ЛитМир - Электронная Библиотека

– Надин! – Она приложила руки ко рту рупором. – Надин!

– Иду, иду. Что за спешка? – Надин распахнула входную дверь. – Боже правый! Клер Мэкки!

Клер схватила ее руку.

– Позвоните Элвису. Немедленно. Скажите, что Грант Вудард захватил Эмму и Грейси. Это очень важно, Надин! – Та смотрела на нее открыв рот. – Они в опасности. Сообщите, что я следую за ними, если еще не упустила их. У меня в машине есть четыре или пять сигнальных ракет. Я поставлю их в тех местах, где они будут сворачивать. – Клер сжала руку Надин. – Вы поняли?

Надин моргнула.

– Грант Вудард. Эмма с ребенком. Сигнальные ракеты на поворотах.

Клер выпустила руку Надин. Увидев, как та прошла к телефону, висевшему на стене в кухне, Клер помчалась к машине. Господи, только бы не потерять их из виду. Только бы не упустить.

«Где ты, Клер? Куда же ты исчезла?» Эмма чуть отпустила педаль и бросила осторожный взгляд в зеркало заднего обзора.

Она заметила, что Клер следует за ними с того самого момента, когда они выехали с парковочной площадки. Но знает ли Клер, что они с Грейси в этой машине? Эмма не смела даже надеяться на то, что Клер поедет за ними за пределы города. Лучше не питать надежд, чем испытывать боль оттого, что они разбиваются вдребезги – эту истину она хорошо усвоила. Однако когда Эмма, по настоянию Гранта, свернула с главной магистрали на Эмери-роуд, Клер направилась за ними и дальше шла «в хвосте», следуя лучшим традициям теледетективов. Значит, она поняла… Слава Богу! Слава Богу! Эмма с благодарностью подумала о теледетективах. Неизвестно, правда; чем и как Клер поможет им с Грейси, но все же ее близость ободряла. Они не одни.

Поведение Гранта так отличалось от обычного, что напряжение в машине стало почти физически осязаемым. Грейси вначале беспечно болтала, но в конце концов и она умолкла, сунула палец в рот и не спускала встревоженных темных глаз с матери. Эмма попыталась улыбнуться – лишь для того, чтобы приободрить ее. Грейси, не вынимая палец изо рта, радостно улыбнулась в ответ. Господи, как мало надо, чтобы ребенок вновь почувствовал себя счастливым…

Однако в следующий момент Эмма горько пожалела об этом. Грейси вынула палец изо рта и вскинула глаза на Гранта.

– Дедушка, а у меня скоо будет новый папа. – Видимо, она ничуть не сомневалась в том, что для него это такая же захватывающая новость, как и для нее. Возможно, Грейси надеялась таким образом растопить лед и вернуть себе прежнего доброго дедушку вместо этого устрашающего незнакомца, лишь внешне похожего на него. – Его зовут Эйвис. Он такой бойшой-бойшой! Он мне подалил веосипед, и цветные мейки, и…

– Заткнись! – рявкнул Вудард и с силой встряхнул ее.

У потрясенной Грейси расширились глаза. Эмма потеряла контроль над собой.

– Сволочь! Подонок! – Она свернула к обочине и остановила машину. Не думая о том, что делает, потянулась к Гранту, готовая разорвать его на части. Ремень безопасности мешал ей двигаться. – Отдай дочь мне! Дай мне ее, сукин сын! Попробуй только еще раз дотронуться до Грейси, и я тебя убью!

Поднялся невообразимый шум. Грант ревел от ярости. Грейси пронзительно кричала от ужаса, Эмма выкрикивала французские и английские ругательства, пытаясь дотянуться до его головы. Грант поднял руку и наотмашь ударил Эмму по лицу с такой силой, что она откинулась назад на сиденье и застыла. Он положил два пальца на макушку Грейси,

Другой рукой обхватил ее подбородок и слегка повернул так, что ее голова замерла в неловком положении.

– Если не заткнешься, я сверну ей шею.

Эмма замерла от ужаса. Господи! Одно резкое движение – и ее ребенок…

– Мама! Мамочка!

– Заткни ей глотку!

– Ш-ш, тихо, моя сладкая, все в порядке. – Сделав над собой невероятное усилие, Эмма заговорила спокойным тоном, погладила Грейси по щеке. – Ш-ш, сиди тихо, моя девочка. Ради мамы, хорошо? Успокойся, моя сладкая.

Рыдания Грейси начали утихать.

– Вот так, – удовлетворенно кивнул Вудард. Грейси выпрямилась у него на коленях, насколько

Позволял ремень, и обхватила себя руками. Изо всех сил стараясь подавить рыдания, она с ужасом смотрела на него.

Грант больше не обращал на нее внимания.

– Поезжай, – велел он Эмме. – Я скажу, где свернуть.

Эмма глубоко вздохнула, взялась за руль и рассеянно

Бросила взгляд на дорогу. Машина Клер медленно проехала мимо. Эмма последовала за ней. Клер еще больше сбавила скорость. Через несколько секунд такой езды Ву-дард не выдержал.

– Обгони ее! Эти деревенские тупицы!

Эмма обогнала машину Клер. Слава Богу, Грейси в этот момент смотрела не в окно, а на дедуш.., на Гранта. Этот человек никакой ей не дедушка, и никогда больше она, Эмма, не окажет ему такой чести, не назовет его так. Но это сейчас не столь важно. Главное, что Грейси не узнала Клер и ее машину.

Они проехали примерно три мили. Грант, напряженно вглядываясь в дорогу, велел повернуть, потом остановиться, подать назад и снова свернуть, на этот раз на затененную, почти заросшую дорогу. Машина едва продвигалась между деревьями и кустарниками, покачиваясь и проваливаясь в ямы и колдобины. Наконец они выбрались на какую-то прогалину. Ни признака человеческого жилья вокруг. Видимо, этого и хотел Грант. Он удовлетворенно оглядел местность.

– Подойдет. Как раз то, что надо.

Щурясь от солнца, Эмма продолжала двигаться вперед. Внезапно он приказал ей остановиться примерно в ста фугах от обрыва. Несколько мгновений она сидела неподвижно, тяжело дыша. В конце концов подняла на него глаза.

– И что теперь?

Грант моргнул, словно в нерешительности, и это испугало ее больше, чем все его предыдущие угрозы ребенку. Казалось, Грант теряет контроль над собой. Что это? Ей впервые стало ясно, что он такое на самом деле, или его психика настолько разрушилась после ее побега?

– Выходи из машины. – Грант снял с себя ремень, открыл дверцу и выбрался из машины, не выпуская Грейси из рук. – Давай ключи. И чтобы никаких фокусов! Мое терпение на пределе.

«Это еще слишком мягко сказано», – с ужасом подумала Эмма.

Грейси попыталась вырваться из его рук, потянулась к матери. Как только Эмма отдала ему ключи, Грант позволил ей взять ребенка. Грейси прижалась к матери всем телом, уткнулась пылающим лицом ей в шею, судорожно дыша, Эмма обхватила дочь, начала покачивать, успокаивать.

Надо что-то сделать, чтобы разрядить атмосферу. Психическое состояние Гранта совершенно непредсказуемо. Глубоко вздохнув, Эмма подняла глаза на Гранта и попыталась улыбнуться.

– Давай начнем сначала, Грант. – «Господи, как глупо!» – пронеслось у нее в голове. – Мне не следовало нападать на тебя. – Она произнесла эту ложь не моргнув глазом, хотя знала, что, будь у нее возможность, задушила бы его. – Но, Грант.., ты же сам знаешь, как я отношусь к ребенку. Так же, как ты всегда относился ко мне.

От этих слов Эмму замутило. Нет, это уже слишком. Этому он все равно не поверит. Грант, возможно, невменяемый, но не дурак. Чтобы поверить в такую чушь, надо быть полным идиотом. Однако, к ее крайнему удивлению, лицо Гранта смягчилось. Он протянул к ней руку и нежно погладил по щеке. Лишь огромным усилием воли Эмма заставила себя не отшатнуться. Даже выдавила очередную фальшивую улыбку. Его лицо буквально озарилось в ответ. Лишь в этот момент Эмма осознала всю глубину помешательства Гранта.., или как еще это можно назвать… Того, что толкало его на все отвратительные поступки, о которых она лишь недавно узнала.., и, вероятно, на многое другое, о чем Эмма могла только догадываться. И еще она поняла, что теперешняя нежность Гранта недолговечна и может в любой момент смениться совсем другим. Она понятия не имела, что послужит этому толчком. В голове теснились самые разные предположения, но Эмма стояла словно парализованная, не в состоянии произнести ни слова, прерывисто и неровно дыша. Что сказать? Как вообще говорить с невменяемым и к тому же озлобленным человеконенавистником?

Надо что-то сказать! Но что…

51
{"b":"1634","o":1}