ЛитМир - Электронная Библиотека

Стоило миссис Моррисон хоть разок искренне улыбнуться, как сразу стало заметно, что она довольно привлекательная женщина, даже, можно сказать, красивая: короткие темные волосы безупречно уложены, черты лица пропорциональны, фигура стройная и гибкая, холеная кожа отливала фарфоровой белизной.

В общем, все семейство выглядело довольно симпатично.

Кроме того, как показалось Дейзи, Моррисоны были очень дружны. Она не могла расслышать, о чем они говорили, но, готовясь к съемке, явно проявляли взаимную заботу.

«У миссис Моррисон, кажется, есть все: деньги, красота, обожание домочадцев. Что же могло так ожесточить ее?»

Нику удалось быстро закончить съемку, и он сразу же начал собирать сумку. Дейзи подошла к осветительным приборам, чтобы взять их и отнести Нику, но тут ее тронула за руку Хелена. Оглянувшись, Дейзи встретила уже знакомый ей высокомерный взгляд, который не предвещал ничего хорошего. Поэтому слова, которые произнесла миссис Моррисон, застали Дейзи врасплох:

– Я хочу сказать, что восхищена тем, как вы умеете постоять за себя и своих друзей – в особенности за друзей.

Я считаю, что преданность – самое важное человеческое качество. – Она протянула Дейзи визитку. – Вот. Мне кажется, вы могли бы посетить мой салон. Думаю, там вам помогут подобрать соответствующую вашей внешности прическу, – добавила она и вскинула подбородок, тем самым как бы стараясь предупредить колкое высказывание относительно ее редеющих волос.

Дейзи молча поморгала, не найдя, что ответить, затем сложила осветительный зонтик, сунула его под мышку и взяла карточку.

– Спасибо, я подумаю, – ответила она, убирая визитку в карман куртки. – Надеюсь, вы не опоздаете на встречу.

Хелена посмотрела на часы:

– Думаю, что нет.

Через несколько минут Дейзи, уже сидя в машине Ника, повернулась к нему и сказала:

– Слушай, я совершенно запуталась. Стоит на кого-то повесить ярлык законченной стервы, как… Миссис Моррисон сделала мне комплимент. Ты можешь в такое поверить?

Она сказала, что ей понравилось, как я отстаивала свое собственное достоинство и защищала тебя. И еще… – Дейзи порылась в кармане, – она дала мне визитку и пригласила в свой салон. Не пойму, что такого в моих волосах, что всем они не дают покоя.

Ник оторвал взгляд от дороги и посмотрел на Дейзи:

– Не считая того, что ты натуральная блондинка, возможно, еще и то, что они выглядят, как будто ты стригла их сама, причем маникюрными ножницами.

Дейзи почувствовала, как ее щеки запылали.

– Да? Ну и что, кому какое дело?

– Боже мой! – засмеялся Ник. – Неужели и правда сама?

– Да откуда у меня время на все эти парикмахерские и салоны?!

А что еще она могла сказать. Ну не было в ней этого женского гена, отвечающего за стремление следить за внешностью. Она просто не видела смысла в этой суете вокруг прически или макияжа.

Желая сменить тему, Дейзи требовательно спросила:

– Так как же объяснить поведение миссис Моррисон? Она могла бы дать фору многим стервам, но тем не менее чем-то понравилась мне. В ней есть доброта и мягкость, хотя она внешне так заносчива и так горделива.

Но со стороны заметно, что гордо держать голову ей нелегко дается.

– У нее рак, – проговорил Ник.

Дейзи как током ударило.

– Что? – почти шепотом переспросила она, повернувшись к Нику лицом.

– Она так себя вела, потому что хотела сделать семейный портрет, пока у нее еще есть волосы на голове… – Ник посмотрел на Дейзи, – и пока она еще жива.

– Господи! А рак чего?

– Яичников. Болезнь выявили на ранней стадии, и есть шанс, что по окончании лечения она выздоровеет. Но ты же знаешь, как бывает – может быть, и нет.

– А куда она так боялась опоздать сегодня?

– На химиотерапию.

– А-а, так вот почему у нее редеют волосы, теперь понятно.

– Да, еще на прошлой неделе их было больше.

– Теперь я понимаю, почему она так сразу успокоилась, когда ты сказал, что сможешь сделать сегодняшние фотографии не хуже тех, что были на прошлой неделе. – Дейзи несколько минут молча смотрела на Ника. – Теперь понятно, почему ты старался быть сдержанным, когда она тебя отчитывала.

– Я никогда не бываю дерзким со своими клиентами, Блондиночка. По крайней мере пока они мне платят. Я просто пропускаю мимо ушей их недовольные слова и делаю им самые лучшие фотографии, на которые способен. – Ник посмотрел на Дейзи пристальным взглядом, – Надеюсь, ты не проболтаешься о том, что я тебе сказал?

Дейзи фыркнула:

– Кому же я, по-твоему, могу рассказать, Колтрейн?

Регги или ребятам? Не сомневаюсь, им это неинтересно.

Наемники Джея Фицджеральда как раз возвращались к имению в Пасифик-Хейтс, в котором располагался гараж Ника, когда у них в машине раздался телефонный звонок.

Отри взял трубку.

– Слушай, Отри, это Джекобсен. Колтрейн и наша вчерашняя блондинка свалили. Сначала я потерял их в пробке, но через несколько минут догнал в Ноб-Хилле.

– Иди ты! – выпрямился Отри. – Молодец, Джейк.

Ты где сейчас?

– На Бродвее, рядом с туннелем.

– Ладно, мы тоже сейчас подъедем. Веди их, а мы уж постараемся с тобой связаться. А, и еще, Джекобсен!

– Что?

– Дуглас сказал, что мы можем делать все, что угодно, только бы фотографии не всплыли.

В трубке послышались помехи, но Отри успел расслышать:

– Ясно.

Глава 6

Дейзи и Ник пообедали, а потом поехали на последнюю из запланированных на этот день встреч. Их ждали Треворы – пожилые супруги, жившие в роскошной квартире с восхитительным видом на залив и на мост «Золотые Ворота». Юдора Тревор внешне выглядела аскетичной, держалась очень прямо, одевалась строго, уголки ее губ были опущены вниз. Ее вид сразу насторожил Дейзи. Но позже она еще раз убедилась, насколько обманчивой может быть внешность человека. Когда Ник представил их, женщина приветствовала Дейзи доброжелательной улыбкой.

– Какая вы удивительная! Стенли, только посмотри, как держится девушка Николаса! Как юная амазонка. – Она ласково похлопала Дейзи по руке. – Мне и вправду очень нравятся люди с правильной осанкой.

Она повернулась к Нику, который, сидя на корточках, расстегивал сумку:

– Не распаковывайтесь, милый. Мы со Стенли хотели, чтобы вы сфотографировали нас в парке «Золотые Ворота».

Сердце Дейзи екнуло: «Но как же…»

В этот момент Юдора повернулась к ней и сказала:

– Знаю, нам надо было договориться с вами раньше, чтобы вам не ехать лишнего, но я не знала, будет ли подходящая погода. А сегодня выдался чудесный день, правда, Стенли?

Она обратилась к мужу с лучезарной улыбкой и, не дав ему ответить, продолжила:

– Видите ли, мы попросили Николаса нас сфотографировать в день пятидесятилетней годовщины нашей свадьбы.

А парк «Золотые Ворота» имеет для нас особое значение: там прошло наше самое первое свидание.

Догадываясь, что Ник из кожи вон вылезет, чтобы угодить клиентам, Дейзи быстро приняла решение: извинившись, она вышла на балкон Треворов, чтобы остаться одной, вынула из кармана куртки сотовый телефон и набрала номер офиса.

– «Паркер секьюрити», – раздалось в трубке.

– Регги, выясни, свободен ли кто-нибудь из ребят. Ник собирается проводить съемку в парке «Золотые Ворота».

Регги промычал что-то в ответ, – Совершенно с тобой согласна, но нам понадобится несколько человек для сменного наблюдения. Проверь, кого можно задействовать, и перезвони.

Дейзи нервно постучала носком ботинка об пол, обвела взглядом залив и мост, потом, облокотившись на нагретые солнцем перила, посмотрела в комнату, где оставались Ник и Треворы, нервно взглянула на часы и вздохнула. Затем она приоткрыла двустворчатую дверь и просунула в щель голову.

– Ник, можно тебя на минутку? – спросила она, одарив Юдору и Стенли улыбкой, неестественность которой, наверное, не осталась ими незамеченной.

– Блондиночка, если Треворы хотят, чтобы я запечатлел их в парке, то мне ничего не остается, как только удовлетворить их желание, – сказал Ник, выйдя на балкон.

11
{"b":"1633","o":1}