ЛитМир - Электронная Библиотека

У него было странное выражение лица, когда он просматривал конверты, которые вынул из своего ящика, а когда Дейзи поинтересовалась, не случилось ли чего, он запихнул письма во внутренний карман смокинга и ответил, что все нормально. Позже ей показалось, что настроение его немного испортилось.

А может быть, ей это только показалось? Да нет, точно испортилось, просто Ник старался это скрыть от нее. Примерно так же, как она скрывала от него свои чувства, когда слышала его признание в любви. Сомнения терзали ее душу: что именно затеял Ник? У Дейзи появилось нехорошее предчувствие: что бы он там ни затевал, это может вылиться в серьезную угрозу для него.

Дейзи остановила официанта и попросила содовой, потом, отыскав глазами Ника, направилась к нему.

Приблизившись, она остановилась неподалеку от него и, потягивая содовую, стала наблюдать, как он щелкает своим фотоаппаратом. Одна и та же мысль не давала ей покоя: Ник ей чего-то недоговаривает, потому что считает ее слабой женщиной, которую надо оберегать от больших проблем сильных мужчин!

Если так, то пусть этот несчастный обманутый муж и его наемники больше не беспокоятся – она сама прикончит Ника.

Однако чем больше Дейзи об этом думала, тем маловероятным это казалось. С чего бы ему так внезапно измениться? Он ведь проявил достаточно сообразительности, когда обратился к ней за помощью. Кроме того, мужского самомнения у него хоть отбавляй, и он ни словом ни делом не дал понять, что, нанимая женщину для обеспечения собственной безопасности, роняет свое мужское достоинство. Так почему же слова любви, произнесенные им, могли вдруг так круто изменить обычное деловое соглашение?

Это просто смешно. Она что, собирается провести остаток вечера, пытаясь догадаться, в чем причина его странного поведения? Или прижмет его к стенке прямо здесь и прямо сейчас и выяснит, что же все-таки происходит?

А что? Хорошая мысль!

Поставив стакан на стол, Дейзи подошла к Нику сзади и тронула его за плечо.

* * *

Ник наконец нашел подходящий кадр и был увлечен работой.

– Секунду, Дейзи.

Он сделал снимок и, опустив камеру, повернулся к ней.

– Откуда ты знаешь, что это я?

Ник посмотрел на пылающие щеки и вздернутый подбородок Дейзи, на ее карие глаза, выражающие решимость, и почувствовал, как его губы растягиваются в улыбке.

– Когда дело касается тебя, сладкая моя, я становлюсь ясновидящим.

– Да? – с вызовом бросила Дейзи. – А будущее ты, случайно, предсказывать не умеешь, Колтрейн? Потому что я собираюсь с тобой поговорить. Прямо сейчас.

Вот черт! У нее такое выражение лица, будто она готова на все, лишь бы добиться правды. Не особенно надеясь на успех, Ник попытался уйти от разговора:

– Я работаю, Блондиночка.

– Я тоже. Разница только в том, что ты вынуждаешь меня весь вечер работать вслепую, и я желаю знать почему.

Не люблю бродить в потемках, Николас.

– Но ты так умело это скрываешь, – пробормотал он.

Дейзи проигнорировала его замечание:

– Я уже просила тебя все объяснить, но теперь не отстану, пока не получу прямого ответа. Что за фигня происходит?!

Поняв, что его загнали в угол, Ник отбросил с лица прядь волос и ответил:

– Я же сказал, что все потом расскажу, Дейзи. И я действительно собираюсь это сделать. Как только закончу здесь…

– У меня для тебя новость, приятель: потом уже настало. Ты нанял меня, чтобы я уберегла тебя от нападения, а теперь не даешь работать своими «потом, детка». В следующий раз ты вообще заявишь, что мне не стоит напрягаться ради всяких там пустяков.

– Только если вдруг решу покончить жизнь самоубийством.

– Очень смешно, Ник. – Дейзи подошла к нему вплотную. – Давай-ка сложи фотоаппарат в чехол на время – мы с тобой собираемся выйти в коридор поболтать.

– Самое время нам поговорить, Колтрейн, – послышался у них за спиной чей-то уверенный голос.

Дейзи не посчитала нужным обернуться.

– В очередь, – огрызнулась она.

«Точно сказано», – подумал Ник про себя. Сегодня он просто нарасхват. С другой стороны, если в связи с новым претендентом на его внимание удастся отложить признание в том, что он все время врал Дейзи, то это даже хорошо.

Так Ник думал, пока не обернулся, оказавшись лицом к лицу с Джеем Фицджеральдом Дугласом. И в этот момент он пожалел, что не отправился с Дейзи выяснять отношения.

Глава 22

Тихо вздохнув, Ник повернулся к Дейзи:

– Ты не оставишь нас на пару минут? – И, спокойно встретив протестующий взгляд ее прищуренных глаз, добавил:

– Это касается моего заработка, Дейзи, поэтому сейчас это важнее. Но и с тобой я поговорю – обещаю. Как только приедем домой.

Дейзи не стала высказывать недовольство, но Ник прекрасно понимал, что она не отступит. Когда она наконец оглянулась на того, кто прервал их разговор, то буквально застыла на месте от удивления.

– Прошу меня простить, – сказал Джей Фицджеральд, озаряясь улыбкой, которая как бы говорила: «Ну что вы, не стоит так уж меня боготворить!» – Нам с Николасом действительно необходимо побеседовать.

Что ж, в конце концов, прием посвящен именно ему.

– Хорошо, – Дейзи посмотрела на Ника, – у вас пять минут. – И зашагала прочь, расправив плечи.

Ник подождал, пока она отойдет на достаточное расстояние, чтобы не слышать их, и только тогда повернулся к Дугласу:

– А что, собственно, дало вам повод думать, что мне есть что сказать вам?

– Вам не нужно ничего говорить, – мягко ответил старик. – Просто послушайте.

Ник хмыкнул, но все-таки продолжил разговор:

– Вы слышали, что сказала девушка: в вашем распоряжении пять минут. – Он демонстративно посмотрел на часы.

– Я пришел к выводу, что был о вас превратного мнения.

– Точнее и не скажешь, черт возьми! И если вы собираетесь разбазаривать свое время, констатируя очевидные факты, – пожалуйста. Только будь я на вашем месте, я бы сообщил что-нибудь новенькое.

– Я действовал неосознанно. Меня охватила паника при мысли, что эти фотографии всплывут и их кто-то увидит, – пытался объяснить Дуглас. – Я ужасно захотел их заполучить.

– Тогда просто надо было попросить, чтобы я отдал их вам. Либо так, либо вы могли потратить каких-нибудь пять минут и поспрашивать знакомых обо мне. Тогда вы бы узнали, что я никогда еще не забывал уничтожать компрометирующие негативы.

Нику хотелось добиться извинений. Он заслуживал куда большего, но остановился на извинениях – на сегодня этого будет достаточно. Ввязываясь в перепалку с Дугласом, он только зарабатывал себе дополнительные неприятности. Человек рассудительный на его месте скорее всего попридержал бы язык, с тем чтобы выиграть время и все хорошенько обдумать.

– Вы совершенно правы, – легко согласился с ним Дуглас. – И сейчас мне бы очень хотелось компенсировать вам свою недальновидность. – Он залез во внутренний карман смокинга и достал чековую книжку. – Назовите вашу цену.

– Вы что, считаете меня шантажистом?! – Ник был оскорблен до глубины души. – Засунь себе свою книжку сам знаешь куда!

– Ты поступаешь неразумно, Колтрейн. А ведь считаешься прозорливым предпринимателем.

– Неразумно?! – Приблизившись к самому лицу Фицджеральда, Ник процедил сквозь стиснутые зубы:

– Да мне не было никакого дела до твоей половой жизни, пока ты сам не заварил эту кашу. Ты сам меня вынудил. Твои гориллы разгромили мою комнату и вывихнули мне плечо. Они уничтожили мой «порше», они держали пистолет у виска Дейзи, они пытались даже переехать меня машиной! И ты считаешь, что твой чек поможет забыть все это?!

Ник вытянулся во весь рост и сделал глубокий вдох. Он пытался совладать с собой, но у него это с трудом получалось.

Эта безумная неделя совершенно истощила его нервную систему.

– В одном ты прав, – подытожил Ник, – я действительно прозорливый предприниматель. И вот что я собираюсь сделать…

46
{"b":"1633","o":1}