ЛитМир - Электронная Библиотека

Рука Гранта соскользнула с ее щеки на головку Грей-си. Он ласково провел пальцами по ее завиткам.

– И к ней я так же отношусь. Грейси я тоже защитник, Поэтому не мог оставить в живых того кретина, который причинил ей вред.

Эмма едва не вскрикнула.

– Билл?! – хрипло спросила она и с трудом сглотнула комок в горле. – Ты.., что-то сделал с Биллом Герцем?! Ты его.., уничтожил?

Уничтожил… Господи, что за слова приходят ей в голову!

– Конечно, – ответил Грант так, словно признавался в самой естественной вещи на свете. – Он поранил мою Грейси и поплатился за это.

– Но.., я думала.., это сердце…

Грант лишь пожал плечами.

– Стук в дверь, хороший удар о стену, укол в сонную артерию – и готово дело! Воздух проходит в сердце или в мозг. – Он многозначительным жестом потер ладони, будто стряхивал пыль. – Одной заботой меньше.

Эмма не спросила, как Грант узнал о том, что случилось с Грейси. Ясно, что на смену Хэккету прислали кого-то другого. Прижав к себе головку Грейси, она поглаживала ее светлые завитки и смотрела на Гранта. Так вот, значит, как выглядит монстр в жизни…

Мороз прошел у нее по коже. Как защитить Грейси? Как предотвратить его безумные выходки против ребенка? Ей придется драться с ним, Эмма это предчувствовала. Она почувствовала это, увидев Грейси у него на руках. Но как, как она сможет бороться с ним на глазах у Грейси! Присутствие дочери делает ее почти беззащитной перед Грантом. Он, конечно, воспользуется этим и возьмет дочь в заложницы, чтобы, получить то, что хочет. Эмма ничуть не обманывалась на этот счет. Грант ведь уже продемонстрировал ей, что может использовать ее ребенка любым, даже самым невероятным, образом.

Господи, что же делать?.. Даже если удастся выйти победительницей из противостояния с Грантом, как может она, мать, допустить, чтобы все это происходило на глазах у Грейси! Как ее девочка это перенесет?..

Глава 20

Клер осторожно продвигалась по лесу. Сердце ее неистово колотилось. Да что же она делает? С какой стати, для чего пробирается сквозь кустарник, когда на самом деле следовало бы сидеть в машине у поворота на эту тропу и ждать подмоги. Если у нее есть голова на плечах, именно так она и должна была поступить. Может, она совершает сейчас глупость? Да, наверняка. Но нельзя же сидеть в машине и ждать в бездействии, пока этот Грант Вудард неизвестно что творит с ее подругой и ребенком.

Клер вышла на открытую прогалину, остановилась, спряталась за кусты и осторожно огляделась. Примерно в пятидесяти футах от нее стояла Эмма в напряженной, неловкой позе, с ребенком на руках. Лицо бледное как мел. Глаза устремлены на человека, стоявшего спиной к Клер. В нескольких футах от них сверкала роскошная черная машина с распахнутой дверцей.

Он стоит к ней спиной…

Клер выпрямилась, помахала руками над головой и, убедившись, что Эмма заметила ее, снова скрылась за кустом.

Эмма отчаянно пыталась собраться с мыслями. Клер, здесь. Рядом. Ее присутствие должно помочь. Но как воспользоваться этим?

Она снова подняла глаза на человека, которого много лет считала своим опекуном. Не дай Бог выпустить на свободу сидящих в нем демонов. Эмма задержала дыхание.

– Зачем ты снимал меня на видеокассеты, Грант? – Она произнесла это мягко, без тени недовольства.

Он пожал плечами.

– Мне нравится смотреть их.

Вот такое простое утверждение. Даже не подумал извиниться, просто констатировал факт.

– А.., что именно смотреть? Половые акты?

«И да и нет, – решила она. – Не так все это просто. С одной стороны, ясно, что он способен получать сексуальное удовлетворение, лишь наблюдая чужой половой акт. Но дело не только в этом. Основное его пристрастие, болезненное пристрастие, – это ощущение власти, которая позволяет контролировать частную жизнь другого человека».

Грант снова пожал плечами:

– Если ты посмотришь на эти кассеты, сама увидишь, что пикантного там не так много. Ну какие из них отсняты в твоей спальне? Восьмая часть, возможно, четверть. Нет, просто.., ты для меня.., ты моя особая девочка.

– Понятно. Вот так, значит…

Господи, только бы не вырвало прямо ему на ноги. Эмма, ощущая позывы на рвоту, сглотнула слюну. Любой ценой надо удержать Гранта в этом относительно спокойном состоянии, а главное – отвлекать его внимание на себя, не дать ему переключиться на Грейси.

– И кроме того, мне нужно постоянно наблюдать за твоей жизнью и знать, что у тебя все идет хорошо.

Эмма едва не вскрикнула.

– Я этого не понимала, – с трудом выговорила она, стараясь не терять спокойного, обезоруживающего тона. – В таком случае прошу прощения. Мне не следовало убегать из Нового Орлеана. Я просто… Я действительно не понимала.

– Но теперь понимаешь, ведь правда, Эмма? – Грант протянул руку, коснулся ее волос. – Теперь ты поняла, что должна вернуться домой вместе со мной? Верно?

– Да.

– И все опять пойдет по-прежнему. Будешь жить в своем домике на той же улице, а по воскресеньям мы по-прежнему будем ходить по утрам в кафе «Монд». Я буду заботиться о тебе. И ты забудешь о браке с этим типом Доннелли. Так?

– Да, папочка.

Это забытое ласковое обращение окончательно обезоружило его.

В этот момент Грейси подняла головку от ее груди.

– Но Эйвис будет моим папой!

Эмма в панике прикрыла голову дочери руками, снова прижала к своей груди, попыталась дать ей понять, чтобы не произносила больше ни слова, не привлекала к себе внимание.

Поздно! Грант перевел глаза на Грейси, оценивающе оглядел ее затылок и руки, вцепившиеся в мать хваткой собственницы.

Эмма сделала очередную отчаянную попытку отвлечь его внимание.

– А что насчет Большого Эдди, папочка?

Грант все еще не отрывал глаз от Грейси, прижавшейся к матери. Эмме казалось, что сердце ее вот-вот разорвется на части. Наконец он посмотрел на Эмму:

– А что насчет Большого Эдди?

– Зачем ты это сделал? Я ведь уже жила у тебя три года к тому времени, как его должны были освободить. Я бы осталась с тобой, если бы ты предложил мне это.

– Нет. Ты любила его больше, чем меня. И ушла бы к нему, как только Эдди выпустили бы из тюрьмы. А я привык к тому, что ты моя особая девочка, Эмма Тереза. Я ни с кем не хотел делить твою любовь. И уж никак не позволил бы ему увезти тебя от меня. Нет, Эдди упустил свой шанс. Он не смог тебя защитить. – Теперь Грант смотрел на Эмму с полным сознанием собственной правоты. – Да, я поступил правильно. Так было лучше во всех отношениях. Он оказался беспечным и никчемным. А я дал тебе все, что нужно.

Эмма отвернулась, не в силах скрыть свою ненависть к этому человеку. Закрыла глаза, стиснула зубы. Ах, Эдди, Эдди!.. Она ведь это подозревала, с той самой минуты, когда увидела те видеокассеты. Но получить такое подтверждение!..

О, как ей хотелось причинить Гранту боль, невыносимую боль! А потом уничтожить, стереть с лица земли.

Эмма открыла глаза и сделала несколько шагов в сторону, к лесу. Придав лицу спокойное выражение, она обернулась к Гранту, попыталась улыбнуться, сказать, что «понимает» его.., и не смогла. Слова не шли с языка. Губы сами собой сложились в кривую улыбку. Ее охватила паника. Думай, думай же, Эмма! Надо что-то придумать. Однако ее словно парализовало. Улыбка сползла с лица. Бог с ней. Все равно этой улыбкой никого не обмануть, даже такого, как Грант, который видит то, что хочет увидеть.

Надо что-то придумать, надо найти способ передать Грейси в руки Клер. Но мозг больше не повиновался Эмме. Она стояла неподвижно, не сводя глаз с Вударда.

Элвис нажал на клаксон. Сирена взвыла. Полицейская машина свернула на Эмери-роуд, промчалась по шоссе, выехала за город. Увидев здесь первую ракету Клер, он свернул. Благослови ее Бог! Элвис повернул назад, огляделся, подался направо и сбавил скорость, чтобы не пропустить следующий поворот. Через несколько минут, пока он давал указания и сообщал координаты по радиотелефону, машина подъехала к автомобилю Клер. Поняв, что он пуст, Элвис выругался, выхватил из кобуры пистолет и выскочил из машины.

52
{"b":"1634","o":1}