ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это будет зависеть от многого, – ответила Дейзи деловым тоном. – Так зачем тебе понадобилась помощь?

Да затем, что он впервые в жизни собирается опубликовать компрометирующие фотографии и получить за это деньги, а журналистские ищейки развернут сейчас настоящую войну за эти фотографии. Правда, у Ника есть один оправдательный аргумент: он решился на этот неблаговидный поступок, который грозит ему потерей репутации порядочного человека, ради сестры.

Ник осознавал, что если все это расскажет Дейзи, то она скорее всего просто вышвырнет его вон. Она ненавидела «желтую прессу», и, надо признать, причины для этого у нее были. Ник чувствовал опасность своего положения, и ему необходим был кто-то, кто обеспечит ему охрану на время, до тех пор пока ему не будет предложена самая высокая ставка. Да, он осознавал, что затеял опасную игру.

– Я сделал несколько.., компрометирующих снимков одной дамы. А ее почти уже бывший муж рассердился, – не моргнув глазом солгал Ник.

Дейзи нисколько не удивилась услышанному. Наверняка он каждую неделю встречается с новой подружкой. Почему одна из них не может быть замужней женщиной?

– И как сильно он рассердился?

– Парочка его головорезов вывихнула мне руку и разворотила комнату.

– Какую руку?

– Левую.

– И что – вывих серьезный?

– Еще не могу делать резких движений, но вообще ничего серьезного.

Дейзи вышла из-за стола:

– Позволь, я посмотрю.

По тому, как осторожно Ник снимал свитер, она поняла, что ему еще больно.

Рука была темно-лилового цвета от локтя и выше. Дейзи присела возле Ника, осторожно закатала рукав как можно выше и стала ощупывать синяк.

– Похоже, вывих серьезный, – заключила она.

– На самом деле все не так плохо. Сейчас, правда, рука еще болит, но врач сказал, что скоро все будет в порядке.

Опуская рукав его футболки, Дейзи ядовито заметила:

– Это тебе за то, что путаешься с замужними женщинами.

Ник хмыкнул:

– Здорово! В наши дни охранников так учат сочувствовать?

– Специалистов по безопасности!

Ник пожал плечами:

– Какая разница? Разве тебя не учили, что с клиентом надо быть заботливым и внимательным?

Дейзи вернулась за стол и оттуда бросила на Ника суровый взгляд:

– Если я возьмусь за это дело, Колтрейн – а оно не из легких, – то только при условии, что нежная забота не будет входить в условия контракта. Или ты соглашаешься на это, или проваливай. – Дейзи нервно забарабанила карандашом по столу. – Бандиты были вооружены?

– Да, огромными кулачищами. Думаю, пушки у них тоже были, но копы подоспели до того, как они пустили их в ход.

– Кто вызвал полицию?

– Соседка. Она видела, как они лезли в гараж еще до моего приезда. Я застал их уже при деле.

В выражении лица Ника мелькнуло нечто, что Дейзи не успела разгадать.

– Мне нечего им дать – все негативы я отдал той даме.

И уж это ее дело, как с ними поступить, – продолжал Ник.

– Так в чем же тогда проблема? Объясни это ее мужу, и все дела.

– А проблема, Блондиночка, в том, что я не хочу натравливать на нее этого типа. Я понятия не имею, что у него на уме. Ну, я хочу сказать… Он отправил за мной пару наемников просто для того, чтобы отобрать несколько фотографий, запечатлевших его обнаженную женушку, с которой у него, кстати, уже давно прохладные отношения? Ты как считаешь, это нормально? Наверное, ты именно так и считаешь. Но я другого мнения. Они уже давно расстались, и пока она сама не выяснит с ним отношения, за мной будут ходить по пятам двое накачанных и вооруженных до зубов идиотов, готовых на все, чтобы выудить из меня информацию.

– Назови мне имя муженька, – попросила Дейзи и достала из стола бланк договора.

Ник помолчал с минуту, а потом добавил:

– Не нужно его злить понапрасну.

– У меня все равно нет полномочий, чтобы задавать ему вопросы. Ник, но ведь я не могу охранять тебя от всего мира. Мне надо знать, кто этот человек.

Ник поколебался какое-то время, а потом произнес:

– Его зовут Джон Джонсон.

– Джон Джонсон?! – удивилась Дейзи. – Какое «редкое» имя. Ты уверен, что не Смит? Это было бы более конкретно.

– Ну все, хватит. Я сделал все, что мог. – Ник отодвинул стул и встал. – Если ты будешь ставить под сомнение каждое мое слово, то у нас ничего не получится.

– Что значит, все, что мог? – попыталась уточнить Дейзи.

Ник оставил ее вопрос без ответа.

– Глупо было к тебе обращаться, теперь мне ясно, что ничего не выйдет. Извини, что занял твое время, – произнес он и направился к двери.

Дейзи хотела, чтобы он ушел, но гонорар в четыре тысячи долларов… Фирма существовала всего шесть месяцев, и капитал ее был небольшим. К тому же нужно было платить за аренду офиса и квартиры плюс зарплата Регги. Дейзи встала и сказала:

– Ник, подожди.

Он остановился и повернул голову назад. Его синие глаза совершенно ничего не выражали.

– Сядь, пожалуйста. Извини, – добавила Дейзи и вынула из ящика стола бланк контракта, затем, нажав кнопку громкой связи, обратилась к секретарю:

– Рег, зайди, пожалуйста.

Через несколько минут она расписала в контракте порядок оплаты услуг ее фирмы и подвинула документ Нику:

– Давай объясню, на что пойдут твои деньги.

Глава 2

Вечером того же дня Дейзи ехала в автобусе к Нику. В дороге ее быстро укачало до состояния, близкого к гипнотическому. Мыслями она была далеко отсюда.

За свои двадцать восемь лет Дейзи твердо усвоила одно правило: мужчины всегда уходят. Все свое детство она прожила практически вдвоем с мамой. Тех мужчин, что время от времени появлялись в их скромном доме в пригороде, скорее можно было бы назвать гостями, чем членами их семьи. Когда-то отец Дейзи жил с ними, но почти все время бывал в отъезде, а когда ей исполнилось девять лет – вообще ушел.

Мама оправдывала такую частую смену мужчин в их доме тем, что для ощущения собственной полноценности ей необходим мужчина рядом.

"Ты поймешь это, доченька, когда станешь старшее – часто повторяла она.

Но Дейзи так до сих пор и не сумела этого понять.

Более того, наблюдая жизнь, она сделала вывод, что женщины сами приговаривают себя к тому, чтобы постоянно ощущать свою неполноценность. Взять, к примеру, ее маму, которая снова вышла замуж, когда Дейзи было одиннадцать лет. Но к тому времени, как ей исполнилось двенадцать, папа Рей уже испарился.

Летом, в год шестнадцатилетия Дейзи, ее мама до безумия влюбилась в отца Ника, Дейла Колтрейна. С того момента их жизнь стала совсем другой.

Поначалу Дейзи искренне верила, что наконец исполнилась мечта всей ее жизни: у них прочная семья, отец, который все время рядом, и даже есть брат м сестра. Тогда она еще была восторженной дурочкой.

Они с мамой были чужими в мире Колтрейнов, о чем им все время старались напоминать, строго критикуя, причем делали это в такой подчеркнуто-вежливой форме, что ей трудно было как-то этому противостоять. Правда, Дейзи все-таки пыталась это делать, но тем самым порождала очередной повод для замечаний. Пока девочка пыталась пробить брешь в этой глухой стене снобизма, мама изо всех сил старалась соответствовать высоким запросам мужа.

Отношения с сестрой и братом у Дейзи тоже складывались не совсем хорошо. Мо была приветлива и дружелюбна и даже пыталась посредственному опекать Дейзи. Но она была на пять лет старше, и у нее были свои интересы и друзья. Ника Дейзи видела преимущественно со спины, потому что он демонстративно выходил из комнаты, как только она там появлялась. В те же редкие моменты, когда они все-таки сталкивались, он смотрел на нее с брезгливостью и любопытством, как будто она была каким-то диковинным зверьком. И пока Дейзи ждала, когда же он наконец станет таким братом, какого ей всегда хотелось, брак их родителей распался.

Начиналось все так, как Дейзи уже привыкла: раздраженные голоса из-за закрытых дверей, напряженное молчание, глухие рыдания. Но потом Дейл сделал то, чего Дейзи не могла понять до сих пор. С хладнокровной жестокостью он ославил ее мать, поместив в газетах совершеннейшую чушь о том, что якобы ее мама развлекалась в постели с его лучшим другом, наследником винного завода Кемпмэном.

4
{"b":"1633","o":1}