ЛитМир - Электронная Библиотека

С откровенной, даже циничной улыбкой Ронда наблюдала за поведением Аманды, когда та только что была принята в труппу. Она была столь безупречно вежлива, столь доброжелательна и мила, что уже этими своими манерами она поставила на свои места всех мужчин в труппе. Она ненавязчиво превратила их в приятелей, лишая тем самым отношения сексуальной окраски. Когда любой мужчина помимо своей роли оказывался в такой приятельской роли, он вдруг обнаруживал, что не может домогаться большей близости. По тому, как Аманда говорила и как она себя вела, легко можно было понять, что она из обеспеченной семьи. Ронда тут же заметила, что мужчины в присутствии Аманды прекращают ругаться или непристойно шутить. Все это навело Ронду на мысль, что из-за разницы в происхождении никакая дружба между ними не возможна. Ведь Аманда была той, кого называют "хорошая девочка', а Ронда не стеснялась демонстрировать всем и каждому, что она принадлежит к разряду девочек «плохих».

Но все сложилось иначе. Действуя по своему обыкновению, Аманда какое-то время незаметно присматривалась к Ронде. Понемногу она стала чаще ей улыбаться и заводить ничего не значащие разговоры, которые Ронда охотно поддерживала. И, хотя Аманда проявляла завидную решимость, постоянно пресекая болтовню Ронды на сексуальные темы, та нутром почувствовала, что в глубине души эти разговоры развлекают и эту «хорошую» девочку. Сперва Ронде казалось, что Аманда просто не может проявлять к ней какого-то особого интереса, но постепенно она заметила, что Аманда чаще всего улыбается именно ей, ловит ее взгляд, даже подмигивает ей, напуская на себя заговорщический и одновременно все понимающий вид. Аманда явно выделяла Ронду из всех окружающих.

Впоследствии Ронда узнала о том, что случилось с Тедди, и ей не потребовалось особой проницательности, чтобы понять причину того, почему Аманда к ней так потянулась. Просто она очень сильно напоминала Аманде ее умершую сестру. Но что бы ни толкнуло Аманду на дружбу с ней, Ронда в любом случае была очень рада, что такая подруга у нее есть. Первое время она опасалась, что Аманда посчитает ее распутной и непутевой и отдалится от нее, рассматривая их жизненные позиции как несовместимые. Вместо этого оказалось, что Аманда искренне смеется над ее шутками, тогда как другие даже не понимают их. Она умела потрясающе слушать Ронду. Общаясь с ной, Ронда чувствовала себя умудренной, ценимой и любимой. Аманда принимала ее такой, какая она есть, она даже не пыталась сделать так, чтобы Ронда отказалась от некоторых своих привычек. А ведь столько людей уже пытались повлиять на Ронду и добиться этого.

И теперь, когда Аманда выразила ей свою признательность и любовь, Ронда только пожала плечами и сказала:

— О чем ты, какие пустяки, — но, хотя голос ее был легкомысленным, она абсолютно серьезно заключила:

— В конце концов, детка, для чего еще в жизни нужны друзья!

* * *

Невидящим взглядом окинув снующих туда-сюда танцоров, Тристан зашел в квартиру. В голове его была чудовищная, невообразимая каша, но все постепенно вставало на свои места. Его голова просто раскалывалась от боли. Но теперь к этой боли добавилась еще и ноющая ломота во всем неудовлетворенном теле. Он не мог взять в толк, почему так поддался отчаянно влекущему очарованию Аманды, что совершенно потерял чувство реальности. Злясь на себя за свой беспрецедентный срыв, он буквально прорычал в трубку:

— Маклофлин у телефона.

Единственным утешением было то, что она испытывает сейчас такую жефрустрацию. Брови Тристана сжались в одну линию над переносицей. Да, такого он еще не испытывал.

— Лейтенант? — голос Джо Кэша был усталым и разраженным. — Вы, наверное, должны срочно приехать, у нас новая жертва…

Глава 12

По адресу, который Джо Кэш сообщил Тристану, располагался магазинчик, построенный в каком-то несуразном стиле: каменное и тяжеловесное здание в даунтауне. Новая жертва была обнаружена на свалке за ним.

Тристан благодарил судьбу за то, что пресса еще ничего не разнюхала. Но все вокруг кипело такой бурной деятельностью (вспышки фотоаппаратов, беготня, яркие осветители), что, как говорится, шкурой чувствовал: близок тот момент, когда сюда нагрянут репортеры. Это было ему ясно. Он будет решать эту проблему, когда придет ее час, а сейчас у него другие задачи.

Медицинский эксперт склонился над трупом с длинными светлыми волосами. Все, что Тристан мог разглядеть, так это копну белокурых волос и длинные ноги танцовщицы, грязные и все в синяках. Остальное было скрыто от его взгляда спиной эксперта, сидевшего перед трупом на корточках. Пока он не закончит своего осмотра, полицейским даже приближаться нельзя: медицинский эксперт работает первым.

— Лейтенант, — Джо высунул свою голову из двери, выходящей на задний двор магазинчика и позвал Тристана. Он протиснулся за полицейским в узкий проход. Комната, куда он попал, оказалась складом, почти доверху заполненным пустыми коробками и несколькими непочатыми ящиками с водкой. Джо разговаривал с потрясенной женщиной средних лет, когда вошел Тристан.

— Ужасное занятие, — повторяла она, теребя пальцами носовой платок, — ужасное.

— Лейтенант, это мисс Шалтс. Они с мужем — владельцы магазина. Это она обнаружила тело, — Джо вежливо коснулся руки женщины, чтобы привлечь ее внимание. — Миссис Шалтс, это лейтенант Маклофлин, он ведет расследование.

— Мы выходили к мусорным бакам в течение дня не очень часто… — сказала она так затверженно, что Тристан сразу понял: ей уже не раз приходилось повторять эту фразу сегодня. Она говорила все, что нужно, но была заторможенной, вероятно, от ужаса, пережитого ею. — Обычно мелкий мусор мы собираем в коробку, прежде чем выбросить туда, но у нас иногда скапливаются и большие ящики из-под водки, а я решила, что пора освободить от них помещение. Вы же сами видите, это не очень большая комната.

— Да, мэм, — проговорил Тристан.

— Гарри был болен. Это мой муж — Гарри, — миссис Шалтс переложила носовой платок из одной руки в другую и запустила все пять пальцев другой руки в свои завитые с проседью волосы. — Иногда у него ужасно болит спина, поэтому я сказала, чтобы он оставался сегодня дома. Потом, когда привезли водку, я решила, что пусть для него будет сюрприз: я разберу здесь все сама. Здесь все переполнено, и я начала освобождать место, раздвигая ящики. Я взяла кучу пустых коробок и понесла на помойку. И… и… о, Боже… — она отвернулась, чтобы два огромных детектива не смогли видеть ее слезы. Она прикладывала титанические усилия, пытаясь заставить губы не дрожать, но даже платок зримо дрожал у нее в руке. — Где Гарри? — прошептала она. — Мне так необходим Гарри.

— Ваш муж уже выехал, миссис Шалтс, — успокоил ее Джо, дружески погладив ее вздрагивающие плечи. — Я сам говорил с ним, он уже в дороге. Мгновение спустя вбежал высокий худой мужчина с седыми волосами, сразу бросившись к маленькой пухлой женщине, сидящей на ящиках с водкой.

Тристан отвел Джо в угол комнаты.

— Что за история?

— Доктора еще не дали заключения, но даже без их отчета мне и так совершенно ясно, что это то же самое. Точно так же, как с М.О.: она была подвергнута сексуальному надругательству и забита насмерть.

— Ты сделаешь за меня работу, Джо? — спросил Тристан. Джо не ответил и перевел взгляд на входившего в складское помещение медицинского эксперта. Он был среднего роста, но зато чрезвычайно широк в плечах, так что напоминал квадрат. Его черные волосы кое-где подернулись сединой, но щечки у него были пухлыми и розовыми, как у ребенка. Эксперт знаком попросил их выйти на улицу.

За магазином он достал сигару из широкого кармана спортивной куртки и медленно раскурил ее. Отбросив спичку, он повернулся к полицейским.

— Джо точно попал в цель своим предположением, — сказал он. — Экспертиза показала, что мы имеем дело все с тем же самым потрошителем. Характер ран и контузий как и у прошлых жертв. Конечно, я взял образцы спермы и слюны там, где он искусал ее, и передал в лабораторию, но ставлю пять против десяти, и я заработаю на этом деньги, что мы имеем дело с тем же самым типом, а значит, у него нет выделений, и мы не сможем установить группу крови таким образом. Правда, есть микроскопические частички кожи под ее ногтями, наверное, она царапала его. Быть может, удача нам улыбнется хотя бы здесь, — он выдохнул жуткий клуб дыма своей сигары, и его лицо на минуту скрылось в сизом облаке. — Мерзкое животное поработало здесь, джентльмены, — сказал он, кивнув двум санитарам, укладывавшим тело в пакет. — Она была по-настоящему хороша. Но как он проволок ее по всей своей ужасной системе, вы не можете мне этого объяснить?

42
{"b":"1635","o":1}