ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, пожалуйста, поверь, я сказала это просто для того, чтобы задеть тебя. Я проклинаю себя за то, что обидела тебя. Боже, не позволяй тому, что я сказала в запальчивости, разрушить нашу дружбу. Ронда, я не представляю, что бы я делала без тебя!..

— Ладно, я действительно заставила тебя помучиться, — примирительным тоном произнесла Ронда и улыбнулась — открыто, от всего сердца. — Однако, что за черт! Я ведь прекрасно понимаю, что тебя будут мучать угрызения совести еще как минимум полгода, так что, так или иначе, я отомщена.

Аманда рассмеялась, подумав, что, хотя она и здорово изменилась за последнее время, все же Ронда права.

Она обняла подругу. Какое облегчение — чувствовать, что Ронда опять рядом с ней!

— А как ты поступишь с Тристаном, Аманда?

— Не знаю, — Аманда не решалась посмотреть Ронде в глаза. Она встала и опять опустилась в кресло. — Ты, наверное, считаешь, что он уже нашел себе другую?

— Ну что ты! Ты разве не поняла, как этот мужчина любит тебя?

— Возможно. Впрочем, может, он и забыл меня. Я ничего не слышала от него с тех пор, как он уехал.

— И кто в этом виноват? Ты не оставила ему ни капли надежды, дорогая. Ты буквально выпихнула его отсюда и потребовала, чтобы он исчез из твоей жизни.

Ронда могла бы еще много чего рассказать о Тристане, но она решила этого не делать. Аманде самой решать! Вместо этого Ронда сказала только то, что считала нужным сказать в данный момент.

— Следующий шаг должен быть за тобой.

Глава 21

— Маклофлин!

Тристан с недоумением поднял из-за стола глаза на сержанта Тэлбота.

— Я к вам. Вот уже два часа вас дожидается такая девушка, что пальчики оближешь. Отведите ее в овальную комнату для свидетелей, а то наши парни не в силах сдержать себя.

Тристан усмехнулся, отдал распоряжения Тэлботу и вышел из кабинета. Он снял очки. «Девушка, что пальчики оближешь» — это, скорее всего, Джулия, недавно завербованный информатор. То, что она пришла, наверняка означает что-то важное и, возможно, прояснит детали дела Хантера. Обычно она просто звонила. Он открыл дверь в комнату для посетителей.

— Привет, Тристан, — просто сказала Аманда, вставая и нерешительно улыбаясь. Ее сердце билось так сильно, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. В первый момент его лицо ничего не выражало. Наверное, он давно поставил на ней крест. Она растерялась, но заставила себя продолжать. — Мне было так одиноко без тебя…

— Мэнди? Неужели ты здесь, детка? — Он в два прыжка пересек комнату, его руки обхватили ее, он крепко прижал ее к себе. Его губы нашли ее, и привычное тепло охватило их. Он двигался с ней по комнате, пока она не оказалась прижатой к стене. Он гладил и гладил ее, его руки были везде. И только когда он поднял ее юбку и засунул руку под ее шелковые трусики, чтобы стянуть их, тогда только он опомнился и вспомнил, где они находятся. Трясясь от смеха, он помог ей привести себя в порядок. Он глядел и не мог наглядеться на нее.

— Ущипни меня, Мэнди. Я никак не поверю, что ты и правда здесь.

Аманда посмотрела на него снизу вверх.

— Ты не ждал меня здесь, правда? Я думала пойти к тебе домой, но Джо объяснил мне, что скорее всего я смогу найти тебя на работе. А потом, вдруг ты живешь не один…

— Ты это серьезно?

Присмотревшись, он увидел, что да. Ее неуверенность явилась тем самым шрамом, за который этот проклятый подонок, Эггарс, уже не мог быть призван к ответу.

— Нет, — разуверяюще сказал Тристан. — Разве я могу забыть тебя, детка? — он подхватил ее на руки и засмеялся, окрыленный ее приездом. — Ну разве я стал бы тебя так целовать и пытаться стянуть с тебя трусики посреди комнаты для свидетелей, если бы я тебя не ждал? Разве кто-то другой мог заставить меня забыть, где я нахожусь и что я делаю. Я люблю тебя, Аманда Роуз. В этом нет никаких сомнений!

— Я не могу без тебя, Тристан, — прошептала она и заплакала. — Я так боялась, что все испортила навсегда. Мне было так тяжело, так одиноко, и я не знала, захочешь ли ты меня видеть, но я все равно решила приехать и выяснить, — она утирала слезы со щек. — Прости меня, Маклофлин, я так виновата…

— Успокойся, родная. Тебе не надо извиняться. Я сам в ближайшие дни собирался к тебе.

Аманда одновременно робко и радостно подняла вверх лицо.

— Ты и правда собирался приехать?

— О, да. Я не собирался так легко сдаваться. Я перевожусь в департамент полиции Рено, Аманда. Капитан Веллер помог мне все уладить.

Лучезарная улыбка вспыхнула на лице Аманды.

— Ох, Тристан, честно? Как? Когда? О, Боже, как чудесно.

Тристан чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Он думал, что ему придется шаг за шагом завоевывать себе право быть с ней рядом, и вдруг она здесь!

— Я был страшно зол, что меня вызвали в Сиэтл, — объяснил он. — Я думал, что возможно, если бы смог остаться, то уже давно вытащил тебя. Первое, что я сделал, это прорвался к капитану, и сказал, что я увольняюсь, чтобы переехать в Рено. Мэнди, я думал, что капитан — бесчувственный сухарь, но он жутко благородно себя повел. Он, конечно, очень сокрушался, что я бросаю службу в Сиэтле, но обещал сделать все, что в его силах, чтобы устроить мне перевод без потери стажа. Он только попросил меня не дергаться в течение двух месяцев, чтобы подготовить замену и развязаться со старыми делами. Он чертовски хорошо все устроил. Сумел договориться с Рено. Мне осталась еще неделя здесь, а потом я получаю отпуск. Мы можем использовать его для медового месяца. Я должен появиться в Рено только пятнадцатого октября.

Аманда радостно слушала Тристана, но при словах о медовом месяце ее глаза расширились.

— Медовый месяц? Мы, значит, женимся, Тристан?

— А как же, детка. Как только приедем в Рено. Я уже все спланировал. Ронда с Джо будут свидетелями. Они согласились. Мы ждали только, когда тебе станет получше.

Тристану явно не приходило в голову, что Аманде может показаться странным то, что он договорился со свидетелями, даже не получив еще ее согласия. Она хотела сразу же сказать ему об этом, но, подумав, удержалась. Она приехала в Сиэтл, не зная, как он ее встретит, боясь в глубине души, что навсегда потеряла его. А он, оказывается, все это время строил планы, как ее вернуть.

Вместо этого она задумчиво спросила:

— Ты созванивался с Рондой после того, как уехал? Она не сказала тебе, что я приеду?

— Нет. Видимо, не успела. Я звонил ей и справлялся о твоем самочувствии, — Тристан погладил левую руку Аманды, осмотрел ее до локтя, где кожа была бледнее, чем обычно. Не поднимая глаз, он продолжал:

— Она сказала мне неделю назад, что гипс сняли. Рассказала, что Чарли был в ярости, когда ты выбыла из строя, но он конъюнктурщик, и не может, конечно, не взять обратно девушку, которая оказала сопротивление знаменитому убийце. Она сообщила мне, что он держит для тебя место, пока ты не придешь в форму, и что конечно же устроит шумиху вокруг этого для привлечения публики, — он внезапно поднял голову, замолк на несколько секунд и недоуменно посмотрел на нее. — Но она не сказала мне, что ты приезжаешь, — закончил он.

— Ронда лучшая подруга из всех, кого я знаю, — тихо проговорила Аманда. — А я наговорила столько гадких вещей, уже после того, как ты уехал.

Аманда рассказала Тристану про свою размолвку с Рондой.

— Но ты ведь извинилась, девочка?

— Да. Как только пришла в себя, но это не главное. Ронда вдруг открыла мне, что я не такая, какой себя представляла раньше. И это открытие ранило меня. Боже, Тристан, это оказалось так больно. Но ведь она была права. Ты знаешь, за все время, что мы знакомы, я ни разу не видела Ронду плачущей. У меня до сих пор все переворачивается внутри, что я могла обидеть ее.

Тристан взял ее за руку.

— Но ты не должна себя грызть за это всю жизнь, ты не можешь вечно носить за собой груз своих прошлых ошибок. У тебя есть склонность к этому, ты знаешь — ставить перед собой невозможные требования и затем обвинять себя в том, что ты их не выполняешь. Тебе не кажется, что если ты прощаешь ее за то, что она сказала тебе что-то обидное, то и она тоже прощает тебя?

63
{"b":"1635","o":1}