ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, она категорически запрещает себе так думать. Ну конечно же, Ронда должна была сперва обратиться к полицейскому, а потом уже бежать к подруге. Несколько часов назад у него там была женщина. Может быть, он просто не желает отвечать на стук?

— Я стучала очень сильно и долго, — ответила Ронда, вежливо высвобождаясь из объятий Аманды. Аманда потянула ее на кухню. — Он не мог меня не услышать, ведь ты знаешь Маклофлина, этого типчика просто распирает от чувства ответственности. Уж поверь ты мне, я так дубасила в дверь, что он непременно бы расслышал мой стук даже в момент сильнейшего оргазма и наверняка отворил. Так что, скорее всего, его нет дома.

Аманде вдруг захотелось провалиться сквозь землю, когда она услышала, как Ронда вскользь упомянула о сексуальных забавах Маклофлина.

— Неужели он там с этой Банни, с ее мягким и женственным голосом и легкомысленным платьем! Хорошо, но тогда остается обратиться только к детективу Кэшу. Давай позвоним ему.

— Отличная идея, но, Мэнди, свари мне, пожалуйста, хотя бы чашечку кофе: я так продрогла, у меня до сих пор даже руки дрожат.

— О, Ронда, ну конечно же, — Аманда тут же повернулась к плите, наполнила водой чайник, потом отлучилась на минуту, набрав номер Джо Кэша. Вбежав обратно в кухню, она насыпала кофейные бобы в кофемолку и, быстро смолов, высыпала содержимое в кипяток. — Сейчас ты у меня быстро согреешься, — сказала она, наливая в чашку еще кипящий кофе.

— Спасибо, детка, — поблагодарила Ронда, осторожно отхлебывая обжигающий напиток. Только сейчас до нее дошел смысл слов, оброненных Амандой. Итак, Маклофлин приводил к себе женщину. Странно, это удивило Ронду. Ей очень хотелось узнать, что думает по этому поводу Аманда, но она понимала, что лучше будет помолчать. Да и зачем спрашивать. Аманда наверняка ответит, что Маклофлин живет своей собственной жизнью, и что ей до него нет никакого дела. Или скажет еще какую-нибудь вежливую глупость в таком же духе.

Ронда искренне сожалела, что лейтенанта не оказалось дома. Но за неимением лейтенанта, она надеялась, что сюда как можно скорее явится детектив Кэш. Что-то этой ночью она не чувствует себя в безопасности, внутренне она продолжала содрогаться, и мысль о смертельной угрозе, которой она только что подверглась, периодически наваливалась на нее тяжелым грузом. Она была возмущена, травмирована и напугана. Самое большое негодование вызывало то, что этот извращенец сумел нащупать самые тонкие струны ее души, послав этот паршивый цветок.

Она снова начала без умолку болтать и никак не могла остановиться, даже тогда, когда прибыл Кэш. Она не могла заставить себя говорить связно и все несла какую-то околесицу. Джо попытался наводящими вопросами ввести разговор в нужное русло, но она никак не могла сконцентрировать свое внимание и все время отклонялась от темы. В глубине души ей хотелось замолчать, хотелось, чтобы вокруг была абсолютная тишина, но ее нервы буквально гудели как натянутые провода, а она продолжала болтать и болтать. К тому же, ей с трудом удавалось усидеть на месте.

— Получить в подарок цветок — для меня это было нечто вроде приглашения на первый бал, — сказала она. — Ты ходила на первый бал, Мэнди?

— Нет, тогда как раз умерла Тедди.

— Я тоже на нем не была. Немногие из девушек моего окружения были приглашены на первый бал. Нас в основном приглашали разные парни разделить с ними заднее сиденье машины. Ты знаешь, что, как правило, я принимала эти приглашения. Именно поэтому принесенный посыльным цветок вызвал у меня такое же ощущение, как будто бы я приглашена на бал самым знаменитым капитаном футбольной команды. Надеть на себя лучшее платье, а потом услышать, как он назначает тебе свидание в полночь… Минут двадцать после того я чувствовала себя совершенно невинной и юной, такой, какой я, наверное, никогда не была. Это было ни с чем не сравнимое чувство, и теперь я убить его готова за то, что он все изгадил.

Тут Ронда заметила, что Джо следит за ней оценивающим взглядом и испытала редкое в ее жизни чувство замешательства: «Боже, должно быть, он считает меня последней идиоткой, наблюдая, как я распинаюсь из-за этого дурацкого цветка, когда только что меня чуть не убили. И как ему объяснить, что мысль об этом единственном в жизни цветке травмирует меня больше, чем все, что произошло сегодня ночью, или даже за всю мою несчастную жизнь. Как это объяснить человеку, который не вырос, как я, в кварталах для бедноты, где люди существуют только на пособие, и все такое…»

И все же Аманда, воспитанная в среде на десять порядков выше того окружения, из которого вырвалась Ронда, почему-то инстинктивно оказалась способна понять то, что чувствует несчастная подруга. Вот она уселась рядом с ней на диване и обняла ее.

— Тебе очень тяжело, да? — прошептала Аманда. — Я знаю, этот подонок с помощью этого проклятого цветка сделал с тобой то же самое, что сделали мои родители с Тедди, когда они сообщили ей правду о ее дружке. Я хорошо понимаю тебя, Ронда. Ведь ты совершенно этого не заслужила.

Услышав такие слова, Ронда чуть не разрыдалась, а этого с ней не случалось уже… она и забыла, когда плакала в последний раз. Вместо этого она судорожно сжала Аманду в своих объятиях, а потом резко отстранилась от нее. Сочувствие Аманды помогло ей собрать свои нервы в кулак. Теперь она чувствовала себя чуть-чуть менее обездоленной. Ронда посмотрела прямо в глаза Джо Кэшу и проговорила голосом, по ее убеждению, полным холодной деловитости:

— Я готова отвечать на все ваши вопросы. Но Джо едва успел раскрыть записную книжку, как раздался настойчивый стук в дверь.

— Должно быть, это лейтенант, — успокоил он обеих женщин, увидев их чрезвычайную нервозную реакцию.

Его предположение подтвердилось. Тристан буквально влетел в квартиру, как только Джо открыл дверь.

— Аманда? — почти прохрипел он.

— Ронда, — ответил Джо.

— Боже, — выдохнул Тристан и нервно провел рукой по своим густым, коротко остриженным волосам. — Я так и знал: что-то случилось. Я это понял сразу, как только увидел твою машину возле дома, свет в окнах, я подумал… — его голос резко пресекся. Внезапно замолчав, Тристан стал нервно поправлять очки на носу. Потом, успокоившись, спросил:

— С ней все в порядке?

— Да, проходи быстрее. Она как раз хотела изложить мне детали случившегося.

Вкратце Джо рассказал Тристану то, что пережила Ронда.

Войдя в гостиную, Тристан сразу же направился к Ронде.

— С вами все в порядке, милая? — спросил он как можно любезнее.

— Да. Вначале я немного обалдела от случившегося, но сейчас все в порядке.

— Отлично. Вы можете мне еще раз рассказать, что же с вами произошло? — спросил Тристан, бросив быстрый взгляд на Аманду, сидевшую рядом с подругой. На ней был только приталенный халатик цвета морской волны. Из-под него выглядывала по-пуритански закрытая и длинная ночная сорочка. Ему очень трудно было смотреть на нее и заставлять себя не думать о том, что случилось этим вечером, или ночью, или утром, черт знает, когда это случилось. Но он не может, не имеет права вспоминать об этом сейчас. Он должен полностью сосредоточиться на расследовании. Тристан отвел глаза в сторону и стал внимательно выслушивать показания Ронды.

— Вы сказали: на нем была маска? — переспросил Маклофлин.

— Да, я поняла это, только приехав сюда. Ведь я видела его при свете неоновых огней, и он показался мне в чем-то знакомым, но каким-то странным. У него была слишком большая голова, это, во-первых, висящие усы, белокурая шевелюра волос, зачесанных назад, и огромный нос, большой массивный подбородок и… — она судорожно сглотнула. — Я подумала: кого же напоминает мне этот парень? Ведь он похож на кого-то из тех, кого я видела раньше. Но только приехав сюда, я поняла, что на нем была резиновая маска. Ну, понимаете, такая, что закрывает всю голову. Она копирует лицо известного футболиста или кого-то в этом роде. Подождите, нет, подождите… Это было лицо известного борца. Ханка Холгена, по-моему.

32
{"b":"1635","o":1}