ЛитМир - Электронная Библиотека

Как зритель во время теннисного матча, Джун недоуменно вертела головой, глядя то на одну, то на другую.

— Что-то я ничего не пойму, — пробормотала она.

— И хватит об этом, Аманда, — резюмировала Ронда. — Давай-ка лучше пойдем и выпьем с горя, приглашаю вас обеих.

— Я не буду с тобой пить, — ответила Аманда враждебным голосом. — И кто ты такая, чтобы учить меня уму-разуму? Что ты берешь на себя?

Ронда хотела было ответить, но Аманда решительно ткнула ее пальцем в грудь, и та даже на минуту лишилась дара речи.

— Да, я знаю и совершенно убеждена в том, что могла тогда найти слова, чтобы заставить отказаться от своего рокового решения. Если бы я постаралась еще немножко, я бы смогла добиться этого, добилась бы…

— Чепуха все это! — вдруг заорала на нее Ронда. — Чепуха, чепуха и еще раз чепуха! После того, как родители влезли в ее дела, и Тедди решилась сделать то, что сделала, ты имела такой же шанс изменить что-либо, как я — стать монахиней. Ты сделала для нее все, что было возможно и невозможно, Мэнди. И клянусь, я отказываюсь стоять в стороне и смотреть, как ты доканываешь себя бесконечными бессмысленными угрызениями совести, вместо того, чтобы наконец взять себя в руки. А теперь завяжи свой проклятый ботинок, и пойдем примем горячительного.

Глаза Аманды метали молнии в лицо Ронды совсем недолго. Наконец, сработала та часть мозга, которая всегда помогала ей обрести душевное равновесие, посмотреть на происходящее в более оптимистическом ракурсе. Она представила себе, как все это будет выглядеть, если вдруг кто-нибудь из посторонних заглянет в комнату. Она и Ронда стоят нос к носу и орут друг на друга, а бедная Джун не знает, куда ей деться. Пышная грудь Ронды вздымалась от праведного гнева. Щеки раскраснелись, глаза потемнели, она выглядела как заправский воин, готовый тут же броситься в бой. Джун вела себя так, как будто она кролик, которому обязательно надо найти норку, чтобы юркнуть в нее для безопасности. Ну а сама Аманда, скорее всего, похожа на нерадивую школьницу, с растрепанными волосами и незавязанным ботинком.

— О'кей, — сказала наконец она, с легкой улыбкой признавая свое поражение. — Твоя взяла. Мы сейчас пойдем и выпьем за мировую, и выбросим все это из головы.

Схватив щетку, она с ожесточением стала расчесывать свои кудри.

— О, Боже! — воскликнула Джун. — Может быть, кто-нибудь все же объяснит мне, насчет чего вы тут сцепились?

— Почему бы и нет? — Аманда взглянула на отражение Джун в зеркале. — Вообще, я не люблю выворачивать все свое нутро для всеобщего обозрения, но, быть может, если расскажу печальную повесть о сестренках Чарльз, это поможет мне избавиться от постоянных воспоминаний, — тут же она бросила едкий взгляд на Ронду. — Впрочем, не знаю, стоит ли, я уже раскаиваюсь в том, что однажды проболталась на сей счет.

— А ты не раскаивайся, детка, — доверительно сказала Ронда. — Просто я не могу смотреть, как ты занимаешься мазохистским самоедством и не можешь выбраться из этого заколдованного круга. Так признайся, ты в глубине души благодарна мне за мои слова.

В глубине души Аманда действительно любила Ронду, но она была еще слишком раздражена, чтобы открыто признать это. Ее очень возмутили наскоки Ронды на Тедди. И в то же время, ей казалось, что сама Тедди повела бы себя так же в аналогичной ситуации.

Первое, что в свое время привлекло ее к Ронде, было ее поразительное сходство с Тедди. Но не внешнее. Физически между ними не было ничего общего. Но личностно они были очень схожи. Ронда удивительно напоминала ей ту Тедди, которую Аманда знала десять лет назад. Такая же несдержанная, прямолинейная и эмоциональная. Порой она заходила слишком далеко, но никогда не боялась высказать все, что думает. Так что, несмотря на всю абсурдность ситуации, Аманда была убеждена, что в сходном случае Тедди накинулась бы на нее столь же яростно, как сейчас Ронда.

Мысль эта ее успокоила…

Глава 8

— Посидим вместе, девушки?

Три подруги прервали разговор и молча воззрились на стоявшего рядом с их столиком привлекательного мужчину в строгом костюме. Ронда отказала за всех, но в голосе ее слышалось сожаление, и с таким же сожалением она смотрела ему вслед, когда он уходил. То был ее любимый тип мужчины — настоящий самец.

— Так что же случилось, когда твои предки узнали, что Тедди беременная? — Джун вернула их к теме разговора, деликатно помешивая лед в бокале с шерри. Потом она опрокинула остатки напитка в свой изящный ротик и посмотрела на Аманду. — Наверное, они подняли страшный шум?

— Это мягко говоря, — уточнила Аманда. Она тоже допила свой бокал и, поймав взгляд официанта, позвала его, чтобы он снова подлил шерри. Она знала, что ей не стоит больше пить. Она пила нечасто, а потому очень быстро пьянела. Она пожала плечами. — Ладно, к черту все.

Сегодня вечером она решила расслабиться. Нужно полностью выкинуть из головы эту проклятую репетицию. И что бы она сейчас делала, останься дома в одиночестве? Наверное, как всегда копалась в своем прошлом и в том, почему все так вышло.

А в общем, не так важно, каким способом избавиться от депрессии, главное — это успокоиться. До сих пор у нее перед глазами нет-нет да и замаячит обезображенное тело Марианны в морге. А теперь, когда рядом поселился этот Маклофлин, его присутствие постоянно напоминает ей об этом. Благодаря своему необъятному телосложению, он все время попадается ей на глаза, а это заставляет ее углубляться в воспоминания снова и снова. Итак, новая травма постоянно свербила рядом со старой незаживающей раной. В этом причина ее тоски. Поэтому она и пошла сегодня на репетицию, несмотря на свой выходной. Все лучше, чем сидеть дома, где она провела слишком много беспокойных дней и бессонных ночей.

Джун и Ронда затихли, ожидая, когда Аманда соберется с мыслями и продолжит свой рассказ. Аманда знала, что может не продолжать, — давить на нее они не станут. Но она так же понимала, что ей необходимо выговориться. Только таким образом можно снять напряжение.

Наконец она подняла глаза на Джун и заговорила:

— Поймите, скандал родителей с Тедди был заранее запрограммирован. По их мнению, она в своей жизни вообще делала почти все не так. Конечно, она стремилась как можно дольше оттягивать время, прежде чем сообщить им о своей беременности. Просто чтобы поразмыслить и прийти к какому-то решению, но… — тут Аманду прямо передернуло. — Тедди просто с ума сходила по парню, а его звали Тим, Тим Уолтере. Для Тедди не существовало понятия о социальном различии, которое было столь важно для мамы с папой, поэтому ей было невдомек, почему они пришли в ужас, выяснив, что Тим работает всего лишь механиком, хотя и мечтает открыть собственное дело, — Аманда только усмехнулась. — По правде говоря, мне кажется, что их больше расстроил этот факт из биографии Тима, чем беременность Тедди. И они действительно устроили страшный скандал, когда Тим объявил о совместном с Тедди решении завести семью и сохранить ребенка. Они же настаивали, чтобы она сделала аборт.

Голос Аманды задрожал и пресекся, Джун осторожно прикоснулась к ней рукой:

— И они не поженились?

— Нет, — Аманда залпом выпила свой бокал и сделала знак официанту принести новый. — Родители решили пойти напролом, для пользы Теодоры, конечно. За неделю до намеченной свадьбы они пригласили Тима в библиотеку и поставили его перед выбором: или они поженятся с Тедди и останутся без всякой материальной поддержки, или, если он сейчас же покинет ее, обязуясь никогда больше не видеться с их дочерью, они выплатят ему двадцать пять тысяч долларов, необходимые для открытия своего собственного дела, — Аманда взглянула на Джун, в глазах ее промелькнула ненависть. — Мои родители не добрые люди, Джун. Им доставило великое удовольствие оповестить Тедди о том, что этот гнусный неандерталец с грязью под ногтями, с которым она так опрометчиво решила связать свою жизнь, был столь ослеплен предложенной суммой, что тут же дал согласие, не догадываясь о том, что на свой двадцать пятый день рождения Тедди получила бы сумму в десять раз большую.

26
{"b":"1635","o":1}