ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не говорите глупостей, Блэксток. У Лиззи без того было достаточно переживаний за этот месяц, чтобы сейчас ограничивать ее в правопреемстве. По крайней мере что касается проживания в собственном доме.

Что-то промелькнуло в его лице, но голос прозвучат презрительно и высокомерно.

— Похоже, вы полагаете, — сказал он, — что я верю в вашу безмерную заботу о своей племяннице?

С таким же успехом он мог дать ей пощечину. Голова Вероники резко откинулась назад.

— Простите? Что вы хотите сказать?

— Ничего. — Мужчина сделал бесстрастное лицо и пожал плечами. — Не придавайте значения.

— Черт побери, вы говорите мне такие вещи, а я не должна придавать этому значения?! Что вы имели в виду?

— Я имел в виду, что в своем небольшом напутствии вы частично были правы, Душистый Горошек. Мне действительно нужно хорошо выспаться этой ночью.

Вероника была взбешена его словами. Куп оставил ее кипеть от досады и злости. Он оттолкнулся от косяка и, шагая через две ступеньки, стал подниматься наверх.

Глава 2

Наутро Джеймс Купер Блэксток проснулся, как обычно, — с выходом из глубокого сна непосредственно в бодрствование на счет «раз-два». Он перекатился на спину и хмуро уставился в потолок с неприятным для себя открытием. Первая его мысль была полностью идентична той, с которой он засыпал вчера ночью.

Проклятие! Вероника Дэвис вообще не занимала его ум. Тогда что все это значит?

Куп отшвырнул одеяла и, встав на ноги, потянулся, пока не захрустели суставы. Он почесал живот и рассеянно погладил себя ниже пупка, чтобы снять утреннюю эрекцию.Потом направился в ванную, продолжая размышлять о Веронике Дэвис. И что она так далась ему? Очевидно, потому что внешне в ней не было ничего, схожего с тем, что он ожидал увидеть. Он представлял ее точно такой же, как ее покойная сестра. Хотя он почти не встречал Кристл, последние несколько недель ему довелось слышать множество рассказов о ней. О ее вульгарной сексуальности. Мисс Вероника, с ее глянцевитыми черными волосами, зелеными глазами с поволокой и необыкновенной кожей была похожа скорее на Белоснежку. Кто бы мог подумать!

О Боже, какая у нее кожа! Белая-белая и гладкая.

Купер взял зубную щетку и нахмурился. Исходить подобными нежностями представлялось ему младенческой слабостью и вопиющим стыдом. Вероника Дэвис может обтянуть себя хаки, надеть белую тенниску и маленькие балетные тапочки, но это ничего не меняет. Она будет даже производить впечатление принцессы, вынужденной прислуживать в баре, просто потому, что ее заставили подать несколько стаканов. Но это тоже ничего не значит. Она такая же, как ее сестра Кристл. Просто еще одна женщина из породы Дэвис, которая не привыкла заботиться о ком-либо, кроме себя самой.

Почистив зубы, Купер попрыскался дезодорантом. Наложил на лицо пенистый крем и взял бритву. Он мог даже не встречать Кристл, но это не мешало ему составить о ней точное мнение. Сказывалась выучка его матери. Она воспитала в нем способность распознавать повадки женщин. Из всего, что ему было известно о Кристл, можно было предположить, что кое-чему она научила и свою сестру. Впрочем, это не было чистой предвзятостью, восходящей к его давним убеждениям. О таком типе женщин, как Кристл, он знал как из художественной литературы, так и из телефонных разговоров со своим сводным братом. Эдди, единственный наследник самого богатого человека Фоссила, по-видимому, был милейшим молодым человеком на земле. И одним из тех, кто верил в доброту каждого, даже если это привело его в мир обид. Лично Купер вообще редко верил в чью-либо доброту и, в частности, в добросердечие Кристл. Эта женщина не заслуживала доверия. В двадцать восемь лет она соблазнила Эдди, которому тогда было только двадцать. Купер подозревал, что она намеренно забеременела, чтобы Эдди на ней женился, и тем самым уничтожила на корню планы его отца. Кроме того, она помыкала своим мужем, используя для этого Лиззи, которую Эдди любил больше жизни. От злости Куп готов был сжевать свои армейские ботинки, если не сказать больше.

Кристл по натуре была потребительницей, привыкшей выискивать всякие уловки, обыгрывая каждую ситуацию с наиболее выгодной для себя стороны. Это убийство неизбежно должно было случиться. Но Эдди ее не убивал, черт побери! Купер был в этом убежден и, чтобы доказать невиновность брата, приехал в Фоссил.

Возможность снять эту мансарду и почти на две недели получить в свое распоряжение целый дом была неожиданной удачей. За это время он прочесал здесь каждую комнату, выискивая какие-нибудь улики, которые позволили бы отвести обвинения от его брата. Но все его находки не доказывали ничего. Только подтверждали эгоцентризм Кристл — не более того. Эта особа была занята только собой, о чем свидетельствовали все шкафы, напичканные ее одеждой, и множество фотографий в ярких, пышных рамках. В Кристл Дэвис все казалось вызывающим. Ее каштановые волосы, высветленные «перышками». Густой слой помады. Джинсы, сидящие плотнее, чем аэрозольное покрытие, и ее топ, расстегнутый до предела, лимитируемого законом. Во всей коллекции фотографий обнаружился только один снимок Лиззи.

Куп задержал бритву на адамовом яблоке, чтобы не срезать себе что-нибудь, что еще может сгодиться в будущем. Он глубоко вдохнул, чтобы успокоиться. Черт возьми, его брата в одночасье лишили всякого шанса учредить опеку над собственной дочерью. То, что Эдди обвинили в убийстве ее матери, только подтверждало вопиющий факт, как мало в мире справедливости.

Услышав шум внизу, на кухне, Куп смыл с лица остатки пены, рывком натянул свитер и джинсы. Покинув дом своей матери, он поклялся никогда не заводиться из-за женщин. Но, несмотря на свой зарок, по прошествии более семнадцати лет он позволил себе эту слабость. Вчера вечером маленькая мисс Ронни, которая была ничуть не лучше других женщин, почти достала его.

При всем его бесчувствии вчера ему стало совестно, что разговорами о «Тонке» он заставил ее осушать слезы на щеках. Но потом она нашла в себе силы и воззвала к имени Лиззи, чтобы принудить его освободить дом. И тогда чувство вины, равно как и расположение, превратилось в дым. Если уж ты так печешься о благе своей племянницы, должна бы притащить свою задницу в Фоссил еще месяц назад.

Отбросив надежду на изящную беседу, Купер покинул ванную. Черт возьми, по приезде в Фоссил у него и в мыслях не было держать в секрете, что он брат Эдди. Но, узнав, что Лиззи не может остаться в доме из-за того, что ее тете Веронике недосуг возвратиться, чтобы позаботиться о ней, Куп отправился в Блафф представиться женщине, присматривающей за девочкой. Не успел он назвать свое имя, как Марисса Травитс ошибочно приняла его за претендента на освободившуюся должность в баре. Тогда ему пришло в голову, что «Тонк» — идеальное место, где можно собрать информацию, чтобы вернуть Эдди его доброе имя.

Да и для Лиззи этот вариант был много лучше, нежели неожиданное появление дяди, которого она даже не помнит. Она видела его раз или два, будучи еще совсем крохой. К тому же от такого дяди, ничего не смыслящего в маленьких девочках, для нее было бы мало пользы.

Куп вприпрыжку сбежал по черной лестнице в кухню и вдруг замер на месте у нижней ступеньки. Вероника Дэвис, небрежно развалясь, сидела в кресле. Верхней части ее тела из-за стола не было видно. Волосы ее были в беспорядке, подбородок подперт кулаком, а опечаленный взор обращен на кофеварку, издающую булькающие звуки.

Когда Куп рылся в комоде Кристл, ему попадались прекрасные прозрачные ночные сорочки. Одеяние Вероники не имело с ними ничего общего. На ней была бирюзовая термопижама и шерстяные носки. Она явно не разделяла наклонностей сестры щеголять своей сексуальностью.

Поэтому если некая часть его тела худо-бедно пребывала в полутвердом состоянии, то при виде этого белья, равносильного утепленным кальсонам, тонус ее совсем упал.

Куп со скрежетом вытащил из-за стола кресло и плюхнулся в него.

4
{"b":"1636","o":1}