ЛитМир - Электронная Библиотека

Против ожидания Элвис ответил ему презрительным, а не торжествующим взглядом.

– Можешь не смотреть на меня, вонючка. Миссис Овермаер всегда хорошо ко мне относилась. От меня она ничего не услышит.

Да, миссис Овермаер он никогда не причинит неприятности. Она одна из немногих на острове, кто относится к нему по-человечески.

– Ну вот и хорошо, – бодро заключил шериф. – Может быть, и в участке ничего не скажут. – Он кивнул Элвису:

– Пошли, сынок.

Элвис оторвался от машины и последовал за Брэгстоном к полицейскому автомобилю. Он уже забрался на заднее сиденье, когда услышал шумный вздох Овермаера.

– Отпустите его.

– Может, так оно и лучше, – согласился шериф. – И вот еще что, Ли.., парень заплатит за весь ущерб, который не охватит страховка.

– Держи карман шире! – презрительно бросил Элвис. – Если мне не предъявят никаких обвинений, с какой стати я должен платить этому шуту гороховому?

Шериф Брэгстон холодно взглянул ему в глаза.

– Потому что так надо. Это будет правильно.

Последние слова словно пригвоздили Элвиса к месту. Никто никогда не ожидал от него правильных поступков. Наоборот.

– У меня нет работы, – угрюмо пробормотал он.

Еще одна больная тема. Элвис несколько раз пытался найти работу на уик-знд или на вечерние часы, свободные от школьных занятий, однако никто из работодателей не хотел рисковать. Голытьба. Кто же рискнет взять такого на работу?

Гневно сверкая глазами, он протянул шерифу руки, чтобы снять наручники. Но тот неожиданно захлопнул дверцу автомобиля.

– Эй! Вы что?!

– Есть у тебя работа. – Шериф перебрался на водительское место. Вставил ключ в зажигание. – С сегодняшнего дня ты работаешь у меня. – Он обернулся и пристально поглядел Элвису в глаза. – Тебе может показаться, что я сейчас занимаюсь благотворительностью. Так вот, ничего подобного. Почасовая работа за почасовую оплату. А если не справишься – гуляй. Найду кого-нибудь другого.

Джон Брэгстон сдержал слово. Он стал тем человеком, который повлиял на всю дальнейшую жизнь Элвиса, единственным из взрослых, по-настоящему обратившим на него внимание. Вскоре после, того, как Элвис начал работать в полицейском участке, в школе подводили результаты успеваемости всех учащихся. Брэгстон пожелал увидеть табель Элвиса, а взглянув на него, сказал, что Элвис мог бы показать результаты и получше. Элвис выполнил это требование. Брэгстон поинтересовался его планами на будущее.

– Что ты собираешься делать, когда закончишь школу?

Элвис пожал плечами.

– Смоюсь отсюда.

– И что будешь делать?

Доннелли молчал.

– Черт побери, парень, подумай же хоть немного. Смыться с этого острова недостаточно. Надо же хоть что-то спланировать. Ну смоешься ты – и что дальше? Куда поедешь? Как будешь зарабатывать на жизнь? Двинешься в Сиэтл или другой большой город подальше с несколькими сотнями долларов в кармане?

– Могу гарантировать, через пару недель будешь рыскать повсюду в поисках денег на плату за квартиру.

– Ну, тогда, может, стану полицейским, как вы! – выпалил Элвис, неуверенно глядя на шерифа, не засмеется ли он.

Однако Брэгстон только кивнул.

– Из тебя получится хороший полицейский. Но для того чтобы получить работу в правоохранительных органах, надо сначала окончить колледж. А это ты сможешь себе позволить только в том случае, если останешься на острове еще на несколько лет.

Элвис последовал его совету. Четыре года он ездил в колледж, живя на острове. На выпускном вечере присутствовали только Брэгстон и Сэм Мэкки. Мать обещала приехать, но так и не появилась до окончания церемонии.

После этого Элвис все-таки выполнил столь часто повторяемую угрозу покинуть остров. Получил работу в полицейском участке Сиэтла и стал медленно продвигаться вверх по служебной лестнице. До тех пор, пока бомба, взорвавшаяся в автомобиле и предназначавшаяся для свидетеля, которого он охранял, не положила конец его карьере.

Хотя это не совсем точно. Примерно через год после интенсивного лечения Элвис мог бы вернуться в полицейский участок Сиэтла и заняться там бумажной работой за письменным столом. Однако он предпочел вернуться на остров, где родился. Когда приходит беда, дома все-таки лучше.

Глава 4

Где-то в бухте ожил и затарахтел лодочный мотор. До берега донесся запах бензина, смешанный с соленым запахом волн, – как оказалось, приятное сочетание. Перестук гальки, уносимой волнами, перекрывали крики чаек. Грейси бродила по берегу, то и дело присаживаясь на корточки в поисках сокровищ. Карманы ее уже оттопырились, до отказа заполненные утренними находками. Сейчас ее внимание привлек громкий крик чайки. Девочка подняла голову и как завороженная следила за птицей, то летавшей кругами, то взмывавшей вверх, то резко опускавшейся вниз. При взгляде на дочь у Эммы сжалось сердце. Она подошла ближе, присела на корточки рядом с Грейси. Залюбовалась отрешенным выражением лица дочери, которая теперь рассматривала нежно-розовую внутреннюю поверхность ракушки, В этот момент неподалеку с пляжа донесся голос Клер. Грейси тут же вскочила и побежала к новой знакомой. Эмма тоже поднялась.

– Пливет, миссас Мэкки! Смотлите, что я нашла! – Грейси достала из карманов камешки и ракушки, протянула Клер.

– Привет, Клер. – Эмма подошла к ним. – Тоже решили подышать свежим воздухом?

Клер покачала головой:

– Нет. Я оформляла витрины и увидела вас. Вы сидели, склонившись, на песке. Я решила, если вы еще не уйдете до тех пор, когда у меня будет перерыв, подойду поздороваться. – Она протянула Грейси маленькое желтое пластмассовое ведерко для песка и совок. – Это тебе, радость моя. У каждого ребенка, живущего поблизости от пляжа, должно быть ведерко.

Сокровища Грейси с грохотом попадали на дно ведерка.

– Жейтое! – Ее счастливая улыбка, казалось, озарила пасмурный день. – Посмотли, ма, кто плинес мне жейтое ведейко для камешков и акушков!

Грейси гут же начала перекладывать оставшиеся сокровища из карманов в новое ведерко.

Эмма наклонилась и осмотрела ведерко с восхищенным выражением лица. Потом напомнила дочери о хороших манерах.

– Это очень любезно со стороны миссис Мэкки. Что надо сказать, Грейси?

– Спасибо!

– Пожалуйста!

После чего Грейси, забыв о существовании матери и Клер, принялась ковырять совком в ведерке.

Клер несколько секунд наблюдала за девочкой. Наконец подняла глаза на Эмму.

– Я слышала, вы собираетесь уезжать в четверг? Как жаль!

Эмма с недоумением моргнула.

– Как?! Вы уже слышали?! Я ведь только сегодня утром сказала об этом Руби. Она спросила, нужна ли мне комната еще на неделю.

– Да, я знаю. Дженни Сузуки слышала, как вы ответили, что не нужна, и сказала мне об этом, когда зашла в магазин.

– Дженни Сузуки? Это та, у которой прелестный малыш?

– Да, Нико. Она тоже огорчилась, что вы уезжаете. Дженни хотела попросить вас привести в порядок и ее машину.

Привести в порядок ее машину? Ну, тогда мы можем задержаться еще на неделю. – Эмма смущенно повела плечами. – Деньги мне не помешают. С другой стороны.., возможно, это и не такая удачная мысль. В прошлый раз, если бы вы мне не помогли с Грейси, я бы наверное, до сих пор еще копалась с машиной Руби.

– Я и на этот раз могу вам помочь, если хотите. И сделаю это с удовольствием, Эмма.

– Но.., как же ваша работа?

– Я работаю не полный день. И потом это наш семейный бизнес, так что я всегда могу уйти на пару часов, если понадобится. Мне это действительно доставит удовольствие. – Несколько секунд она колебалась. – Грейси напоминает мне.., кое-кого. – Клер откинула голову и встретилась взглядом с Эммой. – Она напоминает мне сына. Мне с ней хорошо.

– А я и не знала, что у вас есть ребенок. – Эмма оживилась. До этого момента она не чувствовала, как ей не хватает общения с другими молодыми матерями. – Как его зовут? Сколько ему лет?

9
{"b":"1634","o":1}