ЛитМир - Электронная Библиотека

Куп охотнее бы поцеловал ее. Нет, это не годилось. Он расправил плечи. Конечно же, он хотел знать, памятуя о своей конечной цели реабилитировать Эдди. Отступив назад, чтобы не сделать какой-нибудь глупости, он коротко кивнул.

— Я вспомнила один разговор с Кристл, — начала Вероника. — Но прежде чем обсуждать его с тобой, я должна была подумать. На следующий вечер я уже собралась рассказать тебе, но… — Голос ее прервался.

— Но ты узнала, что Эдди — мой брат.

— Да. — Она замялась, потом бросила на него взгляд, удивительно правдивый. — Возможно, это не совсем честно по отношению к Кристл. Но я считаю, ты имеешь право это знать. У нее была интрижка с каким-то мужчиной.

Куп мобилизовал все свое внимание.

— Кто он?

— Я не знаю. Но я прихожу к заключению, что он человек женатый, потому что Кристл не хотела говорить об этом. Если она когда-либо избегала сообщать мне больше, чем я хотела знать, то только в одном случае — когда она была совершенно уверена, что я не стану скрывать своего неодобрения. Она терпеть не могла, чтобы ей читали нотации.

— Она никак не намекнула тебе, кто это мог быть? Может быть, имя упомянула?

— Нет. Она называла его «дорогой». И только так. Кстати, я абсолютно уверена, что он состоятельный человек. В начале прошлой осени я забирала к себе Лиззи на длинный уик-энд, когда Кристл уезжала с тем мужчиной на Гавайи. Вернулась очень довольная и все восхищалась роскошным отелем.

— Каким? Отель может быть отправной точкой.

— «Королевские Гавайи». Это великолепный отель, построенный в двадцатых годах. Кристл была совершенно потрясена его комфортом и удобствами. Она показывала мне фотографию Розовой башни. Они остановились в дорогих апартаментах, с видом на океан, что, вероятно, ценится превыше всего. И еще ей нравилось, что там подавали розовое шампанское.

— У тебя есть какие-то соображения, как выяснить личность этого человека?

— Нет, — сказала Вероника. Но что-то мелькнуло в глубине ее зеленых, как мох, глаз.

— Дарлин Старки вскользь упомянула, что у Троя Джейкобсона была любовная связь, — заметил Куп, стараясь быть беспристрастным. Хотя мужчина вызывал у него неприязнь с первой минуты встречи. Поэтому сейчас Куп вынужден был буквально ломать себя через колено, чтобы не дать чувствам исказить суждения.

— Дарлин имеет дело со слухами, — возразила Вероника.

Черт! Купу не нравилось не меньше, чем в тот вечер в баре, что она защищает Джейкобсона.

— У твоей сестры однажды уже была с ним связь.

— Но у нас нет реальных оснований думать, что она опять с ним сошлась. — Куп старался не выглядеть вконец раздраженным, когда она медленно добавила: — Между прочим, на днях я видела его с женой в кафе. Я полагаю, это и навело меня на мысль о том злосчастном дружке Кристл. Трои, конечно, достаточно богат, чтобы это оспаривать. И потом… не он ли в тот вечер в «Тонке» сказал, что его жена находится в их доме в Мауи? Непохоже, чтобы он в это время копошился в грязи на собственном приусадебном участке.

— «Королевские Гавайи» — это на Мауи? — спросил Куп. Из проснувшегося в нем охотничьего инстинкта немного вышел пар.

— Нет, — сказала Вероника. — Это на Вайкики-Бич на острове Оаху. Но…

— Тогда действительно речь идет не о его приусадебном участке, — перебил ее Куп. — Вот что я хочу тебя спросить. Ты помнишь дату, когда Кристл отправилась в поездку со своим богатым любовником?

— Нет, не держу в голове. Но у меня записано в моем еженедельнике, наверху.

— Хорошо. Ты уточнишь число, а я позвоню своему старому товарищу. Мы с ним вместе служили на флоте. Потом он стал частным сыщиком. Мне думается, первое, что нужно выяснить, — это выезжал ли Джейкобсон из города в тот период.

Вероника пошла наверх и вскоре вернулась назад.

— Вот. — Она прочитала дату и протянула Купу фотографию. — Я не уверена, что это чем-то поможет. Но я подумала, что тебе будет интересно взглянуть. Кристл прислала мне это фото, когда вернулась из той поездки.

— Это и есть «Королевские Гавайи»?

— Да. Шикарный отель, не правда ли?

Камера запечатлела своеобразное архитектурное сооружение в испано-мавританском стиле, со множеством арок и башней, увенчанной куполом. Фото вполне могло сойти за почтовую открытку, если бы… не маленькая каштановая, с белыми пятнами собачка, поднявшая лапу возле одной из пальм в небольшой рощице на переднем плане.

Куп ухмыльнулся, но не только несообразности картины. Он не знал, чем конкретно мог помочь этот снимок, но ликовал от сознания, что имеет возможность сделать что-то конструктивное. Первый раз за все это время, казавшееся целой вечностью. Он снова потянулся к Веронике.На этот раз она была не так быстра, чтобы уклониться от его руки, но успела пришлепнуть ее к его груди.

— Не надо, — сказала Вероника и отдернула голову от его наклоненного рта. — Не путай мою готовность к совместным поискам убийцы Кристл с чем-то еще. Я сержусь на тебя, Купер.

Поэтому он отпустил ее. Но про себя поклялся подумать, что бы ему такое сделать в ближайшее время.

Глава 18

Утром, открывая дверь спальни, Вероника чуть не раздавила обернутый целлофаном букет алых тюльпанов. В первую секунду она смотрела на охапку цветов так, будто это была свернувшаяся змея, готовящаяся к нападению. Покачав головой, Вероника наклонилась поднять букет с по меньшей мере дюжиной тюльпанов.

Пробежав пальцами к центру букета, она извлекла небольшую карточку. Открытка была без подписи. Но Веронике не нужно было видеть имени Купа, чтобы понять, кто прислал ей цветы. Четкий почерк с черными буквами, занимающими все пространство до последнего сантиметра, собственно, и был подписью. «Мне тебя недостает, — гласила открытка с типичным для Купера Блэкстока подтекстом: „К чертям собачьим все околичности!“ — И не только по той причине, которую ты можешь предполагать».

Она прижала послание к груди. О Боже. Вот беда! Сплошные напасти. Вчера ей было довольно трудно устоять перед его поцелуями. Как она собирается держать себя в руках? Особенно когда испытываешь то же, что и он. И когда ей не хватает его точно так же. И не только по той самой предполагаемой причине.

Вероника образно представила, как Куп покупает ей цветы и потом крадется по коридору, чтобы положить у ее двери. Смакуя эту мысль, продолжая баюкать в объятиях тюльпаны, Вероника отправилась к нему.

Опомнилась она почти у самой двери перед лестницей на чердак. Вероника остановилась. Что она делает? О чем думает? Похоже, вообще ни о чем. Если бы она была честной перед собой, ей следовало бы признать, что, кроме фантастического секса, между ней и Купером ничего не было. И даже допустив, что их отношения станут глубже и эмоциональнее, действительно ли она этого желает? Меньше всего ей хотелось, чтобы ее постигла та же участь, что и ее мать. Оказаться порабощенной мужчиной без ясно видимых устремлений — нет, для нее это было совершенно неприемлемо.

Вероника повернула обратно, считая, что нужно просто найти ближайший мусорный ящик и выбросить цветы. Совершенно ни к чему оставлять напоминания, которые будут вводить ее в соблазн изменить свое мнение. Она решительно кивнула. Да, все правильно. Умная женщина должна избавиться от подобных вещей раньше, чем ей скажут, что ее страдания были ожидаемы.

К сожалению, никто — не считая ее отца, повторявшего, что она слишком сметлива, когда дело касается ее собственной выгоды, — никогда не усматривал в ней великого ума. И вероятно, уже никогда не увидит.

Вероника направилась в кухню поставить тюльпаны в воду.

Марисса не помнила, когда последний раз она так волновалась. В среду вечером она расхаживала взад-вперед на первом этаже своего дома, упорно пытаясь себя убедить, что все эти подозрения, касающиеся ее детей и Коди, искусственно ею раздуты. Но в глубине души она боялась, что ее опасения не напрасны.

Она отправила Райли и Дессу к Веронике сорок пять минут назад. Единственное, что ей оставалось сейчас делать, — это ждать прихода Коди. Чтобы отвлечься от не оставлявшего ее тоскливого чувства, она попыталась найти выход из положения, заняв себя созидательным умственным трудом.

49
{"b":"1636","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Нить Ариадны
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Билет в любовь
Палатка с красным крестом
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Пять четвертинок апельсина
Большая книга «ленивой мамы»
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем