ЛитМир - Электронная Библиотека

Затем, сунув пистолет в сумку, Кэтрин вышла на улицу.

– Дьявольщина! – Если бы силу разочарования можно было чем-нибудь измерить, то раздался бы рык льва. Но вместо слов из горла Сэма вырвалось слабое кваканье.

Он попытался сесть, но, с трудом придвинувшись к краю кровати, Сэм отчетливо понял: его силы на исходе. Сможет он сейчас преследовать Рыжую? Вряд ли. И Сэм отпустил длинное цветистое ругательство.

Потом Мак-Кэйд заставил себя встать на ноги. Черт побери! Ему лучше поднять свою задницу, не то Рыжая усвистит слишком далеко.

Его шанс на домик только что выплыл за дверь. И до него не сразу дошло, что стоит пожалеть еще об одном – теперь ему не представится случай использовать презервативы, купленные в автомате мужского туалета. Да, он слишком серьезный парень, по-настоящему преданный профессии.

Не переставая дрожать, Сэм нашел в спортивной сумке чистую рубаху. С трудом влез в нее, потом сел на край кровати, собираясь с силами. Он знал, что ему сейчас надо пить побольше жидкости. Он уже перестал потеть, значит, обезвоживание слишком сильное, оно, и ничто другое, заставляет его дрожать, как новорожденного жеребенка. Но когда Сэм пустил воду из крана, от ее запаха его замутило. Он с отвращением отставил стакан, потом нашел зубную щетку и пасту, почистил зубы и снова попробовал напиться.

И тут же вернулись позывы рвоты.

Черт с ним! Надо идти.

Сэм потянулся поправить оружие и выругался, вспомнив, где он видел пистолет в последний раз. Его держала Рыжая в нетвердых руках и целилась в него. Черт! Как ему хотелось сейчас покурить! Он печально засмеялся. Да, надо отдать ей должное – та еще штучка. В последние несколько дней она настолько завладела его вниманием, что Сэм впервые за долгое время вспомнил про сигареты.

Но это ерунда. Отказ от никотина – чепуха по сравнению с тем, как она выпотрошила его, заставив рассказать о Гарри, а затем равнодушно выкатилась за дверь.

Вспомнив ее глаза, когда она увидела наручники, Сэм покачал головой. Да ладно, черт побери, большое дело. Он уже успел понять, какая она первоклассная актриса.

Последние слова Рыжей, обращенные к нему, было не так легко отбросить.

Он был совершенно сражен, услышав, что не виноват в случившемся с Гарри несчастье. Сэм оперся о стену, чтобы отдышаться.

Почему Рыжая сказала об этом? Ведь она была на коне, выиграла. Пистолет плясал в ее руке, но она выиграла. И эти слова ничего не решали. Так зачем было говорить?

Эх, мужик, не понял ты ее, совсем не понял. Да дьявол с ней, с ее словами! Он обязан раздобыть этот чертов домик для Гарри, а для этого ему нужна Рыжая. Он сейчас отдышится, вытащит за дверь свою задницу и вернет ее обратно. Через минуту. Только немного придет в себя.

* * *

Джимми Чейнз развалился на сиденье арендованной машины, рассеянно перекатывая зубочистку с одного угла рта к другому. Он наблюдал за пассажирами, выходившими из автобуса. Ну где эта кукла Кейли? Пора завязывать с этим делом и возвращаться домой.

Потом он резко выпрямился, выплюнув зубочистку. Водитель закрывал двери, значит, последний пассажир вышел. Что за черт?

Чейнз вылез из машины, хлопнув дверью, догнал водителя и преградил ему путь.

– Эй! – окликнул Чейнз. – Я тут должен был встретиться с сестрой, она сказала, что приедет в твоем автобусе, – такая рыжая, симпатичная, с роскошным телом.

– Ox… – заморгал водитель, глядя на неизвестно откуда взявшегося мужчину. – Рыжеволосая? Но ее муж отравился, и мне пришлось оставить их в мотеле. – Водитель собрался идти дальше.

Так, значит, этот тип заболел? Чейнз мысленно потер руки. Это хорошо, это намного облегчает работу.

– Погоди! – Чейнз остановил водителя. – Какой, говоришь, мотель, где?

– Извините, сэр, мне не положено давать такую информацию.

– Да она, черт побери, моя сестра!

Водитель напрягся, бросив на него неприязненный взгляд.

– Это вы так говорите, – сказал он и изучающе осмотрел Чейнза, словно отыскивая сходство, а потом неискренне добавил:

– Мне очень жаль, но таковы правила.

Чейнз хотел выбить из придурка название мотеля, но кругом было слишком много народу, да и босс велел держаться незаметнее. Вот сукин сын! Но что же теперь делать?

Хорошо, мужчине, в конце концов, надо поужинать, а ему, пока он тут, тоже невредно заморить червячка. И что-нибудь придумать, – разве он не умный мужик? Кейли ведь так сказала.

Но пока Чейнз ел цыпленка, жареный бифштекс и картошку, в голову ему так ничего и не пришло. Он работал мозгами, пока не заломило в висках. Ну ни единой мысли! И так продолжалось, пока он не отставил в сторону пустую чашку из-под кофе и тарелку из-под яблочного пирога.

А когда официантка принялась подливать ему кофе, он услышал разговор за соседним столиком.

Чейнз едва обратил внимание на девчонку-подростка, которая остановилась возле столика, за которым сидел парнишка года на два старше ее. Она откровенно завлекала парня. Чейнзу в общем-то было наплевать на молодую любовь, но уши навострились сами собой, когда девчонка заговорила.

– Эй, – начала она робко, – а что с теми мужчиной и женщиной, которых высадили из автобуса? Меня зовут Белинда. – Она улыбнулась парню и пожала плечами. – Я подумала, может, ты знаешь, я видела, как ты с ней разговаривал.

– Меня зовут Джоэл. Я ничего толком не знаю, но могу сказать точно, что того пижона рвало в кабинке, из-за чего никто не мог туда прорваться. Поэтому их решили на ночь оставить в мотеле.

Чейнз откинулся на спинку стула, испугав парня своим внезапным вторжением в разговор.

– А как называется место, где их высадили? – резко спросил он. – Это моя сестра, я должен был ее встретить.

Парень выглядел раздраженным, ему не понравилось, что его прервали, но с готовностью ответил:

– Не знаю, я сам так хотел в туалет, что не обратил внимания.

– И я не видела, – сказала девочка. – Отсюда примерно в двух часах езды.

– Не-а, час сорок пять.

Она повернулась к парню, давая понять, что больше полагается на его слова.

– Ты так думаешь?

– Да, час сорок пять. Точно.

Ну что ж, хорошо! Чейнз вскочил на ноги, оставил чаевые и деньги по счету на столе.

– Спасибо, парень. – Он взял со столика счет молодого человека. – Вот, это тебе от меня.

– Спасибо. – Молодой человек улыбнулся девушке. – Хочешь чего-нибудь на десерт? Угощаю, раз у меня завелась пара баксов.

Чейнз достал новую зубочистку, сунул в уголок рта и, ухмыляясь, направился через стоянку к машине.

Кейли права.

Он умный мужик.

* * *

Как же можно быть такой дурой? Кэтрин возвращалась, прижимая к животу коричневый пакет. Она просто не могла поверить, что снова идет в мотель.

То есть добровольно сдает себя Сэму Мак-Кэйду. Она могла совершенно спокойно уехать. Кэтрин поговорила с владельцем местного гаража, у него есть машина, которую он готов дать напрокат. У нее – деньги Сэма, чтобы заплатить, и она уже возвращалась бы сейчас в свою спокойную, размеренную жизнь. Так поступила бы любая разумная женщина. Просто села бы в машину и уехала.

Но Кэтрин не могла забыть ужасный цвет лица Сэма и сухие запекшиеся губы. Она дура, набитая дура, если волнуется о нем. Кэтрин повторяла себе это неоднократно. Ну куда, черт побери, подевался ее разум? Она наивная дура – вот и все. Двух мнений быть не может.

А самое интересное заключалось в том, что Сэм Мак-Кэйд… в общем…

Кэтрин несла в пакете бутылки с водой и пачку подсоленных крекеров. Она шла изображать сестру-сиделку перед человеком, который, едва она успеет спросить его о самочувствии, прикует ее к чему-нибудь наручниками.

Кэтрин обнаружила Сэма на полу, он спал, привалившись к стене. Положив пакет, она села рядом с ним на корточки и протянула руку, чтобы потрясти за плечо.

– Сэм, – пробормотала она. – Ну давай, дорогой, это не лучшее место для отдыха. Надо лечь в постель.

38
{"b":"1631","o":1}