? – прорычал он в лицо недоверчивому незнакомцу.

– Да мы все видели ее, приятель, – заявил мужчина. – Мы все видели, как ты возле нее терся. Думаешь, поверим, что ты и пальцем ее не тронул?

– Да мне плевать, чему ты веришь, а чему нет! Я говорю правду. Если я и крутился возле нее, то только по одной причине: я представитель поручителя, а она под моим арестом.

Еще один тип недоверчиво хмыкнул. Сэм признал в нем деревенщину, сидевшего через проход, – это он пускал слюни, глядя на задницу Рыжей.

– Хороша у тебя работенка, – насмешливо сказал парень. – Вы с арестованной спали, как голубки, всю дорогу. Видать, так прижиматься по инструкции положено? Не больно-то ты хочешь от нее избавиться, приятель, по правде сказать. – Он посмотрел мимо Сэма на запертую дверь туалета и похотливо улыбнулся. – Я-то тебя не осуждаю, нет. Я бы тоже поохотился за процентами с такой телкой.

– Осталось три минуты! – крикнул водитель автобуса.

Сэм дернулся, будто его ударили, и еще раз постучал в дверь.

– Хорошо, Рыжая. Все зашло слишком далеко. Ты сейчас выходишь или я ломаю дверь.

– Ты сломай мне, сломай. И приготовься заплатить сполна, – предупредила хозяйка кафе.

– Боже мой! – Сэму так хотелось разбить что-нибудь, но он взял себя в руки. – Может, у вас найдется отвертка? Я сниму петли.

– Не найдется.

Сэм ничего не мог сделать за две оставшиеся минуты. С глухим стуком он ударился лбом о дверь и выплеснул целый набор витиеватых ругательств.

– Пора занимать места! – обратился водитель к толпе.

– Сэмми? – раздался из туалета голос Кэтрин. – Не сходи с ума. Если не хочешь жениться, отпусти меня домой к маме. Это ведь твой ребенок, Сэм, я просто не могу позволить себе от него избавиться.

Сэм почувствовал перемену в настроении толпы, больше оно не было веселым, оно стало по-настоящему мрачным. Что ж, этот раунд Рыжая выиграла, печально признал Сэм Мак-Кэйд. Он повернулся к водителю:

– Дай мне забрать вещи из автобуса.

– Я не могу открыть багажное отделение, – сухо заявил водитель. – У нас строгое правило на этот счет.

– Это не нарушит никаких правил – они в салоне на полке.

– Тогда ладно. Последнее предупреждение, граждане пассажиры, автобус отходит.

Сэм схватил водителя за руку, когда пассажиры стали заполнять автобус:

– А как насчет наших билетов?

– Поговори с Дарси. – Водитель указал на хозяйку кафе. – У нее разрешение от местных властей, она переоформит ваши билеты на следующий рейс.

– А когда он будет?

– Я не нанимался торчать тут с тобой и обсуждать расписание. Спросишь у Дарси. – Водитель стряхнул с плеча руку Сэма и забрался в кабину. – Ну давай! – крикнул он ему. – У тебя тридцать секунд. У меня график!

Сэм управился за двадцать секунд. Дверь с шипением закрылась за ним, и через секунду большой автобус, удовлетворенно урча, отрулил от стоянки, выплюнув клубок дыма, и исчез за углом,

Рыжая первой увидела его глаза, когда он плечом открыл дверь кафе. Она сидела за стойкой и пила маленькими глотками что-то из дымящейся чашки, а Дарси суетилась вокруг нее. Три официантки, задрав ноги, пили кофе и курили, глубоко затягиваясь. Он подумал: ну какой смысл травить себя дымом? Если только они хотят похудеть.

С громким стуком опустив вещи на пол, он подошел к хозяйке кафе, стараясь не смотреть в сторону своей вероломной пленницы, опасаясь, что не совладает с собой и свернет ее нежную белую шейку.

– Водитель автобуса сказал, что вы можете переоформить билеты.

– Хм. – Дарси неодобрительно посмотрела на Мак-Кэйда. Но тем не менее перестала успокаивающе похлопывать Кэтрин по спине и направилась к концу стойки, к компьютеру. Она нажала несколько клавиш, чтобы выяснить картину с билетами. Дарси вела себя по-деловому и быстро все узнала. Потом вернулась обратно и принялась с любопытством разглядывать Сэма, как будто он был странным существом, только что выползшим из-под камня. – Так, значит, ты поразвлекся с этой молоденькой женщиной? – презрительно бросила она ему, подавая билеты. – А когда пришло время проявить себя настоящим мужчиной и выполнять обязательства, удрал в кусты?

Когда к Сэму Мак-Кэйду привязывались хулиганы в его старом районе, или позднее, в армии, или лучше сказать так: всегда, когда ему грозили неприятности, Сэм стоически держался. Его главным девизом было: никогда не показывать задирам, как сильно они тебя раздражают. Но сейчас в нем что-то возмутилось из-за нечестной игры и уничижительного тона, причем со стороны совершенно незнакомого человека.

– – Позвольте-ка уточнить, правильно ли я расслышал? – зарычал он на хозяйку кафе. – Насколько я понимаю, вы никогда про меня не слышали, а заявляете, что я должен жениться на этой Рыжей и воспитывать ее ребенка?

– Ну она говорит, это и ваш ребенок, мистер.

Сэм мрачно рассмеялся:

– Правильно – мой ребенок. Которого я, стало быть, поразвлекшись, ей заделал. – Но это уже перебор. Подумать только, как истово всю жизнь он придерживался профессиональных правил, и что вышло? Его уже объявили папашей, а он даже не попробовал вкуса игры!

Ладно, черт побери. Теперь Рыжая узнает, как сильно ошиблась. Нельзя с ним бороться таким способом, и теперь она получит достойного партнера. В такие игры обычно играют двое. Итак, Сэм Мак-Кэйд взял себя в руки и изобразил на лице несмелую улыбку.

12
{"b":"1631","o":1}