ЛитМир - Электронная Библиотека

– И что же заставило тебя изменить мнение?

– Ты ведь не сумасшедшая.

– Нет. И честно говоря, меня это не слишком удивило. Рассказывая тебе, что Эмма высадила Грейси у нашего дома, я знала, ты считаешь, что я спятила. Меня это больно задело, не скрою. – Клер обеими руками сжала кофейную чашку. – Но потом ты принял мою сторону. Ты встал на мою защиту, и это надо было видеть, Сэм Мэкки! Ты вел себя так же, как тот парень, по

– которому я когда-то с ума сходила, который заявил всему городу, что Элвис Доннелли – его лучший друг, и послал всех куда подальше.

Клер замолчала, глядя на мужа через стол.

«Поцелуй же меня, Сэм, обними меня, я так давно этого не испытывала», – беззвучно молила она.

«Тот парень, по которому я когда-то с ума сходила…» Эти слова эхом отдавались у него в мозгу. Сэм едва усидел на месте. Схватить ее, повалить на пол, любить яростно.., нежно.., так, как она захочет.., любить до полного изнеможения. Господи, как давно они этого не делали! Один раз после смерти Звана, но это больше напоминало секс с зомби. После того случая Сэм боялся к жене подходить. И сейчас, хорошо зная, чего ему хочется больше всего на свете, до боли, он не решался сделать первый шаг. Чтобы удержать руки на месте, Сэм крепко ухватился за край сиденья. Но поговорить они в любом случае могут.

Он рассказал Клер, что убедило его в том, что она не похитила Грейси. В первый раз за прошедший год они искренне и спокойно говорили о своем умершем сыне.

Эмма опустила спящую девочку на детское сиденье машины, пристегнула ремнем, осторожно закрыла дверцу, обежала вокруг и села за руль. Включив мотор, она медленно выехала с парковочной площадки. Времени у них осталось в обрез – едва успеют на последний паром. К счастью, Грейси заснула сразу же, без капризов, иначе вряд ли бы им удалось ускользнуть незамеченными. После такого напряженного, полного событий дня нельзя предвидеть, как Грейси себя поведет. Может сразу свалиться замертво, без лишнего звука, а может от переутомления начать буянить, как дьяволенок. Последнее случалось гораздо чаще. Эмма с облегчением вздохнула. Слава Богу, сегодня этого не произошло. Она усадила дочь на постели, дала ей ярко иллюстрированную книжку, а сама начала укладывать вещи. Через несколько минут голова Грейси начала клониться набок. Раза два она еще пыталась поднять ее, но безуспешно. Эмма тихонько взяла у нее книжку, уложила на кровать и лихорадочно принялась за дело.

До этого момента она и не подозревала, насколько они здесь прижились. Действительно почувствовали себя как дома. Все их вещи, казалось, сами нашли для себя наиболее удобные места. Книжки Грейси и ее ведерко словно всегда занимали подоконник, и лучшего места для них просто не существовало. Туалетные принадлежности Эммы разместились на комоде. Сейчас она быстро укладывала все вещи в чемоданы и дорожные сумки, отставляя их к двери. Потом за несколько ходок перенесла все на парковочную площадку и сложила в тени за машиной. Чехол Эмма не решалась снять до тех пор, пока все их пожитки не оказались здесь. После этого одним быстрым движением она сорвала чехол и погрузила все в машину. Закрыла багажник, снова набросила чехол, крадучись пошла через черный ход в пансион в последний раз – оставить прощальную записку для Руби, проверить, все ли взяла, и перенести спящую Грейси.

Все. Они снова в пути. Машина ехала по холму, ведущему к пристани. Внезапно Эмма заметила сзади яркие фары, большие, расположенные чуть выше, чем у ее «шевроле». Такие обычно бывают у грузовичков. Вначале она не обратила на это внимания. Лишь мельком подумала, что вот кто-то еще торопится к пристани.

Хотя Эмма испытывала удовлетворение оттого, что все-таки перехитрила Элвиса – он-то решил, что сумел ее стреножить, – однако уезжать вот так, украдкой… От этого она ощущала себя чуть ли не преступницей. Как те перекати-поле, что норовят улизнуть, не заплатив за постой. Нет, будь у нее выбор, Эмма сделала бы это совсем по-другому, при свете дня, и вообще…

Она сморгнула слезу. Наверное, это от яркого света тех фар, позади. И все же.., все же… Черт побери, они с Грейси могли бы остаться здесь! Они бы здесь прижились. Особенно Грейси. Ей было бы здесь хорошо. Смешно подумать, что она, Эмма, могла бы жить счастливо в таком маленьком тихом городке, и тем не менее могла бы.

Пустые фантазии! Она осознала это в тот самый момент, когда поняла, что за сегодняшним необъяснимым исчезновением Грейси стоит Грант. Тонко разработанная операция… И пленки похищены прямо из ее комнаты!

Автомобиль сзади рванул вправо, едва не столкнувшись с ней. Свет фар ослепил Эмму. Она вскрикнула, нажала на газ.

Черт бы побрал этого Гранта! Но и она тоже хороша. Ей ли удивляться его хитроумно разработанной операции! Ведь Эмма много лет наблюдала его в бизнесе. Знала, каким он бывал безжалостным и беспощадным. Однако когда она, начав упаковывать вещи, обнаружила, что кассеты исчезли, ее объял настоящий ужас.

Грузовичок сзади взревел и снова сел ей на «хвост». Эмма сняла ногу с акселератора. Может, замедлить ход, и тогда этот шут гороховый отвяжется от нее, прекратит свои дурацкие игры?.. Но в следующий момент сзади взвыла сирена, на крыше грузовичка вспыхнул синий свет полицейской мигалки. Сердце у Эммы ушло,в пятки. Ах, дьявол!.. Элвис выбрался из полицейской машины и с силой захлопнул за собой дверцу. Гравий захрустел под его ногами. Он остановился возле «шевроле», дождался, пока Эмма опустит стекло, посветил фонарем внутрь ее машины. От яркого света она зажмурилась. Заметив, что луч фонаря добрался до Грейси, схватила его за руку.

– Не свети ей в лицо!

– Выходи из машины, Эм.

Он отступил назад ровно настолько, чтобы она смогла открыть дверцу и выйти из машины. Как только Эмма оказалась снаружи, Элвис развернул ее лицом к машине, нагнул вперед, раздвинул ей ноги. Эмма ухватилась за капот автомобиля. Элвис быстро ощупал ее всю, от талии, вниз по бедрам до самых лодыжек, потом вверх, по внутренней поверхности ног и бедер, пробежал пальцами вниз вдоль застежки на джинсах и за поясом.

– Что, за деньги такое удовольствие вы себе купить уже не можете, шериф? – процедила она сквозь зубы.

В первый момент, увидев за рулем Элвиса, Эмма испытала невообразимое облегчение. Однако сейчас оно сменилось холодной яростью. Он ответил с такой же яростью:

– Заткнись, Эмма!

– Не дождешься! – Она вскинула голову. Оставаясь в том же полусогнутом положении, выгнула шею, чтобы заглянуть ему в лицо, тогда как Элвис с внешней невозмутимостью продолжал обыскивать ее. – В этом нет никакой необходимости, и ты прекрасно это знаешь! Ну на, на, держи! – Она поймала его руку, которая в этот момент пыталась обойти ее грудь на пути к подмышке. Обхватила его пальцами свою грудь. – На, получи хоть какое-то удовольствие. Тебе ведь не терпится. Представляю себе, какая у тебя сексуальная жизнь, бедняга.

Элвис и так уже чувствовал себя как обманутый муж, от которого предательски сбежала жена. Сейчас он сдерживался из последних сил. Когда Элвис подъехал к парковочной площадке позади пансиона Руби – предварительно осмотрев город после фейерверка – и увидел, что машины Эммы там нет, вся его профессиональная выдержка, накопленная за десять лет работы в полиции, улетучилась. Не тратя времени на раздумья, подчиняясь инстинкту, он развернул машину и помчался по направлению к пристани. Сейчас издевательские замечания Эммы окончательно вывели его из себя. Он ощущал под рукой ее теплую крепкую грудь. Не выпуская Эммы, Элвис развернул ее лицом к себе, поставил ногу между ее бедер, обхватил за талию и наклонился к ней так, что их губы почти соприкоснулись. Глаза его вспыхнули синим пламенем. Казалось, они прожигают Эмму насквозь.

– Будь осторожна, когда предлагаешь себя. Да, ты права, моя сексуальная жизнь в последнее время такова, что о ней и говорить не стоит. Я могу поддаться искушению и поймать тебя на слове. – Рука его сдавила ее грудь, сжимая и разжимая мягкую припухлость. – Ты меня сегодня уже один раз обвела вокруг пальца. Хочешь к этому добавить еще кое-что? Хочешь поиграть в шлюху? Меня это устраивает. Сегодня мне такая разрядка совсем не помешает.

25
{"b":"1634","o":1}