ЛитМир - Электронная Библиотека

Подойдя к машине, он шлепнул ладонью по ее разогретой крыше. Да! Куда лучше разрешить все, пока не поздно. Это не имеет ничего общего с трусостью.

Если бы только он не боялся увидеть ее глаза, полные разочарования… в нем.

Когда Виктория и Джон собрались в клуб, они никак не ожидали увидеть Ди-Ди, неожиданно появившуюся на дорожке. Она стояла, раскачиваясь на своих умопомрачительно высоких каблуках, и, заметив их, направилась прямо к машине, сверкая ногами в разрезе юбки. Подойдя к автомобилю со стороны водительского сиденья, Ди-Ди постучала в стекло.

– Вы едете в клуб? – спросила она, вглядываясь в окно. – Моя машина барахлит, а станция обслуживания только завтра пришлет механика.

За последние полтора дня Виктория лишь мельком видела Джона и мечтала поговорить с ним наедине. Но она была слишком хорошо воспитана, чтобы протестовать, когда он пожал широкими плечами и сказал:

– Конечно, почему нет?

– Спасибо. Но я не стесню вас? – прощебетала Ди-Ди после того, как Джон усадил ее на заднее сиденье автомобиля. Она подождала, пока он захлопнет дверь, и только тогда запахнула юбку, прикрыв колени.

Виктория подумала, что у нее, должно быть, очень красноречивое выражение лица, потому что Ди-Ди язвительно улыбнулась ей:

– О, не беспокойся, милая. Я не собираюсь портить вам вечер. Я даже не горю желанием сидеть с тобой за одним столом, впрочем, так же, как и ты. Я, возможно, задержусь… думаю, меня кто-нибудь привезет назад. – Затем с явным удовлетворением она вытащила маленькое зеркальце и проверила макияж. Вертя головой из стороны в сторону, она, вероятно, осталась довольна собой и, щелкнув затвором косметички, убрала ее в вечернюю сумочку.

В отличие от Тори, которая избегала встречаться глазами с папарацци, дежурившими у ворот, Ди-Ди выпрямилась на сиденье и выпятила грудь. Поймав любопытные взгляды, она состроила печальную гримасу. Когда же репортеры исчезли из виду, Ди-Ди перестала прикидываться несчастной вдовой и подалась вперед.

– У меня есть для вас радостная новость, – сообщила она Виктории, которая повернулась и с удивлением взглянула на нее. – Я думаю, мне пора покинуть особняк Форда и обосноваться в каком-нибудь симпатичном местечке.

Тори отвернулась и снова уставилась в ветровое стекло, уголки ее губ приподнялись в улыбке. Ну-ну… Вечер действительно обещает быть интересным.

Когда они подъехали к клубу, Ди-Ди сдержала слово: после того как Джон остановил машину, она вышла и направилась к входу, не дожидаясь их и избавив Викторию от своего присутствия.

– Нам нужно поговорить, – шепнула Тори несколько минут спустя и потянула Джона за рукав, задерживая его у входа в клуб. Музыка и смех раздавались из-за дверей; мужчины в летних смокингах и женщины в вечерних платьях, представлявших все веяния моды – от строгай классики до новейших течений, – напоминали пестрый калейдоскоп. Танцы были в разгаре.

– Я знаю. – Джон посмотрел в зал, потом снова на нее. – Давай сначала найдем наш столик. Мы сможем поговорить там.

Стол, окруженный плотным кольцом участников вечеринки, не казался ей подходящим местом для серьезного разговора, и она оглядела маленький холл.

– Нет, – решительно произнесла она, указывая на дверь офиса клубного менеджера. – Пойдем туда. – Она потянула его за собой.

– Тори, подожди!

Но не тут-то было, она приоткрыла дверь и заглянула в офис. Прекрасно – комната оказалась пуста. Она вошла и повернулась, поджидая Джона.

Он последовал за ней, но так и остался стоять на пороге. Засунув руки в карманы брюк, он приподнял плечи и посмотрел на нее.

– Послушай, милая, пойдем-ка лучше в зал. Мы вполне можем поговорить там.

– Там полно людей.

На его лице проступило что-то очень похожее на панику.

– Ну и что? – Он пожал плечами. – Мы же не будем кричать на весь зал. – Джон кивком головы указал на медную табличку на двери: – Это чей-то кабинет, Тори. Нехорошо врываться в чужие владения.

– Неужели? – Она скептически улыбнулась. – Ты сейчас похож на парня, которого больше всего заботит, что о нем подумают люди. – Тори обхватила его руку чуть пониже плеча, такую теплую и твердую под рукавом смокинга, и потянула его через порог. – Здесь или нигде, Мильонни.

– Проклятие! – пробормотал он, входя в комнату, но оставляя дверь открытой.

Виктория захлопнула дверь и для пущей уверенности заперла ее. Чувствуя определенное волнение, она выжидающе подняла глаза и встретила непроницаемый взгляд Джона.

– Почему ты не хочешь оставаться со мной наедине? Почему избегаешь меня?

– Понятия не имею, о чем ты. – Он расправил плечи, вынул руки из карманов и медленно выпрямился, так что ей не оставалось ничего другого, как приподняться на цыпочки, чтобы иметь возможность смотреть ему прямо в глаза. – Окей, – продолжил он. – Возможно, ты права. Я действительно хотел, чтобы этот разговор состоялся где-то в другом месте, на случай если ты устроишь сцену.

– Что?! – Ее возмущению не было предела. И она не могла решить, что сильнее: нанесенное оскорбление или боль от несправедливости его слов. Видя хмурую решимость на его лице, она подумала, что он вот-вот обидится и уйдет. И так как это не входило в ее планы, она сдержала себя. Вздернула подбородок и произнесла холодным тоном: – Гамильтоны не устраивают сцен. Поэтому почему бы тебе не сказать то, что ты хотел сказать?

– Хорошо. Я возвращаюсь в Денвер.

Нет! Она сама не заметила, как сделала шаг назад, потом другой, пока ее бедра не уперлись в стол. Она была рада, что у нее есть хотя бы эта опора, потому что вдруг ощутила невероятную слабость в коленях. Ухватившись за край стола, она растерянно погладила полированную поверхность.

– На день или на два? – спросила она, уже зная ответ.

– Навсегда.

– Навсегда, – повторила она без выражения. Красная пелена плыла перед глазами, отчаяние стискивало грудь. Но тут на помощь пришел гнев, изгоняя боль и чувство обиды. Разные причины, объясняющие его внезапный отъезд, сменяя одна другую, мелькали в ее сознании. Она прищурилась, глядя на него, и вдруг одна мысль внезапно заслонила все остальные. Ну конечно… – Мой Бог, – еле слышно произнесла она. – Ты просто поиграл со мной, как с дурочкой, а я-то…

– О чем ты говоришь? – Он бросил на нее непроницаемый взгляд. Именно такой взгляд, подумала она, наверное, должен быть у морского пехотинца. – Я всегда был честен с тобой и то же самое пытаюсь сделать сейчас.

– О, какой вздор! – Она покачала головой, едва сдерживая отвращение. – Подумать только, я искренне верила, что наши отношения на этот раз иные, чем тогда, в Пенсаколе. Но единственная вещь, которая действительно изменилась и которую я упустила из виду, – на этот раз не я, а ты хочешь сбежать.

Он не сдержался и рванулся к ней. На смену непроницаемому выражению пришла ярость.

– Это вранье, и ты прекрасно знаешь это.

– Я знаю? Что ж, чудесно, я согласна с тобой – теперь это продолжалось дольше, чем неделю. Но факт остается фактом – ты хотел меня какое-то время, а теперь этот период закончился. Не так ли, Джон? У тебя есть какие-то внутренние часы или что-то другое, что подсказывает тебе, когда пора уходить?

– Нет! – Джон возмущенно смотрел на нее. Какого черта она все ставит с ног на голову? – Проклятие, почему ты так решила? Я говорил тебе прежде и говорю теперь – я изменился. Встретившись с тобой, я стал другим человеком. Поэтому пришло время поблагодарить тебя и освободить от своего присутствия.

– Ах, Боже мой! Как благородно с твоей стороны!

Ее горькая ирония окончательно разозлила его.

– Хорошо, тогда скажи, как ты представляешь наше будущее, Тори? – Но, поняв, что раздражением ничего не добиться, он заставил себя успокоиться, и ему даже удалось произнести с доверительной легкостью: – Ты – шампанское, детка, а я пиво. И лучше их не смешивать. И вовсе не потому, что я не хочу этого, просто я не уверен в нашем союзе. Подумай, чем могли бы закончиться наши отношения? – Он сделал паузу, потом продолжил: – Ты готова отказаться от жизни в особняке, от клуба, от роскошных машин? А? И переехать ко мне, в мою маленькую квартирку?

56
{"b":"1632","o":1}