ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, Грант. Давайте лучше зайдем к Руби, выпьем по чашке кофе и поговорим.

«Пошлю кого-нибудь за Элвисом…»

– Да-да, дедушка, пойдем учше к Уби! – Грейси завертелась у Гранта на руках, сгорая от нетерпения похвастать дедушкой перед своими друзьями. Крепче обняла его. – Она тебе понавится.

Грант между тем вел себя так, словно ни та ни другая ничего не говорили. Оставив дверцу со стороны водительского места открытой, он сел на пассажирское сиденье и пристегнулся, не спуская Грейси с рук. Закрыв дверцу со своей стороны, нажал на кнопку замка, выглянул и обратился к Эмме:

– Ты поведешь машину.

– Ну дедушка… – запротестовала девочка.

– Хватит, Грейси!

Грант произнес это таким повелительным тоном, что малышка сникла и ее оживление моментально исчезло.

Эмма села за руль. Господи, как же это получилось… Как получилось, что она проявила такую беспечность?! Ведь Элвис предупредил ее, чтобы предостерегла Грейси насчет «дедушки». Эмма и собиралась это сделать, но из-за множества хлопот совсем упустила из виду. Просто вылетело из головы. И вот теперь… Теперь поздно. Все поздно.

Включив зажигание, она обернулась к Вударду:

– Куда ехать?

Он задумался. Надо бы ехать к парому и убираться отсюда как можно скорее. У него здесь нет ни той власти, ни тех связей, что в Новом Орлеане. Однако разговоры об этом чертовом шерифе Элвисе Доннелли и предстоящей свадьбе вывели Гранта из себя. Он не мог дожидаться, пока они окажутся вдали от острова. Ему не терпелось выразить Эмме неудовольствие сейчас же. Кроме того, хотя он сейчас и не там, где все подвластно ему, могущество у него все равно есть. Как всегда.

Сколько помнил Грант, он всегда обладал властью.

Когда-то, много лет назад, Грант работал в борделе, развлекал высокопоставленных извращенцев. Он возвращался к тем временам только для того, чтобы лишний раз прочувствовать, каких вершин достиг с тех пор, как укокошил мадам, хозяйку того борделя, и занял ее место. После этого могущество Гранта постоянно укреплялось. Сознание полной вседозволенности вошло в его плоть и кровь. Теперь он уже не представлял себе, что ему, Гранту Вударду, кто-нибудь может в чем-то воспрепятствовать. Он, Грант Вудард, не должен ждать чьего-то позволения. Нет. Он всегда получает то, что хочет, и немедленно. Этого никакому однорукому уроду-шерифу с обезображенным лицом и жестяным значком на груди никогда не изменить.

Грант велел Эмме ехать из города.

Клер вышла из кабинета гинеколога словно во сне. Беременна… Она беременна!

А собственно, что тут удивительного? С того дня, когда Сэм бросил курить, они с ним занимались этим так, будто хотели наверстать упущенное за год. И вовсе не думали о предосторожностях. Так почему ее сейчас так сразила эта новость? Непонятно. И все же Клер была сражена.

Что скажет Сэм… Вот о чем надо подумать. Клер села в свою раскалившуюся на солнце машину и несколько минут неподвижно смотрела в пространство, не закрывая дверцу. Что скажет Сэм… Она ведь и сама пока не знает, как относится к этой новости. Она все еще скорбит по Эвану. Это никуда не ушло. Напротив, мысль о новом ребенке лишь обострила чувство утраты, тоску по погибшему сыну. И еще.., ее охватил ужас. Что, если и с этим ребенком что-нибудь случится? Она не перенесет. Даже поддержка Сэма не поможет.

И все же… Где-то в глубине существа Клер вспыхнула радость, готовая вот-вот выплеснуться наружу. Она беременна!

По вискам потекли струйки пота. Очнувшись от приятных размышлений, Клер захлопнула дверцу машины, включила мотор, выехала с парковочной площадки и оглядела улицу. Что же делать.., что делать… Ехать в магазин, рассказать Сэму? Или отправиться домой и приготовить праздничный ужин? Губы ее сами собой изогнулись в улыбке.

Словно в полудреме, Клер бросила взгляд налево и увидела элегантно одетого седовласого незнакомца, державшего на руках Грейси. Улыбка исчезла с ее лица. Она заметила, как он сел вместе с ребенком в сверкающий черный лимузин с затемненными стеклами. Не упустила из виду и того, что он не выпускает из рук Грейси и не дает ей спрыгнуть с его колен. И тут взгляд Клер упал на Эмму. Та неловкими шагами, на негнущихся ногах, утратив всю свою грацию, подошла к машине, села за руль и захлопнула дверцу. Все трое скрылись за темными стеклами.

Господи… Побледнев, Клер мертвой хваткой вцепилась в руль и попыталась овладеть собой. Это наверняка и есть Грант Вудард. Эмма рассказывала о нем. Конечно, не все, но достаточно для того, чтобы Клер поняла: Эмма и Грейси сейчас в серьезной опасности.

Клер вывела машину на улицу. «Линкольн» промчался мимо. Она последовала за ним до перекрестка и только тут осознала свою ошибку. Господи, что же это она делает? Надо было ехать в управление шерифа, сказать Элвису, Бену или кому-нибудь еще. Из города ведут всего две основные дороги. Шериф или кто-нибудь из его помощников без труда перехватили бы «линкольн», если бы она, Клер, подумала, вместо того чтобы слепо подчиняться инстинкту. А теперь поздно поворачивать назад. Здесь, за городом, слишком много ответвлений. Здесь ничего не стоит скрыться.

Она продолжала следовать за машиной, надеясь на то, что враг не заметит ее, и кляня себя за то, что высокомерно отказалась от предложения Сэма поставить в машине радиотелефон.

Элвис вошел в полицейское управление.

– Элвис, – помахала ему рукой Сэнди, – тут Дэнни Уайт оставил для тебя сообщение. Тот «линкольн», о котором он говорил тебе вчера.., его хозяин снова купил билет на остров, на сегодня, на двенадцатичасовой паром.

– Спасибо, Сэнди. – Элвис ловко захватил своим металлическим крючком розовый листок бумаги. Внимательно изучив его, он обернулся к дежурной:

– Свяжись с тем, кто сегодня на дежурстве…

– Джордж, – сообщила Сэнди.

– …и скажи, чтобы глаз с него не спускал. Вот номер машины. Если он обнаружит ее, пусть позвонит немедленно. Мы тогда решим, что делать.

Элвис еще раньше дал знать работникам парома, что его интересуют все, прибывающие на остров в автомобилях, взятых напрокат. Таких, по сообщению билетера, за последние два дня оказалось трое. Но пока лишь черный «линкольн» с затемненными стеклами появился снова. Элвис бросил взгляд на груду бумаг, громоздившихся на столе. Надо бы заняться ими наконец. Однако вместо этого он позвонил домой. У малышки, наверное, уже сняли швы, и они вернулись. Надо просто проверить, убедиться, что все в порядке.

Телефон звонил и звонил без ответа. Элвис почувствовал нестерпимый зуд в ампутированной кисти руки. Бесплодно пытаясь унять зуд, потер о джинсы то место, где подсоединялся протез. Ну и что же, что они не отвечают? Ничего страшного в этом нет. Наверняка Эм сейчас носится по острову в поисках необходимых мелочей для свадьбы. При этой мысли мышцы шеи словно сжались в тугие узлы. Элвис начал было массировать шею, но тут же отказался от этого и переключился на ампутированную руку, все еще нестерпимо зудевшую. Он почти не помогает Эмме… Хотя сам настоял на настоящей свадьбе. Эм предпочла бы тихое, скромное бракосочетание у мирового судьи, но Элвис и слышать об этом не хотел.

Губы его изогнулись в улыбке. Какого черта! Он ни о чем не жалеет. По правде говоря, ему до смерти хотелось увидеть Эмму в подвенечном наряде. Она ведь и есть невеста. Его невеста.

Стараясь забыть о фантомном зуде, Элвис еще раз усмехнулся своим мыслям и занялся бумагами.

Через десять минут его занятия прервал напряженный голос Сэнди. Сорвав наушники, она вскочила.

– Элвис, только что позвонила твоя мать. Кажется, случилась беда.

Клер проехала мимо дома Надин Доннелли. Нет, так нельзя. Надо предпринять что-то более конструктивное, чем просто следовать за ними. Конечно, так она не теряет их из виду, но что это даст, если не попросить о помощи? Нажав на тормоза, Клер повернула назад, на подъездную дорожку, остановила машину, взбежала на крыльцо и застучала в дверь. В гостиной слышалась музыка песни Элвиса Пресли «Люби меня нежно и сладко». Клер заколотила сильнее.

50
{"b":"1634","o":1}