ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это разные вещи. До этого он работал детективом в большом городе, о нем много говорили, и шериф Брэгстон ему доверял.

– На мой взгляд, этого достаточно для шерифа. С другой стороны, его мать занималась древнейшей в мире профессией, пока Элвис сам не положил этому конец. Я до сих пор еще помню то время, когда он со всеми дрался по любому поводу. И вид у него устрашающий. В общем, я за то, чтобы он следил за порядком в нашем городе, но общаться с ним не хочу.

– Но это же несправедливо, Руби. Мистер Доннелли не отвечает за то, чем занималась его мать, а кулачные бои он, по-видимому, давно перерос. Может, вы еще обвините его в том взрыве, который его искалечил?

Несколько секунд Руби молча смотрела на Эмму.

– Возможно, это и несправедливо, но я так чувствую. Отчасти, вероятно, это страх. Здесь все меняется не так быстро, как нам хочется.., как нам кажется.

– Да.., маленький городок. Я вас понимаю, Руби. Единственное, чего я не понимаю, – это.., страха.

Элвис взял из рук Бонни пластиковую чашку с дымящимся кофе, отыскал в кармане мелочь, протянул ей, негромко сказав что-то, сделал глоток кофе и вышел из кафе.

Руби снова обернулась к Эмме.

– Когда живешь в Порт-Флэннери, трудно думать иначе, чем остальные. Здесь существуют глубоко укоренившиеся.., традиции. Но если бы даже я захотела выступить против общего мнения, думаю, Элвис сам бы мне не позволил.

– Да будет вам.

– Но это так и есть. Ему, похоже, совершенно наплевать на то, что о нем думают. И никому навстречу он никогда не пойдет.

Эмма яростно затрясла головой.

– Как странно, дорогая моя. У меня сложилось совсем другое мнение о нем. По-моему, он очень одинок. И всегда так ласково обращается с Гре… – Она быстро обернулась. – Где Грейси?

В глазах ее мелькнул панический страх.

– Она соорудила себе крепость под номером семь.

Руби указала на столик, ближайший к двери на кухню. Грейси сидела скрестив ноги под столом, на который кто-то – вероятно, Бонни – набросил фартук, и тихонько напевала что-то, вынимая камешки и ракушки из ведерка и раскладывая их на полу, за своей самодельной ширмой. С желтым ведерком она теперь никогда не расставалась.

– Пожалуй, надо пойти забрать ее и убрать вокруг стола, пока не налетела толпа изголодавшихся людей.

– Не беспокойтесь, лапушка. Они налетят не раньше чем через полчаса, и потом этот столик все равно занимают в последнюю очередь.

Руби встала и подошла к окну, выходившему на площадь. Отодвинула штору в синюю клетку, выглянула на улицу, потом вернулась обратно за столик.

– Когда-то Элвису удавалось работать на несколько фронтов одновременно. Я уже почти забыла про это.

– О чем вы? Я не понимаю.

– Он был очень красивым мальчишкой, когда учился в школе. Я об этом уже почти забыла. – Руби пожала плечами. – Я тогда уже вышла замуж и забеременела. Понимаете, у нас очень маленький городок, а Элвис постоянно всех развлекал своими похождениями. К этому здесь уже привыкли. С его красивым лицом, с его телосложением, с его репутацией… От такого сочетания у любой девчонки школьного возраста голова пойдет кругом. Многие мечтали отдать ему самое дорогое. Элвису стоило только слово сказать.

– И он, конечно, сказал его не раз и не два, – усмехнулась Эмма.

Слава Богу. При том одиночестве, которое обрушилось на него потом, остается только надеяться, что он успел получить свое.

– В том-то и дело, что нет. По-моему, он очень редко пользовался такой возможностью.

– Чтобы мальчишка-школьник отказался от возможности потрахаться?! Не смешите.

– Гордость. Самолюбие. Помните, я сказала, что он выглядит так, будто ему на все наплевать. Ну вот.., так называемые приличные девушки ничего не имели против того, чтобы потрахаться с ним поздно вечером, когда никто не видит, но им вовсе не улыбалось, чтобы он постучал к ним в дверь и сказал папочке, что хочет Пригласить его маленькую принцессу – или его котеночка – на свидание.

– Вы хотите сказать, что из-за этого Элвис лишал себя секса?! Боже… Если он так владел собой, будучи подростком, можно вообразить, каким он стал мужчиной!

– Эмма!

– Прошу прощения, Руби. Да, в этом человеке что-то есть.

– Ну.., каждому свое. Я, например, ничего такого в нем не вижу.

Глава 5

Надо сжечь эти проклятые кассеты! Эмма нажала кнопку, вынула кассету из видеомагнитофона и положила в сумку вместе с другими. Каждый вечер, дрожа от нетерпения, как алкоголик при виде полной бутылки, она тянулась к этим пленкам. Просто безумие какое-то!

Да, конечно, это ненормально. И все же Эмма не могла противиться странной потребности просматривать эти пленки снова и снова. Может, если ей удастся просмотреть их все очень внимательно, во всех подробностях, насмотреться на них, запечатлеть в памяти каждый кадр, возможно, тогда сможет понять, как она не заметила, что мужчина, казавшийся ей воплощением человечности и доброты, – на самом деле безжалостное чудовище. Может, тогда она простит себе свою непростительную слепоту и безоговорочное доверие к этому человеку.

Эмме показалось, будто стены наползают на нее. Не хватало воздуха. Она подошла к окну, распахнула его, перегнулась наружу, упершись руками в подоконник, и жадно вдохнула вечерний воздух. Нет.., не помогает. Недостаточно. Необходимо выйти отсюда, хотя бы на несколько минут. Но.., как же Грейси? Эмма оглянулась на дочь. Та мирно спала на середине кровати, поджав под себя коленки и приподняв задик. Нет, нельзя оставить Грейси без присмотра…

Эмма выскользнула из комнаты, прошла чуть дальше по коридору, постучала в дверь номера "Г". Элвис открыл и остановился на пороге, вопросительно глядя на нее. Не думая о том, что делает, Эмма схватила его руку.

– Элвис, – выдохнула она, – я погибаю, и только вы способны мне помочь.

Он взглянул на нее сверху вниз – щеки пылают, глаза смотрят умоляюще, волосы в беспорядке, роскошная грудь взволнованно вздымается и опускается под сапфировой майкой на тонких бретельках. Элвис замер.

Эмма быстро заговорила, боясь услышать отказ:

– Я понимаю, это чудовищное вмешательство в вашу жизнь. Мы почти не знаем друг друга. Но.., мне необходимо выйти на воздух. Стены душат, нечем дышать. А Грейси крепко спит, я не могу оставить ее одну… Помогите, дорогой…

«Ну вот! А ты что подумал! Ждал, что она скажет, будто умирает от желания и только у тебя одного есть все необходимые причиндалы, чтобы ей помочь? Очнись, Доннелли, иначе выставишь себя на посмешище».

Он высвободил руку.

– Вы хотите, чтобы я посидел с ребенком?

– Пожалуйста, прошу вас. – Эмма ничего не могла прочесть на его бесстрастном лице. Господи, только бы не отказался! – Вам ничего не придется делать. Грейси крепко спит. Вы можете почитать, или посмотреть телевизор.., или что вы там делали, перед тем как я нарушила ваш покой. Дело в том, что она вас любит. Так что, если Грейси проснется, пока меня не будет, и увидит

– вас, она не испугается.., и…

– Хорошо.

– Я сразу подумала о вас, потому что с вами она будет в безопасности… – Голос Эммы затих. – Так вы согласны?

– Ну конечно, почему бы нет. – Элвис пожал широкими плечами под вылинявшей черной майкой. – Подождите, только возьму свою книгу, и я в вашем распоряжении.

Эмма украдкой заглянула в комнату. Раскрытая книга в твердой обложке лежала на подлокотнике кресла. Элвис взял ее, сделал отметку пальцем, обернулся к Эмме.

– Я готов. Вы собрались в «Якорь»?

– В я… А, вы имеете в виду таверну на берегу? Господи, конечно, нет! Кажется, у вас создалось обо мне абсолютно не правильное впечатление, Элвис.

Господи, с какими женщинами ему приходится общаться, если он сразу решил, что она просит его посидеть с ребенком только для того, чтобы сбегать перехватить рюмочку-другую!

– Вы меня не поняли, дорогой. Мне не нужна ни выпивка, ни компания. Только немного свежего воздуха, открытого пространства. Наверное, пойду посижу несколько минут в цветнике.

12
{"b":"1634","o":1}