ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вряд ли, Колтрейн. Регги голубой, – коротко усмехнулась Дейзи.

«Прекрасно!»

– А-а-а… – протянул Ник, стараясь внешне казаться равнодушным, – тогда действительно это маловероятно.

«И все-таки, парень, тебя уж очень интересует ее личная жизнь. В чем дело? Ты вовсе не собираешься сам на нее претендовать, но и не хочешь, чтобы это делал кто-то другой? Как собака на сене. Это на тебя не похоже».

Ник и Дейзи пошли по дорожке, которая вилась между" пальмами и бронзовыми статуями. Выйдя на концертную площадь с огромным причудливо украшенным амфитеатром в окружении Музея азиатского искусства и музеев Янга и Академии наук, Дейзи и Ник обошли фонтан, пробрались сквозь рощицу причудливых колючих деревьев с едва проклюнувшейся листвой и направились к небольшой лестнице, ведущей к месту встречи с Треворами. Но тут неожиданно перед ними возникло какое-то совершенно невообразимое существо и двинулось навстречу.

Поначалу Ник подумал, что перед ними дешевая уличная шлюшка. Но тут он обратил внимание на ее туфли.

Такого Ник еще никогда не видел, поэтому несколько минут неотрывно смотрел на них. Возможно, когда-то это были вполне обычные, ничем не примечательные черные лодочки на шпильках. Теперь же задники у них были стоптаны так, что туфли превратились в шлепанцы. Ник вообще удивлялся, как в них можно было ходить: шпильки согнулись под углом сорок пять градусов. Изумленный увиденным, Ник решил запечатлеть это и, сделать несколько кадров.

Наведя фотоаппарат, он наконец обратил внимание на все остальное: роскошные черные волосы, профессионально выполненный макияж, необычного цвета глаза, миловидное лицо, но под облегающей черной мини-юбкой практически отсутствовали бедра, да и кривоватые ноги были слишком мускулистыми, а плечи, едва прикрытые ярко-розовым топом, – широковаты для женщины. Да это же мужчина-трансвестит! Шагая прямо на них, он что-то активно искал в своей сумочке.

Дейзи, слегка задев Ника бедром, выступила вперед и, поравнявшись с трансвеститом, коснулась его руки. В следующее мгновение у нее в пригоршне оказались какие-то черные проводки.

– Спасибо, Бенни, – шепнула она и прошла мимо не останавливаясь.

– Не стоит, Дейз. Деньги можно перечислить на мой счет. – Бенни задержал взгляд на Нике и расплылся в широченной улыбке. – У-у-у… – протянул он с придыханием, проводя ярко-розовым ногтем по рукаву Ника, – Регги поскупился на слова, когда описывал это милое личико. Я бы не хотел увидеть, как оно будет подпорчено, только потому, что его владелец по собственной глупости явился в этот парк.

Дейзи прыснула от смеха и пошла дальше, при этом она пыталась повесить на пояс джинсов нечто похожее на маленький плейер. Изнутри куртки она прикрепила микрофон, а в ухо вставила наушник. Когда они стали подниматься по лестнице к Академии наук, Ник заметил, как она скользнула рукой под куртку и нажала какую-то кнопку на проводке.

– Так, ребята, – тихо произнесла Дейзи, – говорите, кто где.

– Рация? – предположил Ник.

– Это называется беспроводное средство связи с наушником. Но в общем-то ты прав – рация, – ответила Дейзи, а сама при этом внимательнейшим образом осматривала местность.

– Что-то типа того, чем пользуются сотрудники секретных служб?

– Ясно, – тихо сказала Дейзи тем, кто был с ней на связи, а в ответ на реплику Ника кивнула и добавила:

– Совершенно верно. – Затем, посмотрев поверх его плеча, заметила:

– А вон и Треворы.

Ник и Дейзи спустились вниз по ступеням навстречу пожилой чете. Приблизившись, Юдора встретила их улыбкой:

– Я только что видела совершенно потрясающее существо! У меня просто нет слов, чтобы описать, какие на ней были туфли.

– А у меня нет слов, чтобы объяснить, почему это у нее на шее кадык, – сухо пробормотал Стенли, но когда Юдора неодобрительно посмотрела на него, он мягко улыбнулся и нежно пожал ее руку:

– Это я так, дорогая, не обращай внимания.

Ник повел их к дорожке рядом с музеем. Дейзи немного расслабилась, когда они ушли с открытой со всех сторон концертной площадки – обезопасить прогулку по нарковым тропам было гораздо проще.

Наконец все подошли к упавшему рядом с дорожкой дереву, и Ник остановился:

– Давайте начнем тут. Юдора, Стенли, присядьте на бревно. Нет, только слегка прислонитесь. Вот так, отлично.

Молодая зелень будет прекрасным фоном.

Он присел на корточки и начал вытаскивать из сумки оборудование. Дейзи прошла дальше, туда, где эта тропинка пересекалась с другой. Нажав кнопку передатчика, она сказала:

– Бенни, не своди глаз с тропинки, на которую мы свернули. Джон и Гир, вы пройдите мимо нас и займите места на двух других пересечениях дорожек. Как будете на месте – доложите ситуацию.

Через минуту мимо прошли Джон и Гир. А минут через пятнадцать Ник попросил Треворов перейти в другое место, что тоже требовало очередной передислокации ее людей.

Но все было тихо. Слушая в наушник, как ее ребята поют дифирамбы Нику, она не сводила глаз с дорожки и одновременно посматривала на Ника, дарившего бесчисленные улыбки Треворам. В душе Дейзи даже немного сожалела, что все было так спокойно. С одной стороны, это вроде бы хорошо, но с другой – нет. Лично Дейзи это не нравилось, потому что еще раз заставляло ее подумать, как глупо она поступила, согласившись на эту работу.

Неужели она решила, что прошло уже достаточно много времени? Неужели она понадеялась на то, что слишком хорошо знает Ника, чтобы ему доверять? И чтобы позволить ему снова причинить ей боль?

Да. Она и правда так думала. Поддавшись такому самообману, она совершила большую ошибку и теперь все время кляла себя: «Дура! Несчастная дура!»

Она так старалась забыть Ника, после того как он оставил ее той ночью в гостиничном номере совсем одну!

И если она о нем и вспоминала, то только плохое. Он шептал ей слова любви, а потом повернулся и ушел, пожелав ей скорее повзрослеть. Она почему-то верила, что, снова и снова переживая эту боль, обезопасит себя от него, выработает в себе иммунитет против обаяния Ника Колтрейна. Бедняжка, она просто забыла, каким милым и обворожительным он может быть, как сильно его очарование, как притягивает он к себе людей. При этом никто никогда не мог объяснить, каким образом он этого добивается. Но он был обаятелен со всеми, кроме нее. И она – вот идиотка! – льстила себе и обманывала себя, думая, что стала единственным человеком, с которым он мог быть самим собой.

Ну и дура!

Дейзи набрала в легкие побольше воздуха и с шумом выдохнула. Да, он все еще ей нравится. Но ничего! Она сумеет победить это чувство, она все выдержит. И в первую очередь нельзя больше позволять ему себя целовать.

«Господи, ну хоть бы что-нибудь произошло! Хоть драка с преступниками, лишь бы отвлечься от этих неотвязных мыслей о Нике Колтрейне. А может, он сильно преувеличил намерение Джонсона заполучить фотографии своей неверной жены?»

Съемки подходили к концу, и Дейзи велела своей команде организовать сменное наблюдение. Гир отправился на место Бенни – в начало дорожки, Бенни перешел на Кеннеди-драйв, а Джон следовал сзади. Дейзи была очень довольна их слаженной работой. Ник распрощался с Треворами и пошел к машине. Ребята были рядом с ним – спереди и сзади – и внимательно следили за обстановкой вокруг. И вся операция была проведена настолько искусно, что Ник, казалось, ничего не понял. Да и громилы, нанятые Джонсоном-рогоносцем, если и были где-то поблизости (в чем Дейзи все больше и больше сомневалась), то вряд ли что-нибудь заметили.

– Отлично, ребята, – сказала Дейзи в микрофон, когда все подошли к машине. – Я скажу Регу, чтобы выписал вам по чеку.

Ник открыл дверцу, приглашая Дейзи сесть на свое место в машине, а сам стал обходить автомобиль сзади.

Дейзи услышала, как он тихо ругнулся и стал что-то искать в сумке.

– В чем дело?

– Во время съемки я пользовался фильтром, – ответил он, не поднимая головы. – Помню, что когда его снял, то положил на бревно, а вот забрал ли оттуда – не помню.

13
{"b":"1633","o":1}