ЛитМир - Электронная Библиотека

Нервно посмотрев в темноту, она придвинулась к Сэму поближе.

– Как ты думаешь, в этих лесах много пауков?

Занятый кроликом, он все же ответил:

– Рыжая, мы с тобой в Колорадо. Тут таких здоровенных пауков, как, например, на Гавайях, нет, и змей тоже.

Кэтрин с облегчением оперлась на него, но потом, обдумав услышанное, заметила:

– Ты, Мак-Кэйд, всегда заставляешь тревожиться и волноваться. – Она шлепнула его по колену. – Если хочешь знать, я не глупая, но очень боюсь всяких ползучих тварей.

Сэм повернулся к ней, его золотистые глаза, сверкнув в свете костра, встретились с ее глазами.

– Не знаю, как тебе объяснить, но трусость – это разновидность глупости.

– Да пожалуйста! Я думаю, ты вообще ничего не боишься!

– Да, черт побери, не боюсь. – Он хлопнул себя кулаком по груди. – Я сильный мужик.

Она хмыкнула и бросила еще один нервный взгляд в темноту.

Сэм обнял ее и притянул поближе. Он поймал себя на том, что совершенно очарован ее незащищенностью, которой прежде не замечал. И черт побери, если от этого у него не возникло страстного желания защитить ее.

– Ты не веришь, да? Ну так советую поверить. – Сэм подтянул ее к себе под мышку и поднял голову к звездам. Потом заглянул в лицо Кэтрин. – На этой высоте пауки почти не водятся, а если ты на какого-нибудь наткнешься, он умрет раньше, чем посмеет к тебе приблизиться.

– А если он подкрадется ко мне сзади из темноты?

– Кэтрин, пауки больше боятся тебя, чем ты их.

Она посмотрела на него таким взглядом, каким могут смотреть только женщины, и Сэм торопливо пошел на попятную:

– О’кей. Давай сойдемся на том, что они боятся тебя почти так же, как ты их. Они ведь робкие создания. И не выпрыгивают из темноты, они не любят связываться с человеком.

Кэтрин еще раз недоверчиво хмыкнула, но Сэм ощутил, что она слегка расслабилась.

– Ну? Проголодалась? – поинтересовался он. – Я думаю, кролик почти готов.

Они ели его, запивая ключевой водой из пивной банки, которую Сэм нашел в лесу.

– Люди, конечно, могли бы быть поаккуратнее, но для нас эта банка оказалась весьма кстати, – сообщил он, когда Кэтрин спросила, откуда она. – Я ее почистил как следует, кроме того, она довольно долго пролежала в земле, и я думаю, вряд ли в ней остались какие-то бактерии. Если и были, то сдохли.

С полным желудком, согревшись под боком у Сэма, Кэтрин почувствовала, что отчаяние отступило. Но она никак не могла избавиться от чувства, что паук собирается заползти к ней на спину, и время от времени нервно оглядывалась.

Вдруг Сэм схватил ее за запястье.

– Мне кажется, ты не успокоишься, пока твоя спина не будет под защитой. Верно? – спросил он. – Ладно, иди сюда. – Сэм подтащил ее к себе и усадил между коленями. Кэтрин спиной прижалась к его груди, а он обхватил ее руками. – Ну расскажи, в каком классе ты преподаешь?

Впервые с тех пор, как они убежали от машины, Кэтрин полностью расслабилась. Согретая теплом его тела, она посильнее притиснулась к нему и уставилась в огонь. Никто и никогда в жизни так о ней не заботился, ни с кем она не чувствовала себя в полной безопасности. Только сейчас, только с Сэмом. Как это… приятно, как уютно.

– В седьмом и восьмом.

– О, это зрелые подростки. А какой предмет?

– Язык.

Она почесала зудевшее от укуса место, продолжая отвечать на вопросы Сэма о работе. Потом они замолчали. Кэтрин, сонно глядя на костер, подумала, что они говорили только о ней. Она положила голову ему на плечо и взглянула на профиль Сэма.

– А можно тебя спросить кое о чем?

– Конечно.

– А почему тебе так важно купить домик другу?

Сэм напрягся, но потом она почувствовала, как его мышцы расслабились, он поерзал у нее за спиной. Теплые руки поудобнее подтянули Кэтрин поближе, и он уперся подбородком ей в голову.

– Мы с Гарри мечтали купить такой, когда уйдем на пенсию со службы, – ответил Сэм уклончиво. – Но узнали, что сейчас продается именно тот рыбацкий домик, в котором мы обычно проводили отпуск.

– Что особенно заманчиво, я думаю. – Она нахмурилась. – Ясно. Но почему ты никогда не говоришь о нем как о своем домике? А называешь домиком для Гарри?

– Что? Да, все правильно.

– Ни разу не сказал, – уточнила она. Почувствовав его напряжение, Кэтрин догадалась: ее слова задели его. Но ей хотелось получить ясный ответ на свой вопрос. – Ты всегда говоришь «домик Гарри», как будто тебе он ни к чему, – давила Кэтрин.

И вдруг желания Сэма, которые он тщательно прятал в последние три года, всколыхнулись. Кэтрин влезла к нему в душу и разворошила то, что он тщательно скрывал даже от самого себя. Ну разве можно от этого не взбеситься? Он убрал руки.

– Удивительно, – насмешливо бросил Сэм, потянулся за веточкой и бросил в огонь. – Стоит трахнуть женщину один раз, и она уже думает, что знает про тебя все.

Смысл слов дошел до него в тот момент, как он произнес их, и Сэм ужаснулся. Может, он и рос в бедности, но мать воспитала в нем уважение к женщине. Он почувствовал, как Кэтрин отстранилась, ее бедра напряглись, и он поспешил снова обнять ее и удержать.

– Извини, – хрипло сказал он. – Само собой вышло. Не знаю, что на меня накатило.

– Нет, ты выразился достаточно ясно, – ответила она с холодной вежливостью. – Ничего не надо объяснять. В конце концов, мы ведь почти чужие люди.

– Чепуха. – Сэм плотнее прижал ее к себе. – Уж кто-кто, но только не чужие. Ты… задела нерв во мне, и я захотел отомстить.

– Потому что… – Голос ее звучал холодно и равнодушно.

– …потому что ты права. – Сэм резко выдохнул и посмотрел мимо нее прямо в середину костра. – Мы с Гарри всегда говорили о рыбацком домике, но то была наша мечта. Она должна была осуществиться в далеком будущем.

– А сейчас пришло время. Да?

– Да. – Она чувствовала спиной, как он тяжело дышит. – Вроде того.

Кэтрин посмотрела на звезды.

– Ну и что ты намерен делать?

– Ничего. – Сэм пожал плечами. – То, что я делаю, это прекрасно.

– Черт побери! – Она повернулась к нему, желая заглянуть в глаза. – Скажи, что это не мое дело, если не хочешь говорить, но не отворачивайся и не изображай, будто считаешь себя неудачником. Как ты теперь собираешься поступить?

– Это тебя не касается.

– Прекрасно. – Кэтрин снова уставилась в темноту, сидя у него между ногами.

– Я бы хотел стать полицейским. О’кей? – Сэм выругался и освободил одну руку, чтобы откинуть волосы назад. – Мне на самом деле нравилось служить в военной полиции. – Его желудок болезненно сжался при мысли, что он никогда не сможет испытать желаемого удовлетворения от работы. Он слегка выпрямился. – Но не всегда получаешь то, что хочешь. Такова жизнь.

Голос Кэтрин звучал нежно, в нем слышалась теплая заинтересованность, когда она спросила:

– И что ты теперь будешь делать?

– Да, черт побери, кто знает! Посмотрю, может, найдется денежная работа и удастся заполучить домик, пока он не ушел к другому покупателю, но я точно знаю, чего бы не хотел делать.

Она откинулась назад и посмотрела на него.

– Чего?

– Да вот сообщить Гарри, что я все испортил. А придется, как только увижу телефон.

* * *

Они проснулись на заре, замерзшие, одеревеневшие. Кэтрин вообще была не в настроении. Освободившись от объятий Сэма, она как можно тщательнее отряхнулась. Ей очень не хватало зубной щетки, и Кэтрин помучила себя минуту-другую мыслями о горячей воде и чистой одежде. Хороший душ и новая зубная щетка станут наградой, когда они вернутся к цивилизации, и – о Боже, ну пожалуйста – пускай это случится поскорее.

Кэтрин изо всех сил боролась с позывами организма, но наконец нужда заставила, и, глубоко вздохнув, она нырнула под деревья. Сэм наблюдал, как она скрывается в кустах. Надо сказать, у него тоже было неважное настроение.

Какого дьявола? Что он делает?

Его отношения с Кэтрин развивались ненормально. Да, он был ослеплен, но время прошло, и ему пора вернуться к прежнему образу жизни. Ну что он о ней знает? Черт, он ведь понимает, более того, уверен, что в ту же минуту, как он разберется с Джимми Чейнзом и Гектором Санчесом, она вернется в свою жизнь, в уютный маленький домик, снова окунется в уважаемую всеми работу. Да, именно так, он никогда больше не увидит ее зеленые глаза.

47
{"b":"1631","o":1}