ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это только игра твоего воображения, – ответила Кэт.

– Извини, но я видела глаза этого парня, и поверь мне, он точно имеет на тебя виды. – Кейли открыла замочек почтового ящика, выгребла оттуда все содержимое и положила сумку. Потом повернулась к сестре. – Ты точно не передумаешь и не поедешь с нами праздновать?

– Точно.

– Тебе бы это пошло на пользу.

– Нет, вы с Бобби должны побыть одни, а я не в настроении.

– Ну ладно. – Кейли открыла дверь своей квартиры и пропустила Кэтрин в гостиную. – Дай-ка я найду запасной ключ. Я не знаю, почему не подумала про него раньше.

– Может, потому, что мы все время были вместе, как только просыпались. – Кэтрин очень хотелось, чтобы сестра поскорее ушла. Ей отчаянно хотелось побыть одной. – Слушай, если не можешь найти его, это не важно. Ну куда я пойду?

– Никогда не знаешь. А, вот он. – Кейли бросила ключ в большое блюдо на краю стола. – Вот, если понадобится. Хорошо, я думаю, мы тебя увидим позже, а?

– Да. Идите развлекайтесь. Не беспокойся обо мне, Кейли, – настойчиво повторила она, когда сестра остановилась в дверях. Кэтрин изобразила улыбку. – Со мной все в порядке, честное слово. Отправляйся и как следует повеселись. Ты заслужила. Знаешь, я тобой горжусь. Ты прекрасно держалась.

Кейли разгладила руками юбку из лайкры, которая обтягивала ее бедра, и встретилась взглядом с сестрой.

– Ты знаешь, я тоже собой горжусь. Я многому научилась за последнюю неделю. И убедилась, что не такая тупая, какой себя считала. Ну ладно! – Она взбила и без того пышные волосы и выпятила грудь. – Не будем сейчас распускать слюни, а то вся моя косметика поползет и я стану похожей на енота. Все, я ушла. – Кейли повернулась к двери, но снова остановилась, взявшись за объемистую сумку. – О, вот что. Разбери мою почту, ладно? – Она отдала Кэтрин сумку, помахала ярко наманикюренными пальцами и исчезла за дверью.

Улыбка Кэтрин тут же исчезла, она швырнула почту на стол, где лежал ключ, сама шлепнулась на диван, закинула голову и уставилась в потолок, горестно вздыхая. Боже, она забыла, как влажно во Флориде летом. Воздух можно пощупать руками – горячий и тяжелый, от него она чувствовала себя больной.

Но тут горькая усмешка пробежала по губам, когда она подняла руку вытереть капли пота со лба и щек. Да, как же, погода ее беспокоит.

Да черт побери, что произошло? Не она одна ожидала, что их отношения с Сэмом гораздо глубже, чем временная связь. Но как же это – они только занимались любовью в душе, а потом события понеслись, будто товарняк по рельсам, и он снова стал мрачным, угрюмым мужланом, которого она встретила неделю назад. Почему она так неверно оценила ситуацию?

И как можно за такое короткое время увлечься мужчиной?

Ей хотелось домой, в спокойной знакомой обстановке зализать свои раны. Надеть платья, которые не подчеркивают каждый дюйм тела, каждую выпуклость, вернуться к жизни безопасной и тщательно расписанной.

О’кей, может, это звучит скучновато, но она хочет к себе домой.

Вытирая пот с лица, Кэтрин пошла и включила кондиционер. Потом села на диван и потянулась за почтой Кейли. Она стала ее сортировать, но мысли были далеко. Она вынула телефонный справочник и позвонила в несколько авиакомпаний узнать о рейсах на Сиэтл. Перебирая почту, отложила открытку из Нью-Хемпшира – приглашение Кейли, и тут ее взгляд поймал ее собственное имя на одном из конвертов. Кэтрин медленно открыла его. В нем лежал билет до Сиэтла. Вылет из Майами послезавтра.

Нужно совсем не иметь мозгов, чтобы не догадаться, кто прислал билет. Вдруг ее охватила жуткая ярость. Она затмила ей разум и раскалилась добела.

Кэтрин не помнит, как доехала до дома, где жил Сэм, не помнит, как вызывала такси, и совершенно в тумане остался отъезд от дома Кейли. Только что она сидела на диване в квартире сестры, глядя с яростью на билет в руке, а в следующий момент уже колотила в дверь, учащенно дыша, рукой прикрывая глаза от солнца и всматриваясь в темнеющий коридор.

Она еще раз яростно пнула в дверь, поскольку на ее зов никто не выходил.

– Открывай, вшивый трус!

* * *

Гарри быстро направил свое кресло из кухни в коридор, стук в дверь начинал действовать на нервы.

– Да иду я, иду!

Подъехав к двери, он наклонился, чтобы ухватиться за ручку, отпер дверь и приоткрыл. Но тут с другой стороны ее пнули, и она распахнулась во всю ширь. От того, что он увидел, Гарри открыл рот.

– О че… – Проглотив ругательство, он с нескрываемым восхищением уставился на рыжеволосую девушку на пороге. Сэм был прав – у нее потрясающая белая кожа. Но он, однако, никогда не заикался о том, что она высокая и так сложена, что сердце любого мужика должно остановиться при одном взгляде на нее. Волосы ее полыхали в лучах полуденного солнца, в глазах горело яростное изумрудное пламя.

– Неудивительно, что он тут ходил как полоумный с больным зубом. – Откатившись от двери, Гарри махнул незваной гостье рукой, приглашая войти. – Насколько я понимаю, вы получили билет.

– Где он? – Вытерев лоб, Кэтрин огляделась, словно ожидая, что Сэм прячется за дверью. Она широко прошагала к ближайшей двери, открыла сильным рывком и величественным тоном выкрикнула его имя. Гарри двигался за ней по пятам.

– Его нет, мисс. Он пошел купить сигарет. Хотите пива?

Впервые Кэтрин посмотрела на него, как будто только что увидела. Ее брови сошлись на переносице.

– Сэм не курит.

– Да, не курил. Но начал. Буквально пятнадцать минут назад решил – а чего это он должен себя утруждать?

– Да, он, очевидно, о многом так думает: зачем себя утруждать? – горько усмехнулась Кэтрин.

– Ну, тут я не могу с вами согласиться. – Но прежде чем Гарри успел произнести речь в защиту друга, он услышал, как входная дверь открылась и закрылась. Черт, как не вовремя! Он мог бы охладить рыжую. Гарри развернул кресло и поехал навстречу приятелю, но было слишком поздно. Сэм появился в дверях мрачный, с незажженной сигаретой в уголке рта. – А у тебя гости, – сказал Гарри, предупреждая Сэма.

Но Сэм уже увидел Кэтрин и замер. Сердце его начало тяжело биться, все чувства болезненно ожили. Боже, думал он, как будто прошло два месяца с тех пор, как он видел ее в последний раз, хотя это было только два дня назад. Но она здесь.

И это хорошая новость.

Плохая заключалась в том, что Кэтрин была в бешенстве. Черт, ему надо было послушаться Гарри. Теперь он и сам это понял. Сэм поглядел на друга, желая узнать, нет ли у него блестящей идеи, как ему выпутаться. Но у Гарри явно не было идеи, и он поспешил смотаться из комнаты.

Выпрямившись, Сэм настороженно посмотрел на Рыжую, которая шла прямо на него. Ну ладно, да, вышла ошибка, что он не приложил никакой записки к билету на самолет. Теперь она здесь, и он все объяснит.

– Послушай, Кэтрин, – начал он спокойно.

Она ткнула билет ему в грудь и вздернула нос с видом строгой учительницы. Сигарету, которую Сэм забыл вынуть изо рта, она смахнула рукой. Ее щеки пылали, глаза горели зеленым огнем, но вопреки логике Сэм чувствовал себя сейчас гораздо лучше, чем в последние двое суток.

– Ты знаешь, что можешь с этим билетом сделать, Мак-Кэйд? – строго спросила Кэтрин, тыча бумажкой ему в грудь.

– Сжечь?

– Да, конечно, можешь и сжечь. А пока он не сгорит дотла, успеешь засунуть его себе…

И тут пальцы Сэма скользнули в ее волосы, он притянул ее голову обеими руками к себе, прижался ртом, тем самым отрезав остаток фразы. Глаза Кэтрин широко раскрылись, она пыталась высвободиться, но он крепко держал ее и быстро воспользовался тем, что рот она не успела закрыть, прерванная на полуслове. На этот раз он ее без борьбы не отпустит.

Сэм целовал Кэтрин, пока она не расслабилась. Он целовал ее, пока она не закрыла глаза, а рот не стал мягким и жарким. Потом он прислонил ее к стене и снова стал целовать.

Наконец Сэм отпустил ее рот и принялся осыпать поцелуями скулы, щеки, подбородок и шею.

57
{"b":"1631","o":1}