ЛитМир - Электронная Библиотека

В понедельник они вместе с Клер поехали в Сиэтл и купили великолепные платья для невесты, дочери невесты и двоих свидетельниц. В тот же день к вечеру Элвис выкроил полчаса, чтобы вместе с Эммой переговорить с преподобным отцом Симпсом из баптистской церкви на побережье. Во вторник она напомнила Элвису о примерке смокинга, заказала шампанское и свадебный торт. Потом усадила Грейси в свежевыкрашенный «шевроле» и поехала к Надин Доннелли. Эмма не сказала дочери, куда они едут, так как предвидела ее реакцию, а спорить и доказывать свою правоту ей не хотелось.

Когда Грейси увидела, кто открыл дверь, ее личико вытянулось. Встреча с женщиной, доставившей ей столько неприятностей в тот злополучный день, была для девочки настоящим шоком. Она дернула мать за руку и умоляюще вскинула на нее глаза.

– Хочу домой.

– Сейчас, моя радость. Скоро поедем. – Эмма посмотрела на Надин. – Можно войти?

Надин Доннелли была потрясена не меньше, чем Грейси. Казалось, лишь Эмма сохраняла спокойствие.

– Д-д-да… – наконец выговорила Надин. – Заходите, заходите, пожалуйста.

Она распахнула дверь, и Эмма сделала шаг вперед. Грейси осталась на месте.

– Хочу домой. Свазу, сейчас!

– Я сказала, скоро поедем, – тихо, но твердо ответила Эмма и перевела взгляд на хозяйку. – Может быть, вы хотите что-нибудь ей сказать, Надин?

– А.., да.., наверное… Конечно.., да-да. – Сконфуженно откашлявшись, она присела на корточки. Грейси отшатнулась. – Я.., мне.., мне очень жаль, Грейси. Мне не следовало учить тебя лгать маме.

– Прости меня.

– Меня тогда отшлепали, бойно! И все на меня сейдились.

– Мне действительно очень жаль. Прости меня, пожалуйста. – Минуту Надин смотрела на непреклонное личико ребенка. – Может, посмотришь куклу Элвиса, про которую я тебе рассказывала? Она твоя.

Надин поднялась и протянула Грейси руку.

Девочка разрывалась между желанием проявить характер и любопытством. Новая кукла.., от такой возможности вряд ли кто откажется. Она взяла протянутую руку.

Эмма следовала за ними через гостиную и по коридору, стараясь не смотреть на стены, увешанные портретами Элвиса Пресли. На каждой стене! И как только Элвис жил среди всего этого?..

Наконец они вошли в бывшую спальню Элвиса, превращенную теперь в мемориал короля рока. Грейси с раскрытыми от изумления глазами кружила от стены к стене.

– Это и есть двугой Эйвис? Тот, котоый кооль? Эмма молчала, позволив Надин играть роль гида. На

Конец та нашла обещанную куклу. Воспользовавшись тем, что Грейси отвлеклась, Эмма отвела будущую свекровь в сторону.

– Хотела бы я уметь так же быстро прощать, как Грейси. Я стараюсь изо всех сил, но это нелегко, Надин. Вы подвергли мою дочь опасности. Тем не менее.., мы с вашим сыном венчаемся через неделю, и я приехала пригласить вас на наше бракосочетание. Для Элвиса это очень важно. Пожалуйста, не разочаровывайте его.

Б тот же день Грейси похвасталась будущему папе своей новой куклой.

– Посмотли, что мне подаива твоя мама! Это куква Эйвис. – Она взобралась к нему на колени и показала куклу. – Ее зовут так же, как тебя, но ты касивее!

Элвис взглянул на Эмму:

– Вы ездили к маме?

– Да, пригласить ее на бракосочетание.

– Она согласилась?

– Сказала, что придет.

Он молча потерся щекой о головку Грейси.

В среду Эмма еще раз напомнила Элвису о примерке, заметив при этом, что из-за своих габаритов он для портного не самый легкий клиент. Времени между тем почти не осталось. Эмма позвонила Клер к напомнила, что Сэму тоже предстоит примерка. Остальную часть дня она провела в поисках фотографа. Свободного мастера за такой короткий срок найти было, конечно же, нелегко. Однако Эмма, все-таки найдя его, занялась поисками штор для гостиной, занавесок для кухни и покрывал для дивана и кресел. После церемонии венчания Эмма собиралась устроить прием для самых близких – Надин, Сэма и Клер, Руби с детьми. Тем не менее ей хотелось, чтобы их новое жилище понравилось гостям. По крайней мере она будет знать, что сделала все возможное для того, чтобы их временный дом выглядел празднично. Эта мысль напомнила ей о цветах. Нужны букеты для дома и для церемонии. Возможно, следует купить еще несколько декоративных подушек на диван и кресла.

В четверг Эмма отправилась покупать подарки для свидетельниц. Вернувшись домой, она, к своему удивлению, застала Элвиса на кухне. Эмма начала готовить ленч для Грейси. Ничего необычного в его поведении она не заметила, но ощутила скрытое напряжение. Дождавшись, пока Грейси поела, Эмма отправила ее играть. Проследив за тем, как дочь выбежала на лужайку и бросилась на доску тарзанки, Эмма обернулась к Элвису:

– Тебя что-то беспокоит?

– Билл Герц умер прошлой ночью.

– Ты шутишь!

– Если бы. Его адвокат только вчера добился для него освобождения, под честное слово, без залога, и вот сегодня…

– Под честное слово?

– Да, существует такая форма. Это было первое преступление Билла, и, по мнению судьи, не слишком тяжкое, хотя мы с тобой думаем иначе. Короче, вчера адвокат добился для него освобождения, сегодня утром пришел к нему, чтобы сообщить об этом, и застал Билла мертвым. – Элвис порывисто обнял ее. – Господи, Эм!

* * *

– Отчего он умер, Элвис? Он же еще не старый. Сколько ему было – сорок, сорок пять?

– Сорок три. Похоже на сердечный приступ, закупорку сосудов или что-то в этом роде. Точно выяснится после вскрытия. Тело отправят в Сиэтл четырехчасовым паромом. О Господи, Эм… – Элвис потерся щекой о ее грудь. – Ты ведь знаешь, я сам готов был свернуть ему шею. Но скажу тебе честно, эта новость меня подкосила. Одно дело – желать кому-то смерти или думать, будто желаешь этого в приступе ярости, и совсем другое – увидеть человека мертвым.

– Я понимаю тебя. Это настоящий шок.

– Да… – Элвис вздохнул. – Да, ты права.

В пятницу Эмма повезла Грейси в больницу снимать швы. В этот день, похоже, все население Порт-Флэннери собралось поблизости и все умирали от желания поговорить с Эммой о внезапной кончине Билла Герца и о том, как это повлияло на нее и Грейси. Многозначительно кивнув в сторону дочери, Эмма предотвратила расспросы персонала поликлиники. Однако с местными жителями, остановившими ее по дороге к машине, этот номер не прошел. «Наверное, – подумала она, – люди всегда испытывают желание поговорить о чьей-либо неожиданной смерти». Эмма не рассказала Грейси ни о том, что Билл Герц бросил камень к ним в окно тогда вечером, ни о его скоропостижной кончине – и не хотела говорить об этом сейчас. Да и как можно рассказать о таком трехлетнему ребенку, когда сама Эмма была потрясена случившимся!

Не зная, как отделаться от навязчивого любопытства встречных, Эмма позволила Грейси отойти чуть дальше, чем обычно, чтобы дочь не слышала ее, а затем заявила столпившимся людям, что не хочет обсуждать эту тему при ребенке. Отделавшись от любопытных горожан, она направилась к дочери.., и замерла, увидев ее.

– Мама! Мамочка! Посмотли! Смотли, кто плиехал на нашу свадьбу! Дедушка! Дедушка плиехал!

Безупречно одетый, в дорогом летнем сером костюме и ослепительно белой рубашке, Грант Вудард стоял у открытой дверцы сверкающего черного «линкольна», держа Грейси на руках. Крепко обнимая его за шею, девочка сияла от счастья.

Губы Гранта изогнулись в улыбке, однако глаза, обращенные на Эмму, были холодны как лед. Он окинул ее внимательным взглядом.

– Садись в машину, Эмма.

Эти слова звучали как дружеское предложение, однако Эмма, хорошо знавшая Гранта, безошибочно поняла, что на самом деле это приказ.

Глава 19

Нет. Не сядет она в его машину. Ни за что. Здесь, на улице, среди людей, у них с Грейси есть надежда на спасение. О том же, что произойдет, если она подчинится его приказу, лучше даже не думать.

Эмма скрестила руки на груди и, прищурившись, посмотрела на него.

49
{"b":"1634","o":1}