ЛитМир - Электронная Библиотека

Джей Фицджеральд выпрямился, готовый выслушать условия сделки.

– Я продам эти негативы «желтой прессе». Их все получит тот, кто предложил наивысшую цену. – Ник оскалился в хищной улыбке. – Я сколочу себе на этом состояние Дуглас, казалось, онемел, но очень скоро пришел в себя и смерил Ника надменным взглядом.

– Ты этого не сделаешь, – произнес он твердым голосом, в котором слышались нотки угрозы. – Иначе ты сам себе подпишешь приговор. Кто тебе будет доверять после этого? В этом городе тебе больше не будет места.

– Хм.., ты прав. – Ник посмотрел на него с деланным восхищением. – Тут должен быть какой-нибудь выход.

Хотя.., может быть, и нет. Черт! Наверное, придется признать, что ты оказался умнее меня.

Дуглас заулыбался.

– Тогда я отправлю эти снимки анонимно, – заключил Ник.

На мгновение с лица Дугласа сошла его обычная маска, и в глазах блеснули искорки гнева. Ник поднес фотоаппарат к глазам и сделал снимок. Но уже в следующий момент выражение лица Дугласа изменилось, обретя привычную для него благообразность.

Наклонившись поближе к Нику, старик произнес тихим и нарочито спокойным голосом:

– Я тебя живьем закопаю, сукин ты сын. Думаешь, мои охранники показали тебе все, на что способны? Да ты еще ничего не видел.

– Ой! Я весь дрожу!

«Господи, Колтрейн, это же не игровая площадка! Заткнись, не рой себе могилу!»

Но Ник был страшно взбешен и едва сдерживал себя, чтобы не врезать старому лицемеру по морде. Он сделал вдох поглубже, пытаясь вернуть себе спокойствие, но тут Дуглас сказал то, что окончательно вывело его из себя.

– Думаешь, эта блондинка-охранница, с которой ты спишь, убережет тебя? – криво усмехаясь, спросил Дуглас. – Подумай как следует. Для нее даже проще, чем для тебя, будет организовать несчастный случай. И кто пожалеет о таком ничтожестве, как она?

Не помня себя от ярости. Ник схватил Джея Фицджеральда за грудки и что было сил рванул старика на себя.

– Для начала, полицейский участок Окленда, – прорычал он. – Копы обычно становятся очень дотошными, если страдает кто-то из их команды, даже если этот человек уже уволился из полиции. – Ник с силой тряхнул Дугласа и добавил:

– Запомни одно, скотина: если что-нибудь случится с Дейзи, тебе уже не придется волноваться о том, что кто-то увидит твои фотографии. Тебе это уже будет все равно, потому что тебя уже не будет на этом свете. Я убью тебя.

Ник резко оттолкнул Джея Фицджеральда от себя и тут только заметил, что все присутствующие смотрят на них. Дейзи стояла недалеко и настороженно следила за происходящим, озадаченно сдвинув брови, Рид выглядел удивленным, а Мо просто напуганной. Поймав взгляд Ника, она нахмурилась, как бы спрашивая: «Это еще что за чертовщина?»

Ник оглядел собравшихся и деланно улыбнулся:

– Прошу извинить меня, господа. Я слегка погорячился из-за своей футбольной команды.

Но его, казалось, никто не слышал, все ждали объяснений от Джея Фицджеральда. Тот одернул лацканы пиджака и кивнул:

– Да. Лучше с этим молодым человеком.., как там в наши дни молодежь выражается?

– Не выпендриваться, – подсказал Ник.

– Верно. С этим молодым человеком лучше не выпендриваться. Если, конечно, сами себе зла не желаете.

– Точно, черт возьми! – Ник самодовольно ухмыльнулся, но в глубине души он понимал, что только что совершил огромную ошибку, чреватую ужасным несчастьем.

* * *

Всю дорогу домой Дейзи обдумывала происшедшее, стараясь не делать поспешных выводов. Было бы глупо нападать на Ника, не выслушав его объяснений, ведь все ее подозрения – это только ее предположения.

Конечно, интуицию нельзя сбрасывать со счетов, тем более что Дейзи давно научилась прислушиваться к своему внутреннему голосу.

С другой стороны, сегодня она решилась на очень серьезный шаг – призналась в своих чувствах к Нику, пусть даже только самой себе, – так что надо дать ему возможность развеять ее подозрения. Правильно?

Дейзи села чуть-чуть прямее. Да. Все правильно. В конце концов, доверие – это и есть результат любви.

Тогда почему же ее терзает такое нехорошее предчувствие?

Дейзи бросила взгляд на Ника. Его лицо то исчезало в тени, то вновь появлялось в лучах уличных фонарей, мелькавших за окном. Он казался таким далеким и совсем не похожим на того Ника, которого она знает. Сегодня вечером Дейзи не один раз спрашивала его, что происходит, но он даже умудрился уйти от разговора с сестрой после инцидента с Дугласом. Ник внимательно следил за дорогой, и Дейзи решила не отвлекать его разговорами.

Немного погодя они въехали в гараж. Дейзи решила переждать в машине, пока Ник доставал из бардачка несколько конвертов, те, что вынул сегодня из своего почтового ящика. Он положил письма во внутренний карман смокинга, едва взглянув в сторону Дейзи. Она расстроилась, но постаралась не придавать этому слишком большого значения.

– Забавно, – наконец произнесла Дейзи, когда они вышли из машины, – но с тех пор как мы вместе" я не припомню, чтобы ты участвовал хоть в одном футбольном матче.

Ник молча пожал плечами.

О Боже, Ник, что же ты затеял?!

– Теперь уж точно пришло время нам поговорить, Колтрейн.

– Да, конечно. – Ник поправил на плече ремень от сумки с фотоаппаратом. – Давай поднимемся наверх.

Войдя следом за Дейзи в квартиру, Ник бросил вещи на пол рядом с кушеткой. Дейзи посмотрела ему прямо в лицо.

– Что бы там еще ни случилось, – начал Ник, – я хочу, чтобы ты помнила об одном.

– О чем,? – спросила Дейзи и ухватилась за спинку стула, предчувствуя что-то нехорошее.

– Я люблю тебя.

– О Боже, Ник, что же ты натворил?! – еще более тревожась, вновь спросила Дейзи.

Ее вопрос вызвал у Ника слабую улыбку:

– Похоже, что бы это ни было, ты уже считаешь виноватым меня.

– А это не так?

– Да. Ну по крайней мере не я это начал. Хотя, вероятно, я ошибся в выборе пути.

– Рассказывай! – выдохнула Дейзи.

Ник развязал бабочку и снял ее.

– Сначала сними с себя оружие.

Дейзи вынула из внутренней кобуры пистолет и положила его на сундук. Рывком сбросив пиджак, она отстегнула ножны и бросила их рядом с пистолетом, затем выпрямилась и стала перед Ником, уперев руки в бока.

– Какое ко всему этому имеет отношение мистер Дуглас?

Ник подобрал оружие и переложил его на музыкальный центр.

– Это от него ты меня охраняла все это время.

Дейзи сначала подумала, что ослышалась, но тут до нее дошел смысл сказанного.

– Боже мой! Ты спал с миссис Дуглас? Ей же, наверное, не меньше шестидесяти!

– Ты вообще слышишь сама себя, Блондиночка? Я всегда считал тебя феминисткой.

– А какое это имеет отношение к делу?

– Значит, Дуглас может развлекаться с женщиной, по возрасту годящейся ему во внучки, но было бы странно, если бы миссис Д. заинтересовалась таким же молодым мужчиной?

– Честно говоря, мне кажется, что в обоих случаях это одинаково мерзко. Я имею в виду, что можно еще допустить разницу в десять лет, но двадцать или тридцать… Это уж слишком!

Ник провел рукой по лицу:

– Слушай, мы уходим от темы.

Перед глазами Дейзи всплыла сегодняшняя сцена: Ник трясет за грудки виновника торжества.

– Ты любишь ее? – спросила она упавшим голосом, а про себя подумала: «Не может быть! Он сказал, что любит меня».

– Кого? – удивился Ник.

– Миссис Дуглас. Ты ее любишь?

– Я ее даже не знаю!

– Тогда с кем же ты спал? У них есть дочь?

– Откуда, черт побери, мне знать? Слушай, давай я начну с самого начала. Уверен, что смогу тебе все объяснить.

Дейзи почувствовала, как у нее по спине пробежал холодок.

– Расскажи мне о компрометирующих снимках.

– Отличная мысль! С них-то все и началось. Я сделал на свадьбе Битей Пемброук две фотографии. Я тогда плохо понимал, что делаю, – все мои мысли были заняты историей, в которую попала Мо, – поэтому работал не так внимательно, как обычно. Но когда я обнаружил, что бандиты разгромили мою фотолабораторию, то сообразил, что, наверное, что-то важное попало ко мне в кадр, только я не знал, что именно. Вернувшись из больницы в пятницу вечером, я отпечатал все пленки, которые отснял в те выходные, чтобы выяснить, что же эти двое искали у меня. – Засунув руки глубоко в карманы, Ник серьезно посмотрел Дейзи в глаза. – Я пересмотрел все снимки, прежде чем наконец не наткнулся на эти два. На заднем плане портрета жениха и невесты, в окне, был запечатлен Дуглас.

47
{"b":"1633","o":1}