ЛитМир - Электронная Библиотека

Вялые попытки Кемпмэна оправдаться, а также его фотографии, сделанные газетчиками в тот момент, когда он высказывал свое сочувствие маме, только добавили этой сплетне достоверности.

После того как брак был расторгнут, Дейзи поклялась себе, что ни за что не будет общаться с этой семейкой и никогда не повторит ошибок матери. Она верила, что где-то далеко есть такой мужчина, который будет любить ее до самой смерти, и в свои семнадцать лет поклялась сберечь себя для него.

Так какая же дьявольская сила заставила ее подписать контракт с тем самым человеком, который своими сладкими речами вынудил ее нарушить эту клятву всего лишь через два года?

Автобус загрохотал через трамвайные пути. Дейзи очнулась от дремоты и хмуро посмотрела в окно – небо было сплошь затянуто облаками. Конечно, при такой напряженке со средствами, какую испытывала она, вопрос денег нельзя было сбрасывать со счетов, но предстоящее вынужденное общение с Ником Колтрейном обещало ей немало душевных мук.

Автобус тем временем уже подъезжал к нужной остановке, и Дейзи встала с места, чтобы попросить водителя открыть дверь. «Теперь уже поздно что-либо менять. Сделка есть сделка», – подумала она.

Вскоре Дейзи выгрузилась из автобуса и, взяв такси, отправилась к дому Колтрейна. Поездка на такси была для нее дорогим удовольствием, но Дейзи решила, что лучше подъехать к дому Ника на автомобиле, чем появиться на пороге в жалком виде – уставшей и с тяжелыми сумками в руках.

Проехав несколько кварталов, машина остановилась напротив стены, окружавшей огромное кирпичное здание. Вынув из заднего кармана брюк бумажку, Дейзи сверила номер дома. Все правильно.

Глядя на внушительные размеры дома, она не знала, то ли в очередной раз посмеяться над намеками Ника на его «бедность», то ли поздравить себя с богатым клиентом. Жилище было точно таким, каким Дейзи себе его представляла. За такими стенами можно просидеть безвылазно не один месяц, если запастись продуктами, и даже держать осаду. Это бы значительно облегчило ее задачу по охране бренного тела владельца этой крепости.

Дейзи нажала на кнопку звонка.

Через несколько секунд в домофоне послышался женский голос:

– Кто там?

– Меня зовут Дейзи Паркер…

– А-а, вы охранник Николаса!

– Да, мэм, ответственный за его безопасность.

– Для этого дела вы как-то ростом маловаты.

Дейзи хмуро посмотрела в камеру, установленную на самом верху ворот. Если бы за каждый раз, когда она слышала эти слова в свой адрес, ей давали хотя бы один бакс, она давно была бы уже так богата, что посоветовала бы Нику нанять для охраны своей подлой душонки кого-нибудь другого. В ней было почти пять футов семь дюймов, но не это главное. Истинная причина таких замечаний заключалась в другом: она не была мужчиной.

– При личной встрече я покажусь вам выше, – проговорила Дейзи в домофон.

На эти слова ей никто не ответил.

– Уверяю вас, я очень хорошо знаю свое дело, – решила добавить Дейзи.

В ответ опять тишина.

– Послушайте, я не смогу вообще ничего сделать, если вы не впустите меня, – несколько раздраженно проговорила Дейзи, чувствуя, что ее терпению приходит конец.

– Николас предупреждал, что вы будете разговаривать резко, – проговорила наконец женщина в домофоне, и ворота с грохотом медленно разъехались в стороны. – Он в доме при гараже.

«Николас предупреждал, что вы будете разговаривать резко!» – Дейзи сделала кислую мину. Прекрасно! Пять минут в его мире, и она снова в глупом положении.

Дейзи поправила сумки и переступила порог. И что это за дом при гараже? В Сан-Франциско в таком изобилии огромные стоянки и места для парковки, что иметь на территории имения собственный гараж на несколько автомобилей – чрезмерная роскошь. И он еще имел наглость говорить о финансовых трудностях!

Автоматические двери гаража были открыты. С облегчением опустив поклажу на пол, Дейзи заглянула внутрь.

Одно место в гараже занимал классический «даймлер», неподалеку стоял немного устаревший «порше». Третья площадка не была занята, если не считать морозильной камеры в углу. Никого не было видно.

– Ник! – позвала Дейзи.

– Это ты, Блондиночка? – донесся голос откуда-то сверху, но сколько Дейзи ни вглядывалась, ничего, кроме стропил, не увидела. Потом с улицы послышался шум, и она вышла обратно на площадку перед дверью; услышав шаги, Дейзи завернула за угол и увидела, что Ник как раз спускается по боковой лестнице.

Он соскочил вниз и оказался прямо перед ней.

– Где твои вещи?

Сердце так бешено заколотилось в груди, что у Дейзи перехватило дыхание, и она смогла только молча махнуть рукой в сторону гаражной двери. И снова у нее возникли сомнения, правильно ли она поступила, согласившись на эту работу. При встрече с другими клиентами сердце не трепыхалось, как у школьницы на первом свидании.

Дейзи выпрямила спину. Она не будет так себя вести!

Ей уже не тринадцать лет, она взрослая женщина, профессионал, работала в полиции, черт возьми! Выхватив у Ника из рук сделанный по специальному заказу чемоданчик с оружием, Дейзи хмуро сказала:

– Я сама это понесу. Ты можешь взять остальное.

Но тут она вспомнила о его больной руке и, виновато взглянув на Ника, взяла и сумку с одеждой, оставив ему только пакеты с продуктами.

Оглядевшись вокруг, Дейзи заметила узенькую тропинку, ведущую к черному ходу в особняк.

– Куда идти? – спросила она и собралась уже было двинуться по узенькой тропинке, но, подумав, решила все-таки не забегать вперед хозяина.

– Вон туда, – указал Ник на боковую лестницу гаража.

Один из пакетов чуть было не выскользнул у него из руки, но он успел ухватить его поудобнее. – Господи, что у тебя там? – спросил он.

Дейзи посмотрела, куда вела лестница. Конечно, он приготовил ей комнату там. Похоже, он совершенно не понимает, в чем заключается ее работа.

– Я не смогу защитить тебя, Колтрейн, если ты будешь там, а я – здесь, – процедила Дейзи сквозь зубы.

Ник недоуменно уставился на нее.

– Если я буду… – Он вдруг коротко рассмеялся. – Ты думаешь, я живу в большом доме? Боже, да ты, наверное, все прослушала, когда я рассказывал о том, что небогат. Пойдем. Я снимаю у хозяев особняка дом при гараже.

Дейзи, озираясь по сторонам, последовала за Ником.

Едва переступив порог, она поняла, что влипла. Вместо огромного пространства, заваленного деталями из хрома и кожи, перед ней красовался кукольный домик. Маленький, уютный кукольный домик. У нее душа в пятки ушла, когда она заглянула из небольшого коридорчика в комнату. Боже мой! Высокие потолки, сияющий паркет, большие окна, из которых были видны дорога к дому и крохотный дворик. На стенах черно-белые фотографии – как она догадалась, работы Ника. В дальнем конце комнаты за барной стойкой располагалась кухня. В средней комнате красовалась темно-бордовая кушетка с бархатной обивкой, напротив камина и музыкального центра стояли два мягких стула. Были еще и две закрытые двери, которые, должно быть, вели в спальни.

Или в спальню и ванную.

Ник посмотрел на Дейзи через плечо, и она вдруг осознала, что как вкопанная остановилась в конце коридора, прислонившись к стене.

– А где же твоя,.., э-э.., темная комната? – спросила она, проходя дальше. На самом-то деле ей хотелось спросить, где он предполагает положить ее спать, но, подумав, Дейзи не решилась задать этот вопрос.

– Внизу, в гараже, – ответил Ник.

Дейзи поставила большую сумку с вещами на пол, а маленькую – на старинный сундук, служивший журнальным столиком.

– Я как раз закончил наводить там порядок после вчерашнего налета.

Вскоре Дейзи переоделась в джинсы и свитер цвета жженого сахара. Ник с удовольствием рассматривал ее длинноногую фигуру, пока она расхаживала по квартире, заглядывая и что-то проверяя повсюду. Остановившись у сундука, Дейзи присела на корточки и открыла его.

– Что ты там, собственно, ищешь, Блондиночка? – недовольно спросил Ник.

5
{"b":"1633","o":1}