ЛитМир - Электронная Библиотека

—Ты отличная подруга, — сказала Марисса. — Но вернемся к моей затее. Так ты считаешь, с ледяными скульптурами в помещении ничего не получится?

— Вообще-то я думала об этом. Знаешь, мне кажется, у меня есть лучшая идея.

— О, я с удовольствием послушаю. Выкладывай.

— Зимние деревья. Эффект маленьких белых китайских фонариков на голых ветвях очень впечатляющ. Благодаря объему самих деревьев и теням от фонариков множество грехов, что неизбежно при таких старых зданиях, как на ярмарочной площади, будет скрыто. Сейчас у меня нет времени заниматься сметой. Но я не уверена, что ты сможешь купить искусственные деревья с полностью облетевшими листьями. В свое время я не сумела их достать. Здесь все зависит от бюджета. Ваш комитет запросто может сделать все своими силами из проволоки и папье-маше. Или изготовить деревья на заказ по вполне разумной цене. Очень плохо, что у нас мало времени, а то можно было бы устроить конкурс для учащихся колледжей и высшей школы. Они сделали бы большую часть работы за тебя. — Вероника улыбнулась и пожала плечами. — Возможно также купить в питомнике настоящие деревья и после фестиваля передать их в дар какой-нибудь благотворительной организации либо разыграть в лотерее. Или то и другое. Но это будет несколько накладно, потому что придется приобретать достаточно взрослые саженцы. Искусственные деревья привлекательны еще и тем, что они используются многократно и выглядят каждый раз по-новому, если менять украшения. Ты можешь даже давать их напрокат и тем самым отсрочить платежи. Так что искусственные, наверное, будут даже эффективнее. — Вероника увидела, что подруга удивленно смотрит на нее, открыв рот, и почувствовала, что ее вдохновение дает сбои. — Я вижу, тебе совсем не нравится моя идея.

— Ты шутишь? Я от нее в восторге. Просто я изумлена, вот и все. Где ты научилась всем этим вещам?

— Ну, прежде чем заняться своим бизнесом, я много лет была координатором аукционов. — Вообще-то Марисса и раньше об этом знала. Поэтому Вероника равнодушно пожала плечами, показывая, что считает это мелочью. Но похвала подруги согревала душу. — Мне часто приходилось работать со скудным бюджетом. Это зависело от организации, которая меня нанимала. И знаешь, что они говорили? Необходимость — мать изобретательности. Я использовала эту идею с деревом на аукционе для создания фонда на строительство частной школы. Но это было несколько лет назад, вот почему я не могу предоставить тебе все расчеты в данный момент. По памяти могу тебе сказать, что в конечном счете проект окупился. Деревья привлекли к себе так много внимания, что школа стала давать их напрокат. Слушай, Марисса! Давай возьмем блокнот и составим как можно более подробный план на основе всей информации, которой располагаем. Мы включим в проект пару гигантских ледяных скульптур на улице, у входа на выставку, потому что это действительно будет выглядеть эффектно. По крайней мере таким образом центральная роль твоему комитету обеспечена.

— О Бог мой! — воскликнула Марисса, вскакивая с дивана. — Мне это нравится. — Она направилась на кухню, задержавшись только на секунду, чтобы наградить Веронику сияющей улыбкой. — Спасибо, цыпленок. Завтра утром буду расхваливать тебя на собрании, я тебе обещаю.

— Ты с ума сошла? Это все сведет на нет. В том-то вся и соль, чтобы показать тем рожам, что не обязательно родиться на Холли-драйв, чтобы выполнить эту работу.

— А ты что, родилась там же, где они? — возразила Марисса. — Так что главный смысл останется прежним.

— Да, но притесняли-то они не меня, а тебя. Ты заслужила право утереть им носы.

Марисса заулыбалась:

— Ужасно не хочется присваивать это себе, но в целом я не возражаю. Да вознаградит тебя Господь! Я тоже постараюсь сделать эту чертову работу хорошо, как никогда, после того что ты мне дала. И я думаю, это будет очень кстати, если я начну с заданий для Тайлер-Джонс и Уэнтуорт. Я поручу им отследить различные цены. Ты одобряешь?

— О да, — решительно закивала Вероника. — Целиком и полностью.

Глава 12

Вероника разносила напитки, лавируя между тесно стоящими столами «Тонка» и увертываясь от рук одного особо неугомонного посетителя. В этот пятничный вечер молодой человек праздновал вместе с друзьями свой двадцать первый день рождения. Она заметила Мариссу с Коди, сидевших спиной к ней в другой половине зала. Вероника направилась прямо к ним, в маленький оазис отдохновения, где можно было восстановить душевное равновесие.

Она моментально поняла, что подруга ее тоже заметила — по ямочкам, появившимся у нее на щеках от ее лучистой приветливой улыбки. На губах Мариссы сложились какие-то слова, но Вероника покачала головой и беспомощно пожала плечами. Говорить в этом гаме было просто невозможно. Это было все равно что разговаривать по игрушечному телефону из консервных банок, соединенных проволокой между двумя спальнями, как в далеком детстве. Вероника подошла к столу и, балансируя подносом на правом бедре, наклонилась к подруге.

— Я рада видеть тебя! Но боюсь, я не расслышала ни слова из того, что ты сказала.

— Ничего сногсшибательного, — сказала Марисса, повысив голос. — Я просто констатировала очевидное. Сегодня здесь чертовски много народу.

— Мягко сказано! Это просто сумасшедший дом. И так весь вечер, как только я заступила на работу. Люди крайне раздражительны и воинственны. Мне кажется, эта последняя неделя может кого угодно вывести из себя.

Резкий ветер с гор принес внезапное похолодание. Дожди, один за другим обрушившиеся на Фоссил, перешли в настоящий зимний шторм. Город оказался заснеженным на несколько дюймов. Потом тот же свирепый ветер нагнал ледяную порошу и, выдохшись наконец, оставил деревья под замерзшей коркой, а улицы превратил в сплошной каток. Поэтому, когда снова пошел снег и укрыл толстым слоем лед, все вздохнули с облегчением. По крайней мере ходить и ездить стало не так опасно.

В эту пятницу наметился перелом. Вскоре после полудня снова показалось солнце. Хотя температура по-прежнему оставалась возле нулевой отметки, угроза нового снегопада и гололедицы, похоже, миновала.

— Ну как тут не чокнуться от этой погоды? — прокричала Марисса. — Я уже начала сходить с ума. Хотя было страшно ехать по нашим плохим дорогам, но я, надо сказать, уже была готова рискнуть — лед или не лед. Десса не давала мне ни минуты покоя, когда с понедельника вечером начался снегопад. Она все переживала, что сегодняшняя ночевка в Доме ветеранов Иностранного легиона будет отменена.

Вероника закивала:

— Я понимаю, что ты имеешь в виду. Лиззи тоже волновалась, как я ни объясняла ей, что вечеринка состоится по расписанию в другой день, если вы не сможете из-за ненастья приехать сегодня. Хорошо, что погода наладилась, а то мы с тобой имели бы сейчас своих деток в расстроенных чувствах. — Она хлопнула ладонью по столу. — Ой, ты мне напомнила о Зимнем фестивале! Как прошло собрание комитета?

— О, Ронни, это было великолепно! — сказала Марисса, сияя улыбкой. — Они решили, что я гений! Но самое большое удовольствие мне доставило наблюдать, как Тайлер-Джонс и Уэнтуорт тужились произнести что-нибудь любезное, тогда как они явно приготовились покровительствовать несчастной, беспомощной выскочке.

Вероника рассмеялась.

— Один — ноль в пользу девушек с равнин.

— Это точно. Мне было так приятно.

Мужчина, сидевший через два стола, нетерпеливо замахал рукой. Вероника распрямилась.

— Местная публика никак не угомонится, — сказала она. — Мне лучше вернуться. Что вам с Коди принести?

Следующие полтора часа она бегала, разрываясь на части, пытаясь выполнить все заказы. Все это время рукастый парень, справлявший день рождения, был не удел, так как она приноровилась брать у него заказ, используя старый проверенный прием — через стол.

Около половины двенадцатого толпа поредела, и в баре стало спокойнее. Вероника облегченно вздохнула, после того как уровень децибелов снизился до нормы и у нее наконец перестало звенеть в ушах. Но оттого что теперь можно было говорить, не повышая голоса, ногам не стало легче. Не обращая внимания на жесты именинника, требующего еще выпивки, Вероника воспользовалась временным затишьем, чтобы присоединиться к Мариссе и Коди. Она устало плюхнулась в кресло и, спихнув туфлю, положила ногу на колено.

32
{"b":"1636","o":1}