ЛитМир - Электронная Библиотека

– Приходится, – пробормотал он. – Это единственный способ купить домик для Гарри.

Кэтрин озадаченно свела брови.

– Какой домик? И что еще за Гарри?

Глава 16

Сэм уселся поудобнее, привалившись к ней.

– Друг. Мы с Гарри служили вместе в ВП.

– В ВП? Это значит – в военной полиции армии США?

– Да.

– Сэм Мак-Кэйд, у тебя была стоящая работа, а ты ее бросил, чтобы гоняться за процентами?

– Вынужден был. – Его тяжелое тело придавило ее, будто последние силы ушли из него. – Гарри принял пулю, которая предназначалась мне, после чего у него отказали ноги. Паралич. Кто-то же должен позаботиться о… – Сэм умолк, выругавшись, потому что новый приступ тошноты заставил его наклониться над унитазом и задергаться в конвульсиях.

Кэтрин взглянула на рукоятку пистолета, торчавшую из-за пояса, увидела в заднем кармане бумажник. Она вынула и то и другое, пока он мучился и ничего не замечал вокруг. Отложив их в сторону, Кэтрин освежила холодной водой махровую салфетку, а Сэм снова оперся на нее, как на спинку кресла.

Она прикладывала компресс то ко лбу, то к шее, то к плечам Мак-Кэйда.

– Ну и почему пуля предназначалась именно тебе? Ты кого-то сильно разозлил? – Это Кэтрин могла себе представить.

– Нет, как старший сержант, я должен был контролировать всю ситуацию.

Кэтрин подождала, но продолжения не последовало.

– Ну и что дальше? Ты должен был контролировать и не сумел, поэтому пуля парализовала приятеля, а не тебя?

– Да.

– И ты никого не довел до сумасшествия? До той крайности, когда возникает желание пристрелить тебя?

– Боже мой, Рыжая! – В его тоне послышалось недовольство. – Да нет же, нет!

– Но тем не менее его ранили по твоей вине?

– Да!

Чувствуя волнение Сэма, Кэтрин снова намочила салфетку и стала проводить ею по его плечам.

– Не понимаю. Может, объяснишь, что случилось?

– Пьяный в стельку спец-4 бежал к воротам базы…

– Погоди, кто такой спец-4?

– Специалист четвертого разряда. То есть. Рыжая, его статус чуть выше рядового и ниже сержанта.

– А под пьяным в стельку ты подразумеваешь…

– Ну в стельку, на ногах не стоит – только на карачках. Потом мы обнаружили, что он и кокаина нанюхался. Но в тот момент мы знали только одно: он пробирается к воротам, а морские пехотинцы, дежурившие в тот день, вызвали военную полицию. Мы с Гарри гнались за ним до плаца, где он оставил свой джип. Парень орал и время от времени постреливал из пистолета, которого ему не полагалось при себе иметь.

Сэм закрыл глаза и увидел все снова, как будто это случилось только вчера.

Влажная ночь, полная луна, которая то выглядывала на небо, то закатывалась обратно за сгрудившиеся облака. Странно припаркованный джип с включенным мотором и зажженными фарами, с распахнутой дверцей со стороны водителя. Внезапно наступившая тишина. Цикады умолкли, почувствовав присутствие человека.

– Я говорил с ним, пытался успокоить. Мы хотели обойти его с флангов. – Тут его голова приподнялась, потому что Рыжая глубоко вздохнула. «Она хочет задать вопрос», – догадался Сэм, прежде чем Кэтрин успела сформулировать его.

Он криво улыбнулся и начал отвечать:

– Ну это когда один человек, я в данном случае, идет в одну сторону и переключает на себя внимание того, кого ловит, а его напарник направляется в другую. Тот тип, за которым мы гонимся, теряется, потому что для него враг раздваивается, и у нас, полицейских, больше возможностей его разоружить.

– Понятно. А что, Гарри был против такого варианта?

– Нет, это привычное дело, и обычно прием срабатывает.

– Но не на этот раз…

– На этот раз я допустил ошибку и не сумел удержать внимание нарушителя. Он мотался между нами, пытаясь взять на мушку обоих. Но все-таки он был ближе ко мне, и я думал, что сумею его уговорить и успокоить. Но потом я то ли сделал, то ли сказал что-то не так, потому что он вдруг взбесился, заорал и принялся палить. Я упал на землю и начал отстреливаться. – Дыхание Сэма стало тяжелым, исповедь давалась ему с трудом. – Его я тоже заставил лечь, но слишком поздно. Он уже достал Гарри.

Наступило молчание, потом Кэтрин спросила:

– – Ну а почему ты себя считаешь виноватым?

– Потому что я был старший сержант, черт побери.

Кэтрин почувствовала, как сильно он волнуется и как окаменели от напряжения его мышцы.

– А Гарри был?..

– Сержант.

– Ниже рангом, да?

– Я должен был спасать положение – и не терять бдительности. В итоге человек, не только подчиненный, но и мой лучший друг, больше никогда не сможет ходить.

Кэтрин подумала, что теперь для нее кое-что прояснилось.

– И Гарри тебя обвинял?

Сэм печально засмеялся. Желание успокоить, обнять его, укачивать, как ребенка, возникшее у Кэтрин, удивило ее.

– Полгода Гарри злился на весь свет. Он обвинял нарушителя, морских пехотинцев, которые не остановили его, всю армию Соединенных Штатов. Черт побери, даже Бога! Но меня – никогда. – Слова прозвучали так, будто именно это и мучило Сэма больше всего.

– Может, он воспринял все как трагический несчастный случай?

Сэм пошевелился.

– – Похоже, мне полегчало. – Он был слаб, как котенок, и озноб пробирал его до костей. При такой жаре это означало, что организм совершенно обезвожен. Тем не менее он с трудом оторвался от теплого тела Рыжей, возле которого ему было безопасно и удобно, но так быть не должно, приказал себе Сэм. – Слушай, выйдем отсюда. – Он с трудом поднялся.

Не понимая, какое отношение имеет рыбацкий домик к рассказанной истории. Рыжая рассеянно забрала бумажник и пистолет и пошла за ним в комнату. Сэм начал рыться в спортивной сумке, она спокойно наблюдала за ним, пока не догадалась, что именно он ищет. Наручники!

– Извини, Рыжая, но я слишком слаб, чтобы гоняться за тобой. Я вынужден…

– Нет! – Кэтрин изо всех сил оттолкнула его, ударив в грудь. Сэм, как подрубленное дерево, упал на кровать.

Ее трясло.

– Вшивый Иуда! Свинья! Я позаботилась о тебе, а теперь ты хочешь посадить меня на цепь, словно собаку! – Кэтрин не плакала с тех пор, как Сэм вытащил ее из дома. Но сейчас слезы потекли из глаз, и она их не вытирала, ничего не замечая от ярости.

Сэм с трудом приподнялся на локте, чувствуя, как его сильно трясет от боли. Потирая ушибленное место, он уставился на пылающие щеки и яростные зеленые глаза Кэтрин. Боже мой, чем она его ударила? Молотком, что ли? И тут Сэм увидел, что у нее в руке, и затих.

– Положи оружие. Рыжая.

– Что?

– Положи оружие.

Кэтрин посмотрела на пистолет, который держала в руках, и сила сразу же ушла из ее пальцев. О Боже, она совсем забыла про него.

Но, посмотрев в лицо Сэму, она поудобнее перехватила пистолет и прицелилась. Он был тяжелый и раскачивался, выписывая в воздухе восьмерки. Ей пришлось взять пистолет двумя руками. И тут она обратила внимание на бумажник Мак-Кэйда. Трясясь всем телом, Кэтрин сунула его за пазуху.

– Оставайся там, где сидишь, Мак-Кэйд. – Пройдя вдоль стены, она схватила чемодан Кейли с кровати. Золотисто-карие глаза Сэма настороженно следили за ней. Кэтрин боялась, что, несмотря на слабость, он кинется и силой заставит ее остаться. – Тебе не стоило вынимать наручники, – объяснила она дрожащим голосом. – Мы бы хорошо поладили, если бы ты не дергался.

Она шагнула туда, где лежала ее сумка, села на корточки, не спуская глаз с Мак-Кэйда, потом нащупала рукой ремешок сумки, перекинула через плечо и бросила в нее бумажник Сэма. Потом подхватила чемодан и попятилась к двери.

– Я более человечно отнесусь к тебе – оставлю свободным, на случай, если тебе снова станет плохо. – Открыв дверь, Кэтрин переступила порог. Потом, секунду поколебавшись, обернулась. Лицо Сэма было бледным, но глаза горели. От его рук и плеч веяло силой, которую не стоило недооценивать. – Мне жаль твоего друга, – прошептала она, – но, я не считаю тебя виноватым в случившемся с ним несчастье.

37
{"b":"1631","o":1}