ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рестарт: Как прожить много жизней
Темные стихии
Триумфальная арка
Исцели свою жизнь
Уроки мадам Шик. 20 секретов стиля, которые я узнала, пока жила в Париже
Креативный вид. Как стремление к творчеству меняет мир
Двадцать три
Пёс по имени Мани
Urban Jungle. Как создать уютный интерьер с помощью растений

Ник встал перед Дейзи и вручил ей цветы. Едва сдерживаясь, чтобы не выхватить у него букет, Дейзи с деланным безразличием приняла коробку. Однако долго играть холодность она не смогла. Бутоны ярко-коралловых роз в окружении мелких миниатюрных маргариток с желтыми серединками притягивали Дейзи как песни сирен, и она аккуратно вынула тонкую изящно изогнутую вазу матового стекла из мягкой коробки. С благоговейным трепетом глядя на цветы, она воскликнула:

– Боже, Ник, ты видел когда-нибудь такую красоту?! И это для меня!

Дейзи опустила лицо в гущу цветов, вдыхая незатейливый запах маргариток и папоротника и изысканный аромат роз, и вдруг увидела среди стеблей маленький белый конвертик. Распечатав его, она обнаружила там открытку.

– «Моей дорогой Дейзи», – начала она читать вслух. – О! – Дейзи метнула взгляд на Ника, потом снова на открытку. Сердце ее забилось быстрее.

– Прочитай все, что там написано.

С пылающими щеками она продолжила:

– «Однажды я закрыл глаза на очевидное, но…» – Дейзи замолчала, не в силах проглотить комок в горле.

– «Но больше не хочу этого делать, – продолжил за нее Ник. Он взял ее обеими руками за плечи и не отрываясь посмотрел ей в глаза. – Я весь твой, душой и телом. С любовью, Ник».

– Ox! – Дейзи почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, и еще больше смутилась.

– Это правда! – твердо произнес Ник. – Девять лет назад я повел себя как последний подлец, но теперь я больше не хочу бежать от собственных чувств. Я люблю тебя.

– Я люблю эти цветы, – Прошептала она в ответ.

– Ты любишь не только цветы.

Дейзи судорожно сглотнула.

– Да. Еще я люблю фотографию, которую ты сделал.

Ник слегка тряхнул ее за плечи.

– Ты любишь меня.

– Нет, – поспешно возразила Дейзи, но все же не смогла поднять на Ника глаза и делала вид, что рассматривает букет.

– Нет, любишь. – Стиснув ее плечи сильнее, Ник наклонился, пытаясь заглянуть ей в лицо. – Ты любишь меня, Блондиночка. Признайся.

Эти слова заставили Дейзи поднять голову.

– Не буду я ни в чем признаваться.

– Ты любишь меня. – И Ник нежно поцеловал ее, а когда снова взглянул ей в глаза, то увидел, как поволока томности подернула их. – Ты любишь меня, – настаивай Ник. – Скажи это вслух.

– Может быть, и люблю, – неуверенно произнесла Дейзи, но тут же вскинула голову вверх. – Но не принимай это слишком всерьез, Колтрейн, потому что если я и люблю" тебя, то всего чуть-чуть.

– Чуть-чуть… – Ник согласно кивнул и улыбнулся. – Договорились. Так ты хочешь налить в вазу воды? Большая ее часть пролилась на пол.

Дейзи слегка прищурилась и проговорила недоверчивым тоном:

– И это все? Я говорю, что люблю тебя, пусть даже и чуть-чуть, а ты предлагаешь мне заняться цветами?

– А что я должен сказать? – Ник недоуменно пожал плечами. – Мне приходится соглашаться на все, что ты мне предложишь, правда? Или я что-то не правильно понял? У меня ведь нет выбора.

– Да.

– Значит, и спорить не о чем. – Но тут Ник так выразительно взглянул на Дейзи из-под пушистых ресниц, что сердце у нее помчалось вскачь. – Но не слишком-то расслабляйся, Паркер. Это временно.

* * *

В этот день Ник то ласкал и обнимал Дейзи, то подтрунивал над ней, то осыпал нежными словами, а иногда просто смотрел на нее пристальным взглядом. Она любит его.

И не с какими-то там оговорками, а просто любит – и точка. Ник повторял эти слова про себя в сотый раз, наслаждался этим чувством, которое согревало все его существо.

Он как будто помутился рассудком, и это больше забавляло его, нежели беспокоило. Его распирали чувства, которые он даже не мог бы назвать, но которые были весьма приятны.

Ему ужасно хотелось зажать Дейзи в углу и вырвать из нее еще одно признание: что она жаждет постоянства в их ущербных отношениях – так же как и он.

Какая ирония судьбы! Длительные отношения с женщиной вдруг перестали ему казаться чем-то чудовищным.

Он уже не боится потерпеть крах. Ник не мог себе объяснить, почему он так долго не мог понять элементарных вещей: даже идиоту ясно, что он и его отец – не одно и то же и что он вовсе не обязан совершить те же ошибки, что и его старик.

Ник вдруг осознал, что стоит перед выбором, который может сделать только он сам, и что его брак может быть намного удачнее, чем все браки отца, вместе взятые. Каждый раз, когда Ник мысленно возвращался к этому открытию, на его лице появлялось выражение, похожее, как ему казалось, на улыбку имбецила. Жизнь внезапно приобрела особую значимость. Все, чего ему теперь хотелось, – чтобы отношения с Дейзи продолжались как можно дольше. А еще лучше – вечно.

Кто бы мог подумать? Ник снова почувствовал, как его губы растягиваются в глупой улыбке. Казалось бы, одна только мысль о чем-то подобном должна была бы напугать его до смерти, а он, наоборот, чувствует себя превосходно.

Так думал Ник до тех пор, пока его сознание не пронзила одна мысль: в каком положении он на самом деле находится? Пытаясь самому себе ответить на этот вопрос, он понял что в отношениях с Дейзи окончательно заврался.

Рисуя идиллическую картину их совместного будущего, он упустил из виду одну маленькую деталь: он никогда не говорил ей всю правду относительно того, что на самом деле заставило его прибегнуть к услугам ее фирмы.

А Дейзи буквально помешана на честности, и как Ник подозревал, узнав правду, она вряд ли будет в восторге от его моральной нечистоплотности в истории с фотографиями Дугласа. Особенно если события будут развиваться по худшему сценарию и им сегодня придется столкнуться с Джеем Фицджеральдом Дугласом.

Ник знал, что сегодняшнее торжество будет посвящено чествованию Дугласа, и последние пару дней усиленно думал, как ему вести себя в этой ситуации. Будь он поумнее, наверное, придумал бы причину не ходить, учитывая, что виновник торжества пытался его убить. Но до вчерашнего дня у него совершенно вылетело из головы, что главным гостем на вечеринке должен быть Джей Фицджеральд.

Принимая заказ, который предстояло выполнить сегодня вечером, Ник не думал, что прием будет иметь непосредственное отношение к Дугласу, поэтому просто отметил в ежедневнике, что на сегодня запланирована съемка, и забыл об этом. А когда оказалось, что самым мудрым решением было бы отказаться от съемок, сославшись на болезнь, было уже слишком поздно. Комиссия во главе с миссис Уитком, которая готовила мероприятие, просто не успеет найти Нику замену.

Кроме того, будь он проклят, если позволит Дугласу загнать себя в угол! Ник обожал старые вестерны и живо представлял себе, как бы на его месте поступил знаменитый Клинт Иствуд: он бы передвинул сигару из одного угла рта в другой, запахнул плащом шестизарядный револьвер и во всеуслышание заявил о своем присутствии. Примерно так и собирался сегодня поступить Ник. Он, может быть, и не будет крутиться у Дугласа перед носом, но и прятаться от него по углам тоже не намерен. В такой роли он себе нравился.

У его плана был только один недостаток: возможное вмешательство Дейзи, которая была не в курсе дела.

Пока она разговаривала по телефону. Ник раздумывал над тем, стоит ли рассказать ей обо всем прямо сейчас. Но тут Дейзи прикрыла трубку рукой и спросила:

– У нас не будет времени заехать к Бенни на работу, чтобы он меня причесал и накрасил? Он говорит, что пока свободен, а потом может быть поздно. Примерно через час он будет занят.

– Так… С Хеленой Моррисон встречу переносить нельзя – у нее назначена химиотерапия, и мы должны быть у нее в два тридцать. Дай я позвоню Треворам. Если удастся договориться с ними на половину четвертого или четыре, то мы все успеем.

– Бенни, – сказала Дейзи в трубку, – я тебе перезвоню минут через пять. – И протянула Нику телефон.

Через десять минут Ник уже выезжал из гаража на арендованной машине. Включая подъемник ворот, он спросил:

– Куда ехать?

– Пост-авеню. Клуб называется «Золотая жила».

41
{"b":"1633","o":1}