ЛитМир - Электронная Библиотека

– Боже мой, девушка, тебе надо держать себя в руках. Я думаю, у тебя только что появились первые седые волосы.

Через несколько минут она уже входила в мрачный кабачок. Кейли все еще была не в себе, но прохлада от работающего кондиционера обещала передышку от безжалостно палящего солнца. Она постояла у двери, ожидая, когда глаза привыкнут к темноте, стараясь не обращать внимания на головную боль где-то за глазами. По мере того как на фоне теней стали вырисовываться детали, она внимательно огляделась.

Два мужика сидели за барной стойкой, немолодая пара болтала за пивом в углу, а один верзила, склонившись над столом, одиноко гонял шары. Он посмотрел на нее, не меняя позы, поправил шляпу, чтобы получше разглядеть всю, с головы до ног, и впервые в жизни Кейли не почувствовала никакого удовольствия от проявления мужского восхищения. Под аккомпанемент песенки, доносившейся из музыкального центра в баре – низкий женский голос негромко завывал про папины деньги и мамочкину красоту, – Кейли прошла к стойке.

Бармен оказался тем редким экземпляром, который смотрел ей прямо в лицо, когда она задавала вопросы. Она оценила его приличное поведение. Но это было единственное, от чего она смогла испытать удовлетворение. Он не видел ни Бобби, ни Кэтрин.

Немногим больше чем через час Кейли уже обошла все, даже мотель, и ей осталось последнее: заглянуть в сарай за мотелем. Дверь была заперта, ручка странно вывернута, и это служило доказательством того, что никто, не говоря уж о Бобби, не мог там сегодня побывать. В полном отчаянии, без сил, Кейли уткнулась лбом в крепкую дверь.

Ей показалось, она уже поговорила со всеми жителями Арабеска, и единственной, кто вспомнил мужчину, по описанию похожего на Бобби, была кассирша кафе. Она вспомнила, как он ушел с кем-то, подозрительно похожим на Джимми Чейнза.

Надо смотреть правде в глаза, сказала себе Кейли. Бобби не должен был стать жертвой грязной игры. Она проверила все места, где можно спрятать тело. А Чейнза она видела своими собственными глазами, и он уехал один. Она не обнаружила ни одного подозрительно свежего кома земли, указывающего на торопливо вырытую могилу.

И какой вывод следует из всего этого? Только один.

Бобби в сговоре с Джимми Чейнзом, и давно. А как иначе мог Чейнз напасть на их след? Ведь он явился именно сюда! А насколько она знает Джимми Чейнза, он из тех, для кого отыскать свою собственную задницу уже проблема, не говоря о чем-то другом.

Кейли не была готова пережить боль предательства, и это, как кислота, разъедало сердце. Она старалась объяснить себе, что Бобби для нее просто еще один мужик, с которым можно развлечься, потрахаться. Да, за время их связи он успел задурить ей голову, она потеряла бдительность и начала принимать его за что-то большее, чем просто очередной любовник. Она подумала: может быть, потому-то он и согласился помочь ей искать Кэтрин, даже несмотря на отказ в сексе, который он любил больше всего на свете?

А разве не играл он с ней, как кошка с мышкой, изображая неодолимую страсть? Этим он привязывал ее к себе еще сильнее и делался день ото дня дороже. Он оставался верным ей и старался изо всех сил помочь. Боже мой, как он, наверное, смеялся над ней, когда говорил, что идет за едой, а сам удирал на встречу с Чейнзом!

Она ударила кулаком по двери.

– Будь ты проклят, Бобби!

– Привет.

Это был хриплый шепот, и такой слабый, что Кейли сперва подумала: померещилось. Она даже хмыкнула насмешливо, укоряя себя. Наивная дуреха, тебе так хочется, чтобы все эти отвратительные подозрения оказались не правдой.

За дверью раздался слабый шорох и опять еле слышный стон.

– Кто-нибудь есть там?

Она вскинула голову.

– Бобби? – Она прижалась ухом к двери, ее сердце яростно колотилось, но она надеялась, что его громкое биение не заглушит тихие слова. – Бобби? Ты там?

– Да.

– О Боже мой! Ты ранен?

– Гм… – Долгая пауза, потом раздалось невнятное бормотание. – Холодно…

Кейли принялась дергать ручку, а потом всем телом и плечом стала биться о дверь.

Но та не собиралась поддаваться.

– Дверь заклинило. Я скоро вернусь. Я тебе помогу. – Ответа не было, ее всю колотило, она снова прижалась ухом к двери.

– Бобби, ты слышишь меня? Дорогой мой? Я тебе помогу.

Он не отвечал, и она почувствовала первые признаки паники, когда наконец он едва слышно прошептал:

– О’кей.

Она побежала к главному входу в мотель, ворвалась в офис, стукнув дверью с такой силой, что та еще долго качалась, а Кейли уже оказалась у стола. Но в офисе никого не было.

Она дернула звонок, но никто не появился, она повторила. Еще раз. И еще. Она дергала, пока звонки не превратились в безумную какофонию.

– Что за чертовщина? Что тут творится? – Хозяин вылетел из задней комнатушки, пытаясь салфеткой, углом заложенной за воротник, вытереть соус спагетти в уголке рта, а другой рукой выдернуть салфетку из-за ворота. – Прекратите этот шум! – Он вырвал звонок у нее из рук.

– Пойдемте скорее, – заговорила Кейли, – в вашем леднике человек.

– Что? – Он уставился на нее. – Там никому не положено находиться.

– Он там не по своей воле! – От нетерпения она приплясывала, желая поторопить этого тощего недотепу. – Ну пойдемте же, черт побери! Вы будете, в конце концов, шевелиться? Надо вынуть его оттуда!

Хозяин и так смахивал на петуха, а тон Кейли заставил его распустить хвост. Он изобразил оскорбленное достоинство.

– Не смейте кричать на меня, юная леди! Вы думаете, если это маленький городок, то тут живут одни неотесанные деревенщины? Я сейчас ужинаю. И у меня нет времени на ваши городские грубые игры. – Он отвернулся и направился к двери, отделявшей офис от жилой части дома.

В три шага, но каждый невероятного размера, Кейли вышла из-за стойки, схватила его за плечи, развернула и взяла за грудки, подталкивая к выходу. На высоких каблуках девушка была ростом полных шесть футов. Плюгавый хозяин споткнулся от неожиданности и уперся носом в развилку между пышными грудями Кейли. Она выловила его оттуда, подтянула на цыпочки и наклонилась к нему, чтобы их глаза оказались на одном уровне.

– Слушай, ты, прыщ, это не игра, в леднике лежит мой мужчина. И не ему в голову пришла мысль там устроиться. Если с ним что-то случится только из-за того, что тебе лень поднять свой тощий зад и пойти посмотреть, не говоря уж о том, чтобы вызволить его оттуда, я раздую такое дело, что ты света белого не увидишь из-за бумаг, которые тебе придется писать до конца твоих дней! – Она освободила его, развернулась на одном каблуке-гвоздике и пошла к двери. – Ну-ка, шевели своим задом.

И он зашевелил.

Но его ярость расцвела пышным цветом, когда он увидел, на что похожа дверная ручка. И тут Кейли стала подозревать, что это работа Джимми Чейнза.

– Нет, вы только посмотрите! Да вы только поглядите! Кто-то должен заплатить! Кто-то…

Кейли постаралась сделать такое лицо, чтобы он подавился невысказанными словами.

– Мне надо взять инструменты, – пробормотал он.

– Быстрее! – Она не смотрела, как он уходил, она снова подошла к двери. – Бобби, дорогой, ты меня слышишь?

Ответа не было. Кейли стукнула кулаком в дверь.

– Бобби, о Боже, ну ответь мне, пожалуйста!

– Холодно, леди, – услышала она его слабый голос.

– Держись, через минуту мы тебя оттуда вынем. А потом я согрею тебя, милый. – В панике она стала озираться по сторонам. – О Боже, да где эта мразь? – В отчаянии закинув голову, Кейли громко заорала, призывая на помощь во всю силу своих легких.

Шум, который она устроила, дал свой результат. Хозяин мотеля бежал со всех ног, держа в руке ящик с инструментами, работники кухни вывалились через заднюю дверь кафе, а в следующую секунду прибежал мужчина с зубочисткой в уголке рта, очень сильно похожий на фермера.

Именно он стал командовать освобождением Бобби, пресекая всякую болтовню и вопросы. Он не произносил лишних слов, никому ничего не приказывал, было достаточно его спокойной авторитетной манеры держаться.

33
{"b":"1631","o":1}