ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я весь дрожу. – Он спустил ее со своих колен и поднялся на ноги.

– Ты, разумеется, понимаешь, не так ли?.. – начала она несколько минут спустя, стоя в дверях его спальни и наблюдая, как он складывает свои шелковые футболки и легкие брюки в небольшой кожаный саквояж. – Когда мы вернемся в особняк отца, секс между нами придется ограничить, а возможно, и вообще прекратить.

– Что? – Он выпрямился и посмотрел на нее. – В таком случае забудь все, что я говорил. Наши отношения закончены.

Ее сердце упало, невообразимый испуг отразился на ее лице, и она потрясение уставилась на него, не в силах вымолвить ни слова. Он засунул в саквояж рубашку и, преодолев разделявшее их расстояние двумя гигантскими шагами, остановился перед ней.

– Господи, не смотри так, это всего лишь шутка. – Он провел ладонями по ее обнаженным рукам. – Но мы должны вести себя разумно из-за Эсме. Правильно? Мы не можем продолжать в том же духе, когда рядом девочка, которая носится по всему дому.

– Она привыкла иногда забираться ко мне в постель посреди ночи, – пояснила Тори извиняющимся тоном. – Конечно, не каждую ночь, но я никогда не знаю, когда она появится.

– Я думаю, нам придется соблюдать осторожность.

О Господи! Она убеждала себя, что должна отнестись к этому философски – получай удовольствие, когда есть такая возможность, и не обращай внимания на обстоятельства. Но, услышав его слова, она поняла, что втайне надеялась, что он начнет протестовать. Однако он так быстро согласился с ее решением, что это насторожило Викторию. И сейчас она желала одного – удержать его любой ценой, чтобы он не изменил своего решения и не бросил все, что связывало их.

Особенно в любви.

Глава 19

Нервничая и ужасно волнуясь, Джаред вошел в свою спальню и направился прямо к телефону. Он набрал номер, который дал ему Джон, так как Пи-Джей сейчас жила в доме Герт. Она сразу же взяла трубку, и он выпалил:

– Представляешь, Пидж, я свободный человек!

Она издала невообразимый звук, и, прижав телефон к уху, Джаред повалился на кровать, улыбаясь в потолок. Ему казалось, словно он побывал где-то далеко-далеко от дома, а теперь, вернувшись назад, с удивлением обнаружил, что кругом ничего не изменилось. И это чувство стало еще сильнее, после того как он провел день в полиции.

– Расскажи обо всем по порядку, – потребовала Пи-Джей.

– Окей, дай собраться с мыслями. Черт, не знаю, с чего начать.

– О Господи, разве это так сложно? – нетерпеливо проговорила она. – Можно подумать, что я заставляю тебя описать ход нейрохирургической операции. Начни с того, как вы ушли из бюро расследований.

Он рассмеялся. Потому что… это была Пи-Джей.

– Окей. Мы приехали домой в десять вечера. И сказать тебе по правде, я чуть не плакал. Я тут же побежал на кухню поздороваться с нашим шеф-поваром Барбарой и Мэри…

– Шеф-повар? Как это? У вас собственный шеф-повар? Не может быть! Мыс тобой точно с разных планет.

На какую-то долю секунды его охватила паника.

– Нет. Вовсе нет, – поспешил он разубедить ее. – Просто моя семья имеет деньги.

– Просто? Нет, Джад, это не просто! Но забудем об этом, – сказала она, и он живо представил себе жест, которым сопровождались эти слова. – А кто такая Мэри?

– Домоправительница, мой отец женился тысячу раз. Жены приходили и уходили, а Мэри всегда была в доме и очень хорошо относилась ко мне. Ну так вот, я поздоровался с ними и мачехой, которая притворилась, что безумно рада видеть меня, хотя на самом деле, я думаю, была страшно удивлена моему появлению. Потом я отсыпался.

– И когда встал…

– Играл с племяшкой до приезда адвоката. По крайней мере один человек действительно рад моему возвращению.

– Кто? Твоя племянница?

– Да, дочка Тори. Ее зовут Эсме. Ей пять лет. – Он улыбнулся, вспоминая, как маленькая девочка обрадовалась, увидев его.

– И когда прибыл адвокат…

– Он несколько часов учил меня, как надо себя вести, что надо говорить и чего не надо, когда меня будут допрашивать в полицейском участке.

– И сегодня ты был там. Тот частный детектив сопровождал тебя, как обещал?

– Рокет? Да.

– Что за странное имя! Разве его зовут не Джон?

– Да, Джон Мильонни. Рокет – это прозвище, которое он получил во время службы в морской пехоте. Разве я не рассказывал тебе? Хотя нет, я сам узнал об этом только вчера.

– Прикольное имя, – согласилась она. – Интересно, что за история кроется за этим?

– Не знаю. – Джаред пожал плечами. – Я спрашивал его, но он только улыбается, как будто и вправду за этим таится какой-то секрет, который он не хочет раскрывать. Спорю, что это какая-то балдежная история.

Но Пи-Джей уже перешла к другому вопросу:

– Значит, вы поехали в полицию. Все трое? И что же дальше?

– Мы встречались с детективом Симпсоном, старая задница, черт бы его побрал…

– Его зовут Хомер? Верно?

– Это подходит ему, точно! – Джаред рассмеялся. – Он полный дурак. – Джаред почувствовал, как все его тело напряглось при мысли о допросе, который учинил ему этот коп, но он набрал побольше воздуха в легкие и выдохнул, заставляя себя расслабиться. – Он уже составил для себя полную картину. Я – убийца, и он не желает слышать ничего, что не вписывается в его версию. Но адвокат Бьюкенен познакомил его с фактами и потребовал предъявить показания против меня. Неизвестно, сколько бы все это еще продолжалось, если бы Рокет не наклонился над столом и не посмотрел ему прямо в лицо. Он говорил очень спокойно, объяснил, что он устал и я устал, и сказал Симпсону, что, так как у него нет оснований задерживать меня, он должен нас отпустить. Он сказал, если они собираются взять у меня показания, то лучше это сделать сейчас, потому что нам пора домой. Знаешь, Пи-Джей, он классный парень. Он ни разу не повысил голос. Хомер сдался и отпустил меня. – И Джаред подумал, что хотел бы стать когда-нибудь таким же сильным и мужественным, как… и не бояться ничего. – Как ты думаешь, что, если я отращу волосы и буду носить хвост?

– Глупо. У тебя волосы в тысячу раз лучше, чем у него. И к тому же у тебя есть классная татуировка.

– Да, но ты видела, какая у него?

– Видела, но не помню, что там изображено.

– Череп и кости. А ниже девиз «Быстро, бесшумно, беспощадно» и номер его батальона. Он служил в разведывательном отряде несколько лет назад. Они участвовали в разных операциях, в том числе по освобождению заложников.

– Это очень опасно.

– Знаешь еще что? Он и Тори притворяются, будто бы помолвлены, для того чтобы ему было проще войти в ее круг и найти убийцу. Клянусь, он сделает это. – Но при упоминании об убийстве отца его эйфория прошла, и он тяжело вздохнул. – Я так счастлив, что это не я, Пидж.

– Я знаю. Я тоже.

– Я правда думал, что это я, понимаешь? И это просто невозможно было пережить, я метался, не находя себе места. – В конце концов ему удалось избавиться от ужасных переживаний и постоянного чувства вины. – Но хватит обо мне. Как тебе живется у Герт?

– О, тебе надо взглянуть на этот дом, это нечто! Такое прикольное ретро! На кухне у нее один из таких хромированных столов и стулья с красными пластиковыми сиденьями, и часы такие, знаешь, с котом? Черный кот по имени Феликс. Я думаю, это было модно сто лет назад. – Она хихикнула. – Он виляет хвостом и водит глазами из стороны в сторону.

– Правда, здорово снова спать в постели?

– О, отпад… А еда? Мак вчера приготовила мне оладьи с медом. Та-а-акие вкусные, закачаешься! Никто еще не готовил мне оладьи! Я съела пять штук.

Он задумался о том, что она сказала. Никто не готовил для нее оладьи. Никто не заботился о ней. Ему тоже не повезло с отцом. Но у него рядом всегда были Тори, Мэри и Барбара. Понимая, что Пи-Джей возмутится, если он выразит хоть малейшее сочувствие, он просто сказал:

– Я понимаю, я сам был не в состоянии уйти с кухни, когда вернулся домой. Не думал, что способен опустошить холодильник.

44
{"b":"1632","o":1}