ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пустыня Всадников
Без боя не сдамся
Очаровательная девушка
Самый одинокий человек
Комбат Империи зла
Чувство Магдалины
Ночной Охотник
Скандал в поместье Грейстоун
Путь самурая

По крайней мере он начнет оттуда.

Чувство собственности – страшное чувство, как, впрочем, и ревность, но на этот раз оно сослужило Виктории добрую службу. Она ощутила новый прилив сил, и ей удалось побороть страх, приводивший ее в оцепенение. Она уже приняла решение: лучше умереть сражаясь, чем тихо задыхаться в потайном шкафу. Ди-Ди сделала очень большую ошибку, когда намекнула ей о своих планах по поводу Рокета.

– Заткнись! – бросила Тори в ответ. – Я однажды уже оставила его, даже не попытавшись бороться… Будь я проклята, если сделаю это еще раз!

Пока Ди-Ди смотрела на нее с откровенным изумлением, она отступила назад, сняла коробку с полки и, прижимая ее к груди, быстро встала впереди шкафа, чтобы Ди-Ди не могла подобраться сзади. Окинув взглядом мачеху, стоявшую между ней и свободой, Виктория приняла решение. К черту манеры – она получила прекрасное подтверждение, что «хорошие девочки» плохо кончают.

– Послушай, Большая Ди, – заговорила она, – у меня в руках чеки. Ты хочешь их получить? Тогда подойди и возьми, если сможешь. – Она окинула Ди-Ди вызывающим взглядом. – Ну что же ты, давай…

– Ты сука! Прикрой свой рот! Не видишь, что у меня нож? И ничто не удержит меня от того, чтобы пустить его в ход.

Виктория пожала плечами, словно это сообщение не представляло для нее никакого интереса.

– Понимаю, тебе без него не обойтись, потому что я моложе и сильнее.

Рот Ди-Ди приоткрылся и закрылся несколько раз, прежде чем она наконец сказала:

– Ты шутишь? Я всего на несколько лет старше тебя и каждый день играю в теннис!

– Ну и что? Я участвовала в охоте с пяти лет. И потом, мы обе знаем, какую беспутную жизнь ты вела. Кроме того, блондинка, я выше тебя и сильнее. Но что еще более важно, так это то, что я умнее. Ну что скажешь, Большая Ди?

– Прекрати называть меня так!

Тори пожала плечами:

– Я просто хотела сказать, что ты можешь разгуливать перед Джоном в чем мать родила, но его этим не возьмешь. Отец был более подходящей кандидатурой для тебя.

Ди-Ди взвизгнула и бросилась на Викторию, но Тори была готова к этому и отскочила в сторону, так что Ди-Ди с размаху налетела на книжные полки. Нож выпал из ее руки.

Виктория не знала, бросаться ли ей за ножом или, воспользовавшись замешательством Ди-Ди, постараться выбежать из офиса. «Решай, если ты умнее», – с горечью подумала она и выбрала последнее. Но к сожалению, опоздала: Ди-Ди уже нырнула за ножом. И раз так, то ничто на свете не заставит Тори подставить ей свою спину. Рванувшись вперед, Тори тоже бросилась к ножу, но именно в этот момент Ди-Ди схватила его.

Сжимая нож, Ди-Ди отвела руку за спину, чтобы Тори не могла отнять его, и начала угрожающе водить им из стороны в сторону. Виктория как можно быстрее подалась назад, но, увы, недооценила ловкость Ди-Ди, и та уже вскочила на ноги. Пробормотав проклятие, Тори размахнулась и что было силы запустила в Ди-Ди коробкой с чеками.

Как она и надеялась, Ди-Ди выронила нож, пытаясь поймать коробку. Воспользовавшись преимуществом, Тори бросилась к двери. Но прежде чем она добралась до нее, дверь распахнулась, и она со всего размаха налетела на вошедшего.

И закричала от ужаса. Чьи-то длинные, сильные руки крепко обхватили ее; она отбивалась, как только могла, пытаясь вырваться. В голове пульсировала одна-единственная мысль: Господи, у Ди-Ди есть сообщник!

– Тори, успокойся, – произнес твердый голос. – Это я, Джон.

Она сразу узнала этот голос, его низкие полутона и отсутствие сентиментальности; он проник в ее сознание и успокоил насколько возможно. Она откинула голову, чтобы посмотреть Джону в лицо; вцепившись в его рубашку, она не отпускала его, боясь, что он исчезнет и она снова останется наедине с Ди-Ди.

– Господи, Рокет, Господи… я думала, что больше никогда не увижу тебя. Ди-Ди… она убила отца, а я нашла чеки… она хотела прикончить меня, забрать их и замуровать меня в этой стене… навечно.

Она говорила и говорила, бессвязно, путая слова; но Джон, очевидно, понял. Он прищурился, резко отодвинул Тори в сторону и, сделав несколько шагов, оказался в другом конце комнаты. Без особых усилий он отобрал у Ди-Ди нож, который она успела поднять. Подбросив его в воздух, поймал за лезвие и убрал на верхнюю полку. Затем крепко взял вдову Форда за запястье.

Ди-Ди опустила глаза на его сильные загорелые пальцы, сжимавшие ее руку, затем медленно подняла голову. Ее плечи распрямились, грудь вызывающе поднялась. Облизав губы кончиком языка, она бочком прижалась к Джону.

– Мне повезло. Я нашла чеки, – вкрадчиво проговорила она, стискивая коробку. – Помоги мне избавиться от Виктории, и тогда мы с тобой сможем шикарно провести время.

– Позвольте уточнить, – ответил Джон, – так вы хотите, чтобы я…

– …убил меня, – подсказала Виктория не своим голосом.

– Нет-нет! – Ди-Ди прижалась еще ближе к Джону, заглядывая ему в лицо своими большими блестящими глазами. – Нет, детектив, я не стану просить тебя убить ее. Просто врежь ей хорошенько, чтобы она на какое-то время вырубилась, а мы смогли бы спокойно выбраться отсюда. Похоже, что вы оба больше не собираетесь быть вместе. Ты порвал с ней сегодня, так? Она сама мне сказала.

Он повернулся и посмотрел на Викторию. Она медленно приподняла подбородок. По его лицу невозможно было ничего прочесть, оно было непроницаемо, и она не слышала, чтобы он возражал Ди-Ди.

– Ты действительно это сказала ей?

– Да, – снова вмешалась Ди-Ди, – поэтому я предлагаю тебе двойное удовольствие: у тебя есть шанс получить не только хорошие деньги, но и умопомрачительный секс, о котором ты мог только мечтать.

Джон даже глазом не повел в ее сторону.

– Тори ошибается. Это не ей, а мне показалось, что она не нуждается во мне. – Его глаза остановились на Виктории. – Звони в полицию… дорогая. А потом мы разберемся, что к чему.

– Что? Нет-нет! Мерзавец! – Непристойно выругавшись, Ди-Ди попыталась вырваться из его цепких рук, но не тут-то было. Тогда она впилась зубами в его руку, но Джон что-то сделал с ее запястьем, и она моментально затихла. Она выронила коробку, содержимое вывалилось на пол, и она заскулила, глядя на чеки. Слезы бежали по ее щекам.

Виктория не двинулась с места, пока Джон не повторил:

– Звони в полицию. – И улыбнулся ей. – Дорогая.

Она повернулась, чтобы выполнить его приказание, но когда набрала 911, одна мысль вдруг ударила ей в голову: «Он думал, что не нужен мне? Но почему он это решил?» Они должны поговорить. Затем воспоминание об убийственной улыбке Мильонни и о его «дорогая» всплыло в ее сознании, и уголки ее губ приподнялись.

Разумеется, наивно было ждать, что ситуация разрешится не только быстро, но и без лишнего шума. Взвыли сирены полицейских автомобилей, которые детектив Симпсон послал к воротам вместе с репортерами. И все, кто находился в доме, сбежались посмотреть, что случилось. Виктория позволила Джареду остаться, но отослала Эсме назад к Хелен, а прислугу отправила заниматься своими делами. В конце концов Виктория и Джон рассказали историю с чеками, показали потайной шкаф и продемонстрировали, как он работает. Полицейские увели Ди-Ди, и комната опустела, в ней остались только Джон, Виктория и Джаред. Джон повернулся к юноше.

– Понимаю, что у тебя немало вопросов, но ты не возражаешь, если я попрошу оставить нас на несколько минут? Нам надо кое-что обсудить, мы и так откладывали это слишком долго.

– Конечно, – кивнул Джаред и направился к дверям, но, повернувшись, взглянул на них. Улыбка стерла печаль, которая слишком часто появлялась на его лице в последнее время. – Вы собираетесь сообщить нам что-то важное?

Это было скорее утверждение, чем вопрос, но Джон кивнул:

– Да. С тебя публично будут сняты все обвинения, парень. Это хорошо.

– Ух ты! – воскликнул Джаред и улыбнулся еще шире. – Это просто здорово.

Когда он ушел, захлопнув за собой дверь, Джон повернулся к Виктории.

67
{"b":"1632","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мужчина – это вообще кто? Прочесть каждой женщине
Под алыми небесами
Нет кузнечика в траве
Три дня до небытия
Фикс
Вольный князь
Семья в огне
Фима. Третье состояние
В самом сердце Сибири