ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее взгляд прошелся по его джинсам, остановившись на продолговатой выпуклости меж бедер. Она вздрогнула и поспешно отвела глаза. Что за черт, еще не хватает, чтобы она вновь погрузилась в воспоминания.

Но несмотря на все ее попытки совладать с собой, события шестилетней давности с поразительной четкостью всплыли в ее голове. Пробуждение чувств, познание себя, безопасность… С ним она смогла дать волю своим сексуальным инстинктам, а он дарил ей столько наслаждения… И хотя он признавал лишь легкость и необязательность в отношениях, она ощущала глубокую привязанность к нему. После той жизни, какую она вела дома, находясь под постоянным давлением со стороны отца, будучи мишенью для его насмешек, она нашла грубоватую нежность Рокета даже более соблазнительной, чем его сексуальная изощренность.

Невольно уголки ее губ приподнялись. Возможно, она даже немножко вытянула их вперед. Потому что и то и другое было прочно сплетено в ее воспоминаниях. Одному Богу известно, насколько она была тогда переполнена тем, что он делал с ней; с ним она чувствовала себя самой прекрасной, самой нежнейшей, самой сексуальной женщиной во всей Вселенной. Нет, она не была влюблена, по крайней мере сначала. Но, привыкшая вечно держать оборону и противостоять постоянным нападкам, она вдруг обнаружила, что галантные комплименты, внимательность и чувство защищенности действуют на нее сильнее, чем шпанская мушка.

– Рокет! – закричала она и залилась радостным смехом. Солнце, прибой и песок внезапно слились в сверкающем калейдоскопе, когда он подхватил ее на руки и закружил… Она мимолетно отмечала то, что проносилось мимо, но смотрела только на мужчину, сжимавшего ее в объятиях. В ней было фунтов пятнадцать, и она едва ли напоминала хрупкий цветок. Но он держал ее с такой легкостью, словно она весила не больше пушинки.

– Прости, – раздался его голос, и Виктория заморгала, когда он опустил ее на землю так же резко и неожиданно, как поднял. Он наклонился, чтобы подобрать волейбольный мяч. С сильно бьющимся сердцем она следила, как напряглись мускулы его спины, когда он одним мощным и точным ударом послал мяч назад на площадку, мимо которой они проходили.

Ее голова все еще кружилась, когда до нее дошло, что он только что спас ее от удара мячом в лицо.

– У тебя реакция, как у кошки. – Она ощутила, как тепло и безопасность отзываются дрожью в каждой клеточке ее тела, и подошла ближе. – Ты же не мог видеть, как он летит…

Он пожал плечами, как будто в этом не было ничего особенного.

– Наверное, я не вижу, а чувствую.

Она пробежала пальцами по его руке, поросшей темными волосами.

– Ты настоящий герой.

Казалось, он хотел рассмеяться в ответ, но смех замер где-то в глубине его горла. И сам Рокет стал очень тих, когда она прижалась к нему всем телом и нежно поцеловала его в шею.

– Я думаю, такой героический поступок должен быть вознагражден, – пробормотала она, снова целуя его, на этот раз чуть пониже, и что-то бормоча себе под нос, когда ее губы ощутили солоноватый привкус его кожи. Она прижалась грудью к его торсу, и тогда он обнял ее, привлекая к себе. Почувствовав его готовность, она улыбнулась и, откинув назад голову, взглянула на него. – Ты так не считаешь?

Его темные глаза были наполовину прикрыты, когда он посмотрел на нее.

– Черт, Тори, – хрипло пробормотал он, сцепив руки на ее спине. – Что ты со мной делаешь? Я хочу сорвать с тебя одежду и овладеть тобой на глазах у всех.

Она лизнула впадинку у основания его шеи, чувствуя, как ее бьет дрожь.

– На глазах у всех людей?

– И их маленьких собак тоже, – кивнул он, окидывая ее горячим, нетерпеливым взглядом. – Поэтому, дорогая, если ты не готова к подобному представлению, я полагаю, тебе лучше отойти в сторонку и дать мне пару секунд, чтобы успокоиться.

– Прошу прощения, что заставил тебя ждать.

Виктория буквально подпрыгнула от неожиданности, словно кто-то всадил ей шило в одно место. Чувствуя, что ее лицо горит, она наблюдала, как Рокет, отвернувшись, убрал мобильный телефон в кейс. Судорожно вздохнув, она попыталась взять себя в руки, прежде чем он остановит на ней взгляд своих проницательных глаз.

– Что ж, мы можем начать, – сказала она и ужаснулась, не узнав собственный голос. Она кашлянула раз-другой, пытаясь обрести верный тон. – Я могу предложить тебе что-нибудь выпить? – Черт ее дернул предаться воспоминаниям.

– Нет. Спасибо. Я готов. – Усевшись поудобнее, он пристроил ноутбук на колене и взглянул на нее. – Для начала расскажи мне о своем брате.

– Да, Джаред. Конечно. – Она была уязвлена, что на какое-то мгновение забыла о деле.

И от досады на саму себя выпрямила спину. Она забыла о многом, и это опасный сигнал. Заставив себя сосредоточиться, она посмотрела Джону прямо в глаза.

– Первое, что я хочу сказать, – это то, что он не убивал отца. Я хочу, чтобы это было понятно.

– Хорошо. Но скажи мне, чем обоснована твоя уверенность?

Она потянулась вперед, но не успела произнести и слова, как дверь кабинета распахнулась и в комнату вошла пятая жена отца.

Полногрудая блондинка остановилась, увидев их. Ее взгляд равнодушно миновал Викторию и задержался на Джоне, который явно заинтересовал ее.

– Простите, – сказала она. – Я не знала, что здесь кто-то есть.

Тори сдержала вздох.

– Мистер Мильонни, позвольте представить вам вдову моего отца миссис Ди-Ди Гамильтон. Ди-Ди, это мистер Мильонни, частный детектив, которого рекомендовал мне поверенный моего отца.

Большие голубые глаза Ди-Ди стали еще больше и голубее.

– Зачем, ради всего святого, тебе понадобился частный детектив? Если мне и есть о чем рассказать, так только о том, как ты наплевала на своего отца, оставив Эс…

– Мистер Мильонни имеет репутацию человека, к которому обращаются за помощью, когда пропадают подростки. Он собирается заняться поисками Джареда.

– Да что ты? А как же полиция? Ты не боишься, что копы схватят его в ту минуту, когда ты приведешь его домой?

Виктория едва сдерживала раздражение.

– Джаред не убивал отца!

Сексапильная блондинка только пожала плечами.

– Он не убивал, – снова повторила Виктория. Ди-Ди, кажется, заскучала.

– О’кей, пусть так. Тогда почему он сбежал?

– Что ж, позволь мне предположить… – Виктория замолчала, потом продолжила: – Если он наткнулся на мертвое тело отца и если учесть, что ему всего семнадцать, это могло до смерти напугать его. А что, если он вошел, когда отца убивали? Разве такого не могло быть? Неужели только я одна понимаю, что он не мог убежать просто так?

– Не знаю…

– Ради Бога, Ди-Ди, ты же какое-то время жила рядом с ним! Ты должна знать, что он и мухи не обидит. Он напрочь лишен жестокости.

– Да? Но ты-то откуда это знаешь? За исключением странного отпуска и мимолетного визита, я что-то не припомню, чтобы ты появлялась здесь. Во всяком случае, за два последние года, пока я жила в этом доме.

– Ты права. И мне придется всю жизнь винить себя в том, что я оставила брата на попечение отца. Но никто не заставит меня поверить, что человек может измениться до такой степени. Повторяю, Джаред и мухи бы не обидел.

– Возможно. – Ди-Ди снова пожала плечами. – Но у кого еще были причины избавиться от Форда?

– О Господи, ты это серьезно? – Виктория засмеялась, и этот резкий смех, готовый вот-вот перерасти в истерику, прозвучал неуместно. Спохватившись, она подавила его. – Что касается отца, то его убили во время вечеринки, где он имел неосторожность завести нелицеприятный разговор с президентом компании, которую приобрел «путем недружественного поглощения». – Она повернулась к Рокету, стремясь подключить его к разговору. – Я понимаю, нехорошо так говорить о мертвых, но вы, наверное, слышали, что мой отец был далеко не идеальным человеком. Он страсть как любил поиграть людьми. И я с полной ответственностью могу сказать, что никто из гостей, присутствовавших на приеме в тот роковой вечер, понятия не имел, сохранится ли за ним рабочее место на следующей неделе. Я говорю не только о служащих той корпорации, которой он руководил. Ни один человек не мог расслабиться в его присутствии. Он третировал как своих собственных сотрудников, так и тех, что недавно были приняты в компанию… если ему больше нечем было развлечься в данный момент.

4
{"b":"1632","o":1}