ЛитМир - Электронная Библиотека

Она смотрела на него, явно не понимая, о чем речь.

– Но какое отношение это имеет ко мне?

Элвис протянул ей старый экземпляр журнала «Как содержать дом в порядке».

– Я нашел его в той куче мусора.

Миссис Стэдмэн перевела глаза с его шрама на обложку журнала, где еще виднелась поблекшая табличка с ее адресом.

– Но какое отношение… – Она выпрямилась. – Ах проклятые мальчишки! Шериф, клянусь вам, вчера я дала своим сыновьям десять долларов, чтобы они отвезли все на свалку. – Губы ее сжались в тонкую полоску. – Я их убью, паршивцев! Кожу с них живьем сдеру!

– Ну, они же еще подростки, мэм. Если это наихудший их проступок, вам можно позавидовать. Скажите им, пусть в субботу с утра первым делом уберут там весь этот мусор, а потом пошлите их ко мне. Я заставлю мальчишек всю оставшуюся часть дня убирать мусор по всему городу.

– Да-да.., хорошо. – Она впервые заметила, какие у него красивые глаза. – Спасибо, шериф. Я знаю, вы могли бы оштрафовать меня и все такое. Честно признаюсь вам, один Бог знает, где бы я нашла деньги на штраф.

Да.., он еще хорошо помнил прежние времена в своей жизни.

Элвис вежливо кивнул и повернулся, собираясь уйти.

– Э.., шериф…

– Да, мэм?

– Эта новенькая.., она еще в нашем городе? Эмма Сэндс.

– Да.

– А правда, что ее малышка такая очаровательная, как о ней говорят?

Элвис невольно улыбнулся:

– Да. И умненькая.

– Откуда они?

– Думаю, из Нового Орлеана.

Миссис Стэдмэн подошла поближе к нему.

– А это правда, что она всех называет… «дорогой мой».., да еще по-французски?

– Да, довольно часто.

– И она правда разбирается в машинах?

– Да. Уже привела в порядок машину Руби Келли, а сегодня, когда я уходил из пансиона, она занималась автомобилем Дженни Сузуки.

– Боже правый! – Это сообщение так потрясло миссис Стэдмэн, словно ей сказали, что Эмма Сэндс провела хирургическую операцию на человеческом мозге. – Подумать только! – Она задумчиво посмотрела на Элвиса. – Подождите минуточку.

Миссис Стэдмэн скрылась в доме, но очень скоро вернулась, протянула Элвису листок бумаги, на котором он прочел ее имя и номер телефона, и смущенно заговорила:

– Вы не передадите ей это? Пусть она мне позвонит. У меня что-то не в порядке с машиной. Может, Эмма исправит.

Да что он, мальчик на побегушках, что ли? В первый момент Элвис едва не швырнул ей бумажку с телефоном. Однако сдержался, пожал плечами и сунул бумажку в карман.

– Конечно, передам.

– И скажите ей, пожалуйста, что я присмотрю за ее девочкой, пока она будет работать. Для разнообразия это даже приятно… Девочка…

Вечером он заехал к матери. Едва вошел, как она тоже заговорила об Эмме Сэндс. Налила ему кофе в чашку с эмблемой, посвященной Элвису Пресли, и села за стол напротив него.

– Ну расскажи мне об этой новенькой. Об этой Эмме Сэндс. Что, она и правда так хороша, как говорят?

Элвис поднял глаза на мать. Господи… Ему тридцать два, а он все так же не может разобраться в своих чувствах к ней, как и во времена, когда был подростком. Ну почему его мать не такая, как у других!

– Да, она.., симпатичная.

– Ну.., дальше, дальше!

– И хорошо сложена. – Он с гримасой опустил глаза на свою чашку. – Господи, ма! Уж если я обязательно должен пить из этой чертовой чашки с Элвисом Пресли, неужели нельзя найти такую, где он не выглядит безвкусно одетым толстым жлобом?!

Его расчет оказался верен: он легко отвлек ее от разговоров об Эмме Сэндс. Надин приняла оскорбленный вид.

– Не смей оскорблять короля, Элвис Аарон! И не заговаривай мне зубы. Что в ней такого, в этой женщине, что все мужики на уши встали?

– Светлые волосы. Большие карие глаза. Роскошная грудь. – Внезапно Элвис нахмурился. – Какие еще «все мужики»?

Надин подняла брови, потянулась через стол, погладила сына по руке.

– Не беспокойся, мальчик. Так, кое-кто из стариков. Тебе они не страшны.

– А кто сказал, что я беспокоюсь? И какие еще «старики»?

– Билл Харрис, Рик Мэгуди.

– Да черт возьми, ма! – Он стукнул чашкой по столу, расплескав кофе. Оба «старика» в свое время были ее клиентами. – Ты что, опять за свое?!

– Ну как же! Чтобы потом мой сын меня же арестовал! Ну уж нет! – Глаза ее сверкали тем же синим пламенем, что и у Элвиса. – В тот день, когда тебя избрали шерифом, ты ясно дал мне понять, что с моим бизнесом покончено.

– В таком случае с какой стати ты обсуждаешь Эмму Сэндс с этими типами?

– Надеюсь, общаться с людьми мне не запрещено? То, что ты оплачиваешь мои счета, не дает тебе права лишать меня и этого.

Элвис подложил здоровую руку под себя, чтобы не вцепиться матери в горло. Временами ее невозможно выдержать.

– Нет, ма, – заговорил он сквозь зубы, – это вовсе не входило в мои намерения, когда я передал тебе все свои сбережения.

Это была чистая правда. Надин смягчилась. Однако проблема состояла в том, что Надин совсем не хотелось уходить на покой, хотя через два месяца ей стукнет пятьдесят. В тот день, когда Элвис объявил, что с бизнесом матери покончено, он вручил ей чек на крупную сумму. И никогда не использовал это для давления на нее, никогда ее не контролировал. И все же.., временами он такой несгибаемый. А самое невыносимое – это то, что он стыдится ее. Надин понимала это, но не могла вынести.

Тем не менее сейчас она смягчилась.

– Я просто обедала с ними во вторник вечером. Сначала с Биллом, потом с Риком.

– Ладно-ладно, я не хотел тебя обидеть. Просто поторопился с выводами. – Он перевел взгляд на портрет Элвиса Пресли. Вспомнил, о чем собирался поговорить с матерью. – Так когда ты решила ехать?

– Я хотела попасть туда на шестнадцатое августа. Такой печальный-печальный день…

Господи, дай ему силы все это выдержать! Годовщина смерти Элвиса Пресли…

– Есть какое-то «но»?

– Но все места на это время уже заняты. Так что наша группа отправится раньше. Мы с Мэри Сью вылетаем четвертого июля.

– Значит, Мэри Сью придется взять лишние выходные дни?

– Да. Может, и к лучшему, что мы летим раньше. – Надин встала из-за стола, поставила чашки в раковину, оглянулась на сына. – Можешь считать меня дурочкой, но у меня такое впечатление, что на ежегодном параде мое отсутствие мало кто заметит.

– Не знаю, не знаю, ма, – усмехнулся Элвис. – Если тебя не будет, о ком же тогда все будут сплетничать?

Руби и Эмма говорили об Элвисе. Минуту назад он вошел в кафе. Обе женщины подняли глаза и замолчали, наблюдая за тем, как шериф дожидался у стойки с кассой, пока Бонни нальет ему кофе на вынос. Лицо его хранило обычное сурово-непроницаемое выражение. Он стоял, уставившись на сверкающую хромом держалку для салфеток с пристальным вниманием, характерным для человека, поглощенного своими мыслями.

Эмма окинула Элвиса внимательным взглядом, от шапки густых черных волос, до сбитых носков ковбойских ботинок.

– Вы когда-нибудь видели более красивую мужскую фигуру? – Она еще раз оглядела его спину, от массивных плеч до узкой талии, небольшой крепкий зад, обтянутый поношенными джинсами. Обмахнула себя рукой, как веером. – Вот что я вам скажу, дорогая моя, в этом человеке есть что-то такое, отчего у меня внутри все переворачивается.

– Элвис?! Думаете, он сексуальный?!

– Еще какой! А вы так не думаете?

– Нет. – Руби попыталась взглянуть на Элвиса объективно, однако не смогла отвлечься от шрама на лице и протеза. – На мой взгляд он.., ну, не то чтобы отвратительный, но.., какой-то страшный.

– Что именно вас пугает: его рост, шрам, протез?

– Все вместе.

Руби смотрела на него с таким выражением, с каким люди обычно разглядывают ядовитую змею, приготовившуюся к нападению, – завороженно и с отвращением.

Эмма замечала тот же взгляд и у других жителей острова.

– Многие смотрят на него, как на прокаженного. Как же получилось, что Доннелли избрали шерифом?

* * *
11
{"b":"1634","o":1}