ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну и дерьмо! Ты и сейчас мечтаешь покувыркаться с моей сестрой! Да, дурачок? Но тебе это удастся только в мечтах. Она на самом деле разорвет тебя в клочья своим языком. Ты окаменеешь. Ты станешь заикающимся придурком.

Брови Бобби поползли вверх, когда он повернулся к ней.

– Тогда я думаю, мне крупно повезло, что у нее в доме оказалась ты, а не Кэтрин. Близняшки – лед и пламя, и мне досталось пламя. – Брови его сошлись вместе, он вдруг нахмурился. – Но так было по крайней мере до того, как ты решила дать мне от ворот поворот. И теперь у меня болят яйца.

– Ах, бедняжка, ты хочешь, чтобы я их поцеловала и им бы полегчало?

– Да! – зарычал он.

Атмосфера в машине изменилась, казалось, нервное возбуждение заполнило весь салон, оба замолчали. Потом Кейли глубоко вздохнула, выдохнула и потянулась за дорожной картой.

– Как тот город называется, про который Скотт сказал, что там мы можем их нагнать?

– Арабеск.

– Я сомневаюсь, что мне там удастся сделать маникюр. У Кэт остались все мои вещи, мне нечем привести в порядок ногти, а они смотри какие. – Потом Кейли уставилась в карту, нашла город, о котором они говорили, и нахмурилась. – Ой, тут одна маленькая точечка.

– Да, я думаю, они остановятся только на ленч.

– Боже! Ты посмотри-ка сюда! – Она кивнула на карту на коленях. – Да в этом штате одни маленькие городишки. Как тут люди развлекаются?

Они ехали молча, пока наконец Бобби не повернулся к ней.

– А ты подумала, что будем делать, когда догоним твою сестру?

Кейли тупо посмотрела на приятеля.

– Конечно, спасем.

– Ладно. А как?

Кейли заморгала.

– Ведь надо не просто найти твою сестру, а отнять ее у мужика, который тащит ее в Майами. Он, скажу я тебе, не собирается отдавать ее нам. Это уж точно. И парень наверняка вооружен до зубов.

– У тебя тоже есть пушка.

– Да, но он готов в любую минуту выстрелить.

Кейли повела плечами.

– Ну тогда надо застать их врасплох.

– Хорошо. Допустим, он посмотрит на тебя и поймет, что поймал не ту женщину. – Он снял руку с руля и схватил ее за бедро чуть выше колена. Он довольно долго не глядел на дорогу, пришпилив Кейли напряженным взглядом к сиденью. – Но почему ты думаешь, что парень так просто сдастся? Ведь человек, о котором мы говорим, делает свое дело, это его работа, за нее ему платят деньги, и, уж поверь, он будет драться, как тигр!

– И что? Может, мы его свяжем и успеем удрать вместе с Кэтрин, пока он придет в себя и развяжется? Ну я не знаю, Бобби, – протянула она разочарованно. – Но Кэт вообще-то с мозгами…

Он пальцами впился ей в ногу.

– Ты прекратишь наконец?

– Что? Что прекращу? – Она шлепнула обеими руками по его руке, потом попыталась отдернуть ее силой. – Бобби, мне больно.

– Перестань твердить о том, какая ты глупая. – Но руку он убрал и положил на руль, костяшки пальцев при этом побелели. Он довольно долго и яростно смотрел на Кейли. – Если ты не окончила какого-то проклятого колледжа, как твоя драгоценная сестра, это вовсе не значит, что ты глупее ее.

– Но я на самом деле не слишком умная.

Бобби уставился на нее. Она примирительным жестом коснулась его бедра.

– Да правда, Бобби. Я, конечно, не говорю, что я дура набитая. Но Кэт очень быстро соображает. И это нормально. Мне всегда на все было наплевать, а когда я попадала в трудную ситуацию, я звала ее на помощь. Я была очень общительной, быстро заводила друзей. И я гораздо веселее ее. Но Кэт умнее, или по крайней мере скорее соображает, чем я. Это факт, как и то, что у меня рыжие волосы или красивые сиськи.

Кейли смотрела на пальцы, которыми она водила по его мускулистому бедру, вырисовывая невидимый узор.

Бобби бросил взгляд на великолепную грудь.

– Может быть, ты просто не развивала природную смекалку?

– А что это такое?

– Ну, это как тренировка мускулов. Если с ними не работать, они не накачиваются. Ты не старалась сама разобраться со своими проблемами, а сестра думала за тебя. Но если уж мы про это заговорили, бэби, лучше прикинуть, что будем делать, когда догоним Кэтрин и ее мужика.

– А нельзя просто дать ей знать, что мы рядом и готовы кинуться на помощь? А она пускай сама придумает, что делать.

– Нет уж, или мы все бросим и смоемся отсюда, спасая свои задницы, за что я и голосую, или придется пошевелить мозгами как следует.

Положиться на собственные мозги? Кейли стало не по себе. Более того, она до смерти испугалась. Белые зубки прикусили нижнюю губу. Да, бросить все и смыться – огромное искушение. Но, вздохнув поглубже, Кейли произнесла:

– Ладно, мы должны напрячь мозги и сделать все как следует.

– Фу ты, черт! – Бобби шлепнул ладонью по рулю. – Этого я и боялся.

Глава 11

Еще нет восьми утра, но от жары уже не продохнуть. Над шоссе, по которому шли Кэтрин и Сэм, поднималось горячее марево.

Завтрак тяжелым камнем осел в желудке Кэтрин и давил. Она проклинала себя еще за одну прихоть, которой поддалась: напялила туфли Кейли на высоких каблуках. Надо было давно прекратить детские глупости – злить Сэма. От этого ей самой только хуже. Пытаясь поспеть за ним и шагать в ногу, одергивая прилипающий топ из лайкры к вспотевшей груди, она мечтала о свободной рубахе, которая продувалась бы и холодила кожу. Надеть бы сорочку из хлопка и мешковатые шорты! Или длинное, до пят, платье, которое скользило бы по телу, а не впивалось в каждый дюйм. Кэтрин поклялась себе: если она когда-нибудь вернется в свою нормальную жизнь, она будет одеваться только в свободные вещи! И никогда больше не станет мучить тело.

А почему это она так торопится за Сэмом? С какой стати? – спросила себя Кэтрин и тут же укоротила шаг. Разве в ее интересах прийти на автостанцию вовремя? Сэм сделал еще шага три, прежде чем обнаружил, что девушки рядом нет. Нетерпеливо обернувшись, он спросил:

– В чем дело, Рыжая? Почему задержка?

На жару Кэтрин не стала жаловаться, она сказала о главном:

– У меня болят ноги. Мне надоело бежать за тобой след в след, как дрессированный пудель. Знаешь, Maк-Кэйд, в этом нет никакого удовольствия.

Широко шагнув, он оказался рядом с ней, хмуро оглядел длинные ноги девушки.

– Эй, нечего меня обвинять, надела бы нормальные туфли вместо чертовых каблуков, как я тебе предлагал… – И он умолк, догадавшись, что продолжать нет никакого смысла. Перед глазами возникла утренняя картина: мелкими шажками она разгуливает по комнате на этих проклятых высоченных ходулях, в его белой рубахе, застегнутой под самое горло и надетой поверх маленького розового платьица, которое сейчас на ней. Рубашка полностью прикрывала обтягивающее платье, и ему было не так больно смотреть на нее. А сейчас Рыжая казалась совершенно голой, будто под платьем ничего нет. Подумав об этом и вспомнив, как белые гладкие ноги обхватывали его талию, Сэм едва не завыл.

– Предлагал, дурак? Да ты требовал!

Ну ладно, он согласен. И себе может признаться, что это была ошибка, потому что Рыжая вздернула свой изящный носик и начала новый сеанс игры в молчанку.

А каблуки остались у нее на ногах.

– Кроме того, – резко бросила она, поднимая руку, чтобы стереть пот со лба, – если бы не твое скупердяйство, мы бы на чем-нибудь подъехали до автобусной станции, а не тащились по шоссе.

– Если бы ты не нагрузилась за завтраком, как грузовик, может, я и пошел бы на это.

Кэтрин сердито шагнула к нему.

– Даже не смей заговаривать о моей комплекции!

– Черт побери. Рыжая! – От раздражения Сэм подошел к ней так близко, что девушке пришлось прогнуться в талии, чтобы заглянуть ему в глаза. – Я ни разу не говорил, что ты толстая. Я только сказал, что у тебя хороший аппетит. Можешь мне поверить, дорогая, как человек, оплачивающий твою кормежку, заявляю об этом со всей ответственностью. – Он снова отошел от нее и стал наблюдать, как Кэтрин медленно выпрямилась. – Ну а теперь давай шевелись, – процедил он сквозь зубы. – Нам надо успеть на автобус. – Сэм повернулся и снова зашагал по обочине.

25
{"b":"1631","o":1}