ЛитМир - Электронная Библиотека

– Черт возьми, может быть, хватит?

Ей хватило десяти минут, чтобы вновь вывести его из равновесия.

– Я небогат, ясно? Да по сравнению с моими друзьями я просто нищий.

– Если ты в состоянии выписать чек на четыре тысячи долларов, то, надо полагать, ты не такой уж нищий. А вот я могу рассказать, что значит жить без гроша в кармане. Пока Регги не перевел твои деньги на наш счет, там лежало ровно сто тридцать восемь долларов и сорок один цент.

– Да? Ну в таком случае, мне кажется, ты должна быть со мной поласковее.

Презрительно фыркнув, Дейзи выпалила:

– Будь любезен, надейся на это молча.

– У меня такое чувство, что это я тебя охраняю, сладкая моя.

Дейзи равнодушно смерила Ника взглядом и ответила:

– В таком случае не кажется ли тебе забавным, что у меня в голове все время вертится: «Бабушка, а почему у тебя такие большие зубы?» – Она поежилась как будто от холода. – И все-таки я к тебе приехала.

– Послушай, Дейзи, давай в конце концов выясним наши отношения, – вдруг неожиданно серьезно предложил Ник.

Дейзи вышла из-за барной стойки, прошла к кушетке и села на нее, собираясь открыть стоявший на сундуке кейс.

Услышав слова Ника, она замерла на секунду, затем подняла на него глаза и спросила:

– Какие отношения?

Ник отвел взгляд, но через минуту, глядя прямо в глаза Дейзи, произнес:

– Надо поговорить о том, что произошло той ночью, на свадьбе у Мо.

Меньше всего Дейзи хотелось обсуждать эту тему. Она, всем своим видом показывая, что к беседе не расположена, поднялась с каменным выражением лица. В руке у нее оказался пистолет, который она достала из кейса.

– Твоя сообразительность, похоже, оставляет желать лучшего, – ровным голосом начала Дейзи, – иначе ты не стал бы упоминать ту ночь, когда у меня в руке пушка.

От волнения у Дейзи дрожали руки, она едва сдержалась, чтобы не направить дуло прямо в каменное сердце Ника.

– Тебе повезло, что я все-таки профессионал.

Дейзи отвернулась и осторожно положила пистолет обратно.

– Слушай, я только хотел сказать… – начал было Ник.

– Меня не колышет, что ты хотел сказать, понял? Все, хватит об этом, – Черт возьми, Дейзи, я…

Дейзи решительно развернулась и направилась в ванную. Ей было необходимо побыть одной, иначе она не отвечала за себя. Ничто так не выводило ее из себя, как напоминание о той ночи с Ником. И сейчас самым разумным было просто уйти, запереться в ванной и за шумом бегущей воды не слышать его голоса. Дейзи собрала в кулак всю свою выдержку, чтобы не продолжать неприятный для нее разговор.

Когда же она вдруг почувствовала на плече железную хватку его пальцев, то среагировала на это как настоящий профессионал – развернувшись, спиной прижалась к груди Ника и, схватив его за руку, резко дернула вперед.

Ник перелетел через ее голову и грохнулся на спину неподалеку от того места, где стоял несколько секунд назад.

Глава 3

– Вот дьявол, Дейзи! – Ник приподнялся на локте, судорожно ловя ртом воздух. – Я же только хотел извиниться.

– Оставь свои извинения для тех, кого они волнуют.

– Я бы сказал, что тебя-то как раз это очень даже волнует, иначе ты не стала бы выколачивать меня, как ковер.

Дейзи грустно улыбнулась:

– Ты себе льстишь. Меня это волновало когда-то давно, но не теперь. Вся эта затея имеет смысл только в том случае, если между нами будут чисто деловые отношения. – Она наклонилась и помогла Нику подняться. – И, так и быть, я готова признать, что это было не самое лучшее начало сотрудничества. – Немного помолчав, Дейзи продолжила:

– Хватит об этом, Ник. Ты добился чего хотел, когда переспал со мной и ушел восвояси.

Дейзи отвернулась.

Боже, если подумать, то все это было даже смешно. Он не просто ушел, а убежал, словно спасался от нее.

Его отец менял жен, как иной ребенок меняет игрушки, и Ник видел, какая пустота остается после этого в душе, поэтому еще в ранней юности решил, что никогда не женится. Он даже не давал себе труда знакомиться со сводными братьями и сестрами, потому что знал, что они не задержатся в его семье надолго, так зачем же утруждать себя напрасно. Мо была единственным человеком, на кого он мог положиться.

Но однажды, как раз в тот год, когда он окончил колледж, в его жизни появилась Дейзи. С самого начала она оказалась совершенно не такой, как все другие сводные братья и сестры. И часа не прошло с того момента, как она появилась в доме Колтрейнов, а ее присутствие уже чувствовалось во всем. В свои шестнадцать она была открыта и имела свой взгляд на вещи. Она бегала по коридорам, прыгала на кроватях, клала ноги на кушетку или журнальный столик, то есть позволяла себе все то, о чем он и Мо не смели даже и думать. В ней было что-то такое, что притягивало, и она, как несмышленый и доверчивый щенок, все время путалась под ногами, изо всех сил стараясь стать ближе ему и Мо.

Ее открытость и чрезмерная эмоциональность нравились Нику, возможно, потому, что сам он никогда не давал волю собственным чувствам. Ему нравились не только ее громкий смех, но и бурные приступы гнева, и даже ее элементарная невоспитанность. Но его чувства не имели ничего общего с братской нежностью, это было нечто большее.

И Ник побаивался этих своих чувств к Дейзи и потому держался от нее на расстоянии и всякий раз давал отпор ее попытке сблизиться.

Как показала жизнь, вел он себя правильно, потому что брак их родителей начал разваливаться, и его отец, не желая платить алиментов, обставил все дело так, что Дейзи и ее мать собрали вещи и уехали из дома Колтрейнов.

А теперь Ник смотрел, как Дейзи, сидя на кушетке, пристально рассматривает внутреннее устройство пистолета.

Ник уселся в кресло напротив, поднял фотокамеру и, найдя Дейзи в видоискатель, сделал несколько кадров.

– Не надо меня фотографировать, – попросила Дейзи, подняв на Ника глаза.

– Почему? Мне всегда нравилось твое лицо.

Дейзи нахмурилась, и в этот момент Ник снова сфотографировал ее. Должно быть, она решила, что сопротивляться бесполезно, и вернулась к своему занятию.

Нику и вправду всегда нравилось ее лицо. Оно было выразительное, и в нем легко угадывался характер, решительный и упрямый. Лицо Дейзи было как открытая книга, по нему легко можно было прочесть все ее мысли. Но со временем она научилась скрывать их, когда хотела.

Ник сделал еще один кадр.

– Да убери ты свою дурацкую камеру! – Дейзи встала, пряча пистолет в кобуру на джинсах.

– Этой дурацкой камерой я заработал те самые четыре тысячи долларов, на которые смог купить твои услуги, – сказал Ник и убрал на место фотокамеру.

– Мне хочется выйти куда-нибудь ненадолго. Давай прогуляемся – забор вокруг этого домика показался мне вполне солидным, так что мне бы хотелось знать, каким образом парни мужа-рогоносца умудрились вчера сюда попасть, – предложила Дейзи.

– Ладно, давай.

Ник поднялся из кресла. Он был рад возможности отвлечься от воспоминаний о прошлом. Дейзи права: их отношения действительно должны быть исключительно деловыми.

* * *

Рид Кавано вошел в кабинет, зная, что жена уже там.

Он подошел к столу, где Мо разбиралась в каких-то цифрах, и швырнул на полированную поверхность бумагу, которую принес с собой.

– Может быть, ты объяснишь мне, что это такое?

Отметив пальцем в колонке чисел место, на котором остановилась, Мо взглянула сначала мужу в лицо, а потом на документ, лежащий перед ней. Когда она снова подняла глаза, у Рида все похолодело внутри. Боже, какой же у нее могильно-холодный взгляд последнее время!

– Извещение об оплате займа, – ответила Мо.

– Его оплатила ты?

– Да.

– Твое имя фигурирует где-нибудь в документах по займу, Морин?

– Нет, но…

– Нет, и точка. Там указывается только мое имя. Я выдал эту трекля.., эту ссуду. – Опершись руками на стол, Рид наклонился вперед, чтобы заглянуть жене в глаза. – Не ты, а я.

7
{"b":"1633","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Открытие ведьм
День, когда я начала жить
Метод инспектора Авраама
World of Warcraft. Последний Страж
Сегодня – позавчера. Испытание сталью
Цветок в его руках
Проклятие Клеопатры
Спасти лето
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах