ЛитМир - Электронная Библиотека

Джаред прислушался. Откуда-то издалека доносились голоса. Что-то похожее на перебранку заставило его насторожиться. Джаред поднялся с постели, чтобы посмотреть, что происходит. Подойдя к окну, раздвинул двумя пальцами жалюзи, и солнце тут же ослепило его. Но то, что он разглядел в следующую секунду, лишило его дара речи.

– О черт!..

– Что? – спросила Пи-Джей. – Что там происходит?

– О черт, Пидж, – повторил он, глядя на поблескивающий антенной микроавтобус и людей, столпившихся у ворот. – Тут куча репортеров и один… два… три микроавтобуса… Похоже, что мы в осаде.

Глава 20

«Осада» оказалась очень точным словом для описания того, что происходило около поместья Гамильтона. И после двухдней, проведенных под неусыпным надзором папарацци, Виктория укрылась в своей мастерской над гаражом. Она включила на полную мощь радио, чтобы заглушить голоса репортеров, то усиливающиеся, то ослабевающие. Действительно, эго была неделя, полная новостей. Полиция сняла обвинение с Джареда, и расследование убийства Форда Гамильтона вновь заняло место на первых полосах газет.

Виктория склонилась над моделью кукольного домика и с головой ушла в работу – осталось доделать кое-какие детали. Но спустя несколько секунд подскочила как ошпаренная, когда дверь студии внезапно распахнулась и в комнату влетела Эсме.

– Хэлло, мамочка!

Увидев широкую улыбку девочки, Виктория просияла, и ее настроение тотчас улучшилось. Быстро смазав клеем очередную черепицу, она приложила ее к крыше домика и отодвинула в сторону инструменты.

– Привет, малышка! Ты напугала меня. – Она повернулась, чтобы убавить громкость на радиоприемнике, и вновь взглянула на дочь, залюбовавшись ее пылающими щеками и блеском сияющих глаз. – Что случилось?

– Я играю в «миссию енотов и муравьев».

Брови Виктории поднялись.

– «Еноты и муравьи»? – Она могла поклясться, что знала все игры, в которые играла ее дочь, но эта не говорила ей ничего.

– Да! Дядя Джаред не хочет играть со мной в куклы, поэтому я попросила Джона.

– Эс, солнышко, он здесь не для того, чтобы играть с тобой в куклы.

– Он хочет играть! – упрямо заявила девочка. – Но он сказал, что у меня столько разных Барби, что можно их эки-пи… экипи…

– Экипировать. – Низкий баритон Рокета раздался за спиной Виктории. Она повернулась и увидела его в дверях.

Скрестив руки на груди, он смотрел на нее долгим, обволакивающим взглядом.

– У Эсме бог знает сколько этих длинноногих, худосочных кукол. Их вполне достаточно, чтобы составить целый взвод.

Эсме довольно хихикнула, потирая ладошки.

– Угу… поэтому мы переодели их всех в брюки.

– Что для выполнения разведывательной миссии куда практичнее, чем вечерние платья, – строго добавил Джон, но уголки его губ приподнялись. – Конечно, стоит пожалеть о несоответствии обуви остальной экипировке. Туфли на высоком каблуке никуда не годятся… Как сказала мне Эсме, ее Молли Макинтайр подходит больше остальных кукол, потому что у нее по крайней мере нормальные туфли, но у Эсме только одна такая кукла. А в хорошем разведывательном отряде не обойтись без дублеров.

– Поэтому мы играем в «еноты против муравьев» с нашим отрядом из разных Барби. – Эсме пританцовывала от возбуждения. – Белокурую Принцессу, знаешь, это моя Барби с такими длинными волосами, так вот ее похитили из Царства грез и отряд должен освободить ее.

– И еще там есть солдат Кен в золотой короне и развевающемся синем плаще, – добавил Джон.

– Он у нас принц Стефан, мама.

Джон скорчил гримасу.

– Любой настоящий солдат сгорел бы от стыда, если бы его увидели в таком наряде. Хотя я должен признать, что шпага очень ему идет.

– Принцесса Барби и часовой Барби ползли на животах, а поп-звезда Кен был радиооператором.

– Радистом, – поправил Джон. – И могу добавить, что он единственный, у кого была приличная обувь.

– Ну уж! У Барби из Царства грез были легкие сандалии! – Эсме повернулась к матери. – А еще у нее есть граната.

Тори взглянула на Джона.

– Ты переодел кукол моей дочери, снабдив их оружием?

– Поверь мне, это бескровная операция. – Он даже не боялся выглядеть глуповато. – Мы вытаскиваем похищенных принцесс из-под носа шикарного Кена без единого выстрела. Кроме того, в руке у Барби из Царства грез была вроде бы граната, а на самом деле щетка для волос. Мы импровизировали по ходу действия.

Эсме энергично кивала.

– Волшебным кинжалом у нее была расческа, у радиста Кена вместо кинжала был фен, а у Таинственной Новобранки книжка с азбукой Море. – Покружившись пару раз, она остановилась около Рокета.

– Азбука Морзе, Эс, – поправил он. – И я должен заметить, очень здорово, что мы могли использовать ее, когда потребовалась помощь. Черт, и ее туфли тоже пригодились, когда мы захотели получить неоновое освещение.

– Дурацкий неон! – с отвращением произнесла Эсме, явно повторяя чьи-то слова. Прижавшись к Джону, она закинула свою темноволосую головку и улыбнулась ему. – Как волосы Барби из Царства грез. Правда, Джон?

Он робко взглянул на Викторию, но не удержался и нежно провел рукой по голове Эсме, осторожно потянув за один локон.

– Да, детка. Точно как волосы Барби из Царства грез.

Виктория растаяла. Он действительно нашел общий язык с ее дочерью. И делал все, чтобы узнать ее как можно лучше. Поэтому стоило ли сожалеть, что его метод знакомства был таким своеобразным? Повернувшись к рабочему столу, она быстро собрала инструменты и положила их в ящик.

Затем подошла к ним, рассмеявшись, когда Эсме со свойственным ей непостоянством отскочила от Рокета и прижалась к матери, обнимая ее за колени. Она подняла дочь на руки и улыбнулась Джону.

– Сегодня у Барбары выходной, – сказала она. – Поэтому скажите мне: кто хочет спуститься в столовую, чтобы съесть мороженое?

Джаред был счастлив оказаться дома, но утро нынешнего дня выбило его из колеи. Он не знал, откуда шло это чувство тревоги, и обрадовался, услышав звуки голосов в холле. Быстро выйдя из комнаты и спустившись вниз, он увидел свою сестру, Рокета и племянницу, которые направлялись на кухню.

Эсме пританцовывала впереди всех, напоминая ему повадки Пи-Джей. Она первая приметила его.

– Хэлло, дядя Джад! – Оставив Рокета, которого она тащила за руку, Эсме бросилась к Джареду и ухватилась за него. – Ты как раз вовремя! У нас сегодня мороженое!

Тори повернулась к брату с приветливой улыбкой.

– Эс права, ты и вправду кстати. Пошли с нами.

Он не стал ждать, чтобы его уговаривали. И, присоединившись к компании, направился вместе с ними, восхищаясь про себя скрытой грацией, с которой передвигался Джон. Наблюдая, как перекатываются его мышцы при каждом движении, он думал, будут ли и у него когда-нибудь такие же мускулы.

В Рокете ему нравилось все, но особенно его способность никогда ничего не говорить, не подумав. Когда Джон заявлял, что намерен сделать то-то и то-то, он всегда держал слово. И ни разу не пообещал чего-то, что потом не смог выполнить. Джаред высоко ценил это качество.

Но после всего, что ему пришлось пережить, он был не настолько наивен, чтобы слепо доверять другому человеку. Больше нет… Он обжигался столько раз, что не хватило бы и пальцев обеих рук, чтобы сосчитать. И теперь, хотя он и симпатизировал Джону, в уголках его души все еще ютились некоторые сомнения, требующие окончательной проверки.

Положение, которое Джон занимал в доме, не имело ничего общего с той игрой, которую он затеял с Эсме, думал Джаред. Игрой в какую-то дурацкую миссию, о которой племянница прожужжала ему все уши, пока они сидели за столом, поглощая мороженое. Он не был ревнив, ради Бога… Он был просто озадачен.

– И таким путем вы хотите узнать, кто убил моего отца? – не выдержал Джаред, когда Эсме наконец сделала паузу, чтобы передохнуть перед следующей одой о способностях своих восемнадцати Барби. – Играя в куклы?

45
{"b":"1632","o":1}