ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Данбар
Бег
Меган. Принцесса из Голливуда
Сюрприз под медным тазом
Текст, который продает товар, услугу или бренд
Ты сильнее, чем ты думаешь. Гид по твоей самооценке
Возвращение в Эдем
Игра Кота. Книга четвертая
Ловушка для птиц

Словно почувствовав, что он является предметом их обсуждения, Трои внезапно поднял глаза от меню, которое он внимательно изучал, и посмотрел прямо на Веронику. Ему потребовалось не более секунды на узнавание — и он тотчас переключил внимание обратно на свое меню.

Вероника открыла рот, собираясь сказать Мариссе по этому поводу что-нибудь язвительное, но потом решила ос тавить комментарии при себе.

Она вспомнила упоминание Дарлин Старки об интрижках Троя и его далеко не радостную реплику, что до его жены дошли те же слухи. Они-то и были причиной ее отсутствия в городе.

Но видимо, супруги урегулировали свои разногласия, судя по их появлению в обществе. Вероника была вынуждена признать, что на месте Троя она тоже, вероятно, не стала бы привечать сестру бывшей любовницы.

Однако сидящий в ней маленький бесенок подзуживал ее подойти к их столу и представиться. Но она совладала с импульсивным желанием и сосредоточилась на их с Мариссой визите. Вскоре они заплатили по счету и поднялись из-за стола, чтобы разойтись в разные стороны. И проходя сквозь строй людей, приветствующих стол Джейкобсонов, Вероника ухитрилась не сказать ни слова.

Внизу послышался какой-то шум. Куп сохранил файл с главой, над которой он в данный момент работал, и закрыл ноутбук. Для Лиззи было слишком рано, у нее еще не закончились занятия в школе. Это означало, что пришла Ронни. Последние несколько дней Вероника умудрялась избегать встреч с ним, а если у нее это не получалось, она грубо пресекала все разговоры. Поэтому сейчас Купу представлялась блестящая возможность, и он не хотел ее упустить. Он оттолкнулся от маленького столика, служившего ему письменным столом, и направился к лестнице.

Он застал Веронику, когда она вешала в шкаф пальто. Куп остановился в дверях и уперся плечом в косяк. Несколько секунд он наблюдал, как Вероника нацепляет крючок на перекладину. Он следил за ее аккуратными, грациозными движениями, не веря себе, что ему так недоставало ее за прошедшие несколько дней. И дело было не только в сексе. Это по-настоящему беспокоило Купа. Ему было интересно разговаривать с ней, слышать ее мнение по разным вопросам. Он скучал по ее нежному смеху.Куп не предполагал, что он вошел настолько тихо, что Вероника не заметила его присутствия. Она повернулась и, увидев его, вздрогнула.

— Привет, — сказал он, отталкиваясь от косяка. — Я не хотел тебя испугать.

— Тогда перестань подкрадываться ко мне, как блудливый кот! — резко парировала Вероника.

Он вздохнул про себя и подошел к ней.

— Ронни, ты что, собираешься вечно сердиться? — Куп взглянул на ее чистую кожу, пылающую от гнева, и суровые очертания ее мягких губ. Он засунул руки в карманы, чтобы не прикоснуться к ней. — Извини, что я не сказал тебе, кто я. Ладно? Я не собирался скрывать свое родство с Эдди. Но эта мысль родилась внезапно, когда Марисса решила, что я пришел по ее объявлению. Я подумал, что мне будет легче вернуть Эдди доброе имя, если здесь никто не будет знать, кто я.

Вероника скривила губы, и Куп ожидал, что она снова станет его распекать. У него не раз была возможность открыть ей правду, с тех пор как между ними установилась физическая близость. Однако слова Вероники явились для него неожиданностью.

— Я понимаю, — сказала она, — что заставляет Лиззи верить в невиновность Эдди. Она ребенок, и он ее отец. Но ты? Откуда у тебя такая непоколебимая уверенность, если все факты против него? Почему ты думаешь, что он не совершал преступления, тогда как вся судебная система уверена в обратном?

— Я не считаю, что в этом уверена вся судебная система. Например, адвокат Эдди не может понять, почему он убежал. Он утверждает, что возбужденное против него дело юридически не имеет полной силы. Но я не нуждаюсь, чтобы адвокат мне рассказывал, что Эдди невиновен. Я знаю своего брата. Ты тоже общалась с ним достаточно долго и видела его с Лиззи, чтобы понять, что он за человек. Ты можешь мне честно сказать, что у тебя нет ни тени сомнения, что он виновен?

— Не знаю, — призналась наконец Вероника. — Мне хочется сказать утвердительно, потому что на это, похоже, указывают все свидетельства. Зачем ему нужно было убегать, если он не виновен? Но…

— Что «но»?

— Но… первой моей реакцией, когда я услышала о смерти Кристл, было полное неприятие. Не только потому, что ее убили, но из-за того, что в этом обвинен Эдди.

— Он этого не делал, Ронни, — сказал Куп. Вероника молча изучала его какое-то время.

— Я понимаю, — проговорила она наконец. — Ты искренне в это веришь.

— Более чем верю — я это чутьем знаю.

— А твое чутье никогда не ошибается? — спросила Вероника.

— Редко, — сказал Куп.

Она снова внимательно посмотрела на него и медленно произнесла:

— Тот молодой человек, Дэвид, говорил, что ты служил в морской пехоте.

— Да. Тринадцать лет. Мы с Заком, моим другом, были головными дозорными в разведывательном подразделении.

Вероника подошла к дивану и села. Куп приободрился, хотя она сидела на краешке, словно на шестке, готовая в любой момент подняться и уйти. Он присел на противоположном конце дивана.

— Значит, когда ты сообщил мне, что в течение тринадцати лет мотался туда-сюда, это было…

— По милости дяди Сэма.

— Я не это имела в виду. Я собиралась сказать, что это было ложью. Но тогда мы, в сущности, не знали друг друга, поэтому, я полагаю, меня это никоим образом не касалось. Так что такое разведывательное подразделение?

— Специальный отряд, который обследует местность для получения информации. Обычно о потенциальном противнике.

— А головные дозорные?

— Они первыми оценивают обстановку, идя впереди остального отряда, — пояснил Куп.

Вероника пристально посмотрела на него и, поморгав, заметила:

— Это, должно быть, опасно.

Куп пожал плечами.

— Лиззи, похоже, верит, что Эдди вернется за ней, — сказала Вероника. — Ты тоже так думаешь?

— Зная, как он относится к ней, — да.

Она сразу приняла чопорную позу.

— Купер, я не позволю ему забрать ее, пока не выяснится, что он чист перед законом и может вернуться. А до тех пор я буду бороться. С тобой, с ним — и даже с самой Лиззи. Я не хочу, чтобы Эдди разрушил ей жизнь своими скитаниями. — Вероника подалась вперед, напряженно всматриваясь в его лицо. — Впрочем, я полагаю, ты должен разбираться в людях. Предположим, я откажусь от предвзятого мнения по поводу Эдди. Ты можешь обещать, что не допустишь его к Лиззи, если он вдруг объявится?

От одной этой веры в его способности Куп почувствовал, как прилив тепла окутывает его наподобие одеяла. Он подавил в себе приступ гордости.

— Эдди должен иметь возможность ее видеть, — сказал он спокойно и, прежде чем Вероника успела запротестовать, уточнил: — Скажем так. Я мог бы это устроить, когда она будет спать. Я согласен, что ему не следует разговаривать с ней. Но он должен своими глазами увидеть, что с ней все в порядке.

— Хорошо. Спасибо тебе.

— Не стоит благодарить меня, Ронни. Как мне ни хочется вернуть твое расположение, я должен признаться, что делаю это не ради тебя. Конечно, я понимаю твое беспокойство. По поводу качества жизни Лиззи в случае постоянных переездов. Но вместе с тем я не уверен, будет ли ее жизнь богаче и полнее без ее отца. Я готов следить за тем, чтобы они с Эдди оставались вдали друг от друга ради его безопасности. Я сомневаюсь, что Лиззи сможет умолчать и не поделиться с кем-то, если она его увидит. Поэтому, пока мы все еще увязаем в этой грязи, я принимаю твои условия.

— Довольно честно. — Вероника встала и посмотрела ему в глаза.

Куп тоже поднялся и, пристально глядя на нее, подумал, что сейчас она выглядит искренней и серьезной. Впервые за эти дни она, казалось, не сердилась на него. Это было так приятно, что он инстинктивно потянулся к ней.

Она плавно сделала шаг в сторону.

— Ронни…

— Помнишь, несколько дней назад ты сказал, что у меня что-то промелькнуло во взгляде? Хочешь знать, что это было?

48
{"b":"1636","o":1}