ЛитМир - Электронная Библиотека

Увы, это тоже не принесло результата, и тогда она медленно и осторожно двинулась к верхней части под потолком. И внезапно нащупала второе углубление. Нажав сразу на обе спрятанные панели, она увидела, что одна секция полок повернулась.

О Боже! Несмотря на то что она ожидала увидеть нечто подобное, открытие изумило ее.

За книжными стеллажами находилась ниша. Глубиной примерно восемнадцать дюймов, высотой равная высоте стены; с небольшой полочкой наверху, на которой стояла одна-единственная коробка. Она потянулась, достала коробку и открыла ее.

И тут же поняла, что нашла то, что искала. Чеки на предъявителя. Но, вынув их из коробки и мысленно прикинув стоимость, присвистнула. Она убрала их назад в коробку, закрыла ее и поставила назад на полку. И что ей следует сделать теперь?

Наверное, рассказать обо всем Джону. Сердце тут же защемило при мысли о нем. Но был ли у нее выбор? Нахмурившись, она взялась за полку, чтобы повернуть секцию.

– Значит, отец спрятал их здесь, – задумчиво пробормотала она, стараясь приободрить себя. – Из этого следует, что все обитатели дома вне подозрений.

– Что ж, – раздался сухой голос за ее спиной, – я слишком много сделала, чтобы позволить тебе присоединить и эти чеки к тому наследству, которое ты получила, тогда как мне не досталось ни пенни.

Виктория повернулась и с удивлением увидела Ди-Ди. Вдова Форда стояла в пяти шагах от нее. На ней был белый теннисный костюм, на ногах – кроссовки. Ди-Ди без ее традиционных умопомрачительных каблуков? Зрелище непривычное. Ее волосы были забраны вверх, лицо ярко накрашено, а на запястье поблескивали два бриллиантовых браслета.

Но ни ее наряд, ни эти сверкающие браслеты, ни искусный макияж не могли отвлечь внимание Виктории от другой детали – Ди-Ди сжимала в руке нож. Пожалуй, такого угрожающе длинного лезвия Виктории не приходилось видеть за всю ее жизнь.

И Ди-Ди держала его с явным намерением пустить в ход…

Глава 28

– Ты говоришь об этом? – спросила Виктория. Оглянувшись через плечо, она кивнула на коробку на полке. Затем ее взгляд вернулся к Ди-Ди, а вернее – к ножу в ее руке, который действовал на нее точно так же, как если бы это была ядовитая змея. Заставляя себя не смотреть на лезвие, она впилась глазами в лицо Ди-Ди. – Что ты имела в виду, когда сказала, что слишком много сделала для этого?

Нет, лучше бы она не спрашивала, потому что до нее вдруг дошел смысл слов вдовы Форда. И она очень боялась, что знает ответ. Как последняя дура, она не удержалась и выпалила:

– Господи, так это ты убила отца, да?

Ее голос прозвучал невнятно, не голос, а какой-то хриплый шепот, но Ди-Ди услышала. Она пожала плечами, похлопала лезвием по ладони свободной руки и сказала:

– Ты моя самая большая головная боль, ты знаешь это? Я совершила удивительное преступление, если можно так сказать, хотя именно так поют в «Чикаго»: «Он сам нарвался». Но ты не можешь отрицать, что я вела себя замечательно, и тебе оставалось потерпеть недельку или около того, и я бы уехала отсюда и избавила тебя от своего общества. Но нет. О нет! Тебе неймется, и вот ты рыщешь по всему дому и находишь этот секретный шкаф. Так ведь? Какого черта тебе это понадобилось?

Виктория собрала волю в кулак и приготовилась к объяснению, которое она хотела снабдить множеством деталей, а главное – сделать так, чтобы оно длилось как можно дольше.

– Это трудно объяснить, ничего конкретного… Просто каждый раз, когда я бывала в этой комнате, меня не покидало ощущение, что тут что-то не так. Что именно, я не знала, и это раздражало меня еще больше. Я все время думала, что она должна быть длиннее или выше, или… то есть нарушены пропорции…

– Можешь не продолжать, – прервала ее Ди-Ди. – Мне все равно. Единственная вещь, которая имеет значение: тебе удалось испортить все. И разве в этом есть моя вина? – Она покачала головой, ее светлые локоны качнулись из стороны в сторону, и в голосе появилась горечь. – Ты знаешь, когда твой отец женился на мне, я была на седьмом небе. Наконец-то у меня были деньги, возможность появляться в свете, и я даже не обратила особого внимания на контракт, который он заставил меня подписать. По крайней мере сначала.

Воспоминания, судя по ее виду, были не из веселых, глаза Ди-Ди потемнели, и рот скривился. С решительным видом она сделала два шага к Виктории.

– Но тогда ты должна была продолжать жить с ним, – поторопилась возразить Тори. «Заставь ее говорить. Просто заставь говорить, пока не придумаешь, как выбраться из этой ситуации». – Это непросто, должно быть, потому что он был трудный человек. – О Господи, где Джон? Сейчас, когда он так нужен ей?

К счастью для нее, Ди-Ди, очевидно, была небезразлична к чужому мнению. Более того, она явно хотела, чтобы кто-то узнал и оценил, насколько она умна.

– Ты права, – согласилась она. – И я продолжала жить с этим мерзавцем. Но видишь ли, я могла смириться со всеми его выходками, не обращать внимания на плохой характер, но я не учла, что мне придется каждую ночь спать с человеком, который годится мне в отцы. – Она передернула плечами. – Должна тебе сказать, что это просто убивало меня.

Виктория хотела, чтобы она никогда не употребляла это слово. Оно повисло в воздухе и, казалось, укрепило решимость Ди-Ди. Вдова ее отца – «Нет, нельзя смотреть на нее, Тори, это не вдова, а убийца», – расправила плечи и приблизилась к ней еще на шаг.

Виктория невольно отступила, вытянув вперед обе руки.

– Ты не сделаешь это, Ди-Ди.

К ее удивлению, Ди-Ди остановилась снова.

– Нет, – кивнула она, всем своим видом давая понять, что ситуация ей самой не доставляет радости. – Я могла убить тебя еще до того, как ты заметила, что я вошла в комнату. Ты такая паинька, что меня тошнит, но ты позволила мне остаться в доме после смерти Форда, когда могла запросто вышвырнуть меня на улицу. Конечно, это давало мне возможность исчезнуть с чеками, не вызвав подозрений. – Это опять навеяло какие-то воспоминания, но она отогнала их. – Тебе не следовало быть такой порядочной со мной.

– Тогда почему ты просто не взяла эти чеки и не уехала отсюда? Зачем тебе понадобилось убивать отца?

– Ты шутишь? Ты же знала его лучше, чем кто-то другой. Мне просто повезло, что однажды ночью я случайно увидела, как он открыл этот шкаф… И должна тебе сказать, когда я позже вернулась туда и обнаружила, что он прячет, я поняла, что напала на золотую жилу. Но чем больше я размышляла над этим, тем яснее понимала, что ничто в мире на заставит Форда расстаться со своим сокровищем. И уж конечно, он не смолчит, если я возьму эти чеки. Он не смог бы сделать это законным путем, но разве существовало что-то, что могло бы остановить его? Форд не из тех, кто отдает то, что ему принадлежит. Стоило мне сказать: «Положи это на мой счет», я бы и глазом не успела моргнуть, как он разорвал бы контракт. – Новая мысль посетила ее. – Дело осложнялось тем, что у него были связи по всему свету, поэтому все бы тут же узнали, что я обокрала его. И даже если бы я безбедно жила на эти деньги долгие годы, то оказалась бы в полной изоляции. Поэтому я отказалась от этой идеи. – Ее лицо приобрело жесткое выражение. – В тот вечер Форд объявил мне, что разводится со мной. Он, видите ли, надеялся, что я стану маленькой хозяйкой на его идиотских вечеринках, но я не оправдала его ожиданий. Он уже начал подыскивать новое место для проживания, потому что он, видите ли, устал от меня. – Постукивая гладким лезвием ножа по ладони, она подняла глаза на Викторию. – Он устал от меня, – повторила она. – Поэтому, пойми, я не планировала то, что случилось. Но когда я нашла его лежащим на полу, после того как твой братец толкнул его и сбежал, а он очнулся и потребовал, чтобы я помогла ему подняться, словно я прислуга… И протянул руку… Да, в тот момент я поняла, что это мой последний шанс…

Слушая Ди-Ди, Виктория верила, что совершенное ею убийство не было продуманным и хладнокровным, и это вселило в нее искру надежды.

65
{"b":"1632","o":1}