ЛитМир - Электронная Библиотека

Мужчина подталкивал свою спутницу к главному выходу выставочного зала.

— Я надеюсь, ты не возражаешь, что мы рано уходим?

— Нет, — сказала она. — Конечно, нет. Я знаю, что у тебя была трудная неделя.

— Да, я совсем измотался.

Не всегда легко быть умнее среднего человека. Люди подчас ведут себя так глупо. Но в большинстве случаев это работало на него. Иногда, однако, бывает приятно, когда рядом есть кто-то, с кем можно вести остроумную беседу. По крайней мере с человеком с таким уровнем интеллекта, чтобы он мог оценить твои блестящие способности. Все время обретаться среди серости было утомительно из опасения заставить волноваться тех, кто менее удачлив.

У него было несколько неприятных моментов, когда обнаружилось, что Купер Блэксток является братом Эдди. Но парень оказался всего лишь квантом света — и никакой субстанции внутри. Блэксток, по слухам в «Тонке», хоть и читал в часы простоя тома размером с подкладное детское сиденье, был просто бармен, бывший солдат. Вряд ли они с ним находились в одной лиге.

Представив себе Блэкстока этим вечером, он рассмеялся вслух. И впоследствии ему пришлось искать объяснение, чтобы развлечь свою спутницу.

Важная персона, морской пехотинец, оказывается, выгуливает ватагу детишек. Какая чушь!

Все было в порядке, как обычно. И абсолютно никаких причин для беспокойства.

Глава 20

— С добрым утром, красавица.

Вероника приоткрыла один глаз, сонно уставясь на обладателя теплого, ласкового голоса, бормочущего ей в ухо. Худощавое, свежевыбритое лицо Купа и его светлые волосы, торчащие влажными слипшимися пиками, медленно вошли в фокус и обрели четкость. Обнаженный до пояса, в потертых тренировочных брюках, низко сидящих на бедрах, он весь состоял из твердых костей, мышц и гладкой кожи с восхитительным запахом мыльной стружки.

Он взглянул на Веронику с лукавой усмешкой и подсунул чашку с кофе ей под нос. Но как только Вероника попыталась ее взять, он откровенно продемонстрировал свой коварный норов, отдернув чашку назад.

— Подари мне поцелуй, — сказал Куп, — и я обещаю дать тебе кофе.

Вероника тут же надула губы. Он засмеялся:

— Это наводит меня на мысль, что бы такое еще заставить тебя сделать за твой утренний кофе.

Куп долго не отнимал рта от ее губ, дожидаясь, пока она сядет, и тогда протянул ей чашку. Нескрываемо насмешливым взглядом он следил, как Вероника делает несколько жадных глотков обжигающего кофе. Она неодобрительно взглянула на него поверх края чашки.

— Я уверена, ты один из тех пренеприятных людей, которые вскакивают с постели, насвистывая веселую мелодию.

В ответ он воспроизвел несколько тактов из «Насвистывай, пока работаешь». А когда она замахнулась на него подушкой, ему еще хватило нахальства ухмыляться.

Куп легко уклонился от удара.

— Ты показала свое неумение целиться.

— Возможно, — сказала Вероника. — Но я продемонстрировала великолепное искусство выполнять сразу несколько задач. Не каждый может драться подушкой и при этом не пролить ни капли кофе, как видишь. — Она снова замахнулась подушкой. — Ты еще не видел, как я могу одновременно похлопывать себя по голове и почесывать живот.

Куп вырвал у нее из рук подушку и, заткнув ее себе под мышку, плюхнулся рядом на матрас. Потом перекатился на бок и, подперев голову ладонью, с нежностью улыбнулся глазами.

— Кажется, сейчас ты проснулась чуточку больше. Поэтому начнем по новой. С добрым утром, красавица!

Вероника пригубила остатки кофе, отставила в сторону чашку и бросилась на него. Смеясь и катаясь вместе с ним, она в конце концов оказалась наверху. Стряхнув с глаз волосы и оттолкнувшись от его груди, она с ухмылкой смотрела на него с высоты своего положения.

— Тебя тоже с добрым утром, красавчик. — Когда его восставший фаллос ткнулся ей в живот, она подняла брови. — Как? Опять? — Вероника заерзала вокруг него, с восторгом наблюдая, как темные глаза Купа теряют фокус. — Ты занимался со мной половину ночи. Эта твоя штука, она что, никогда не устает?

— Угу. — Расправившись со своими тренировочными штанами, Куп сомкнул длинные пальцы вокруг ее оголенных ягодиц и подвинул ее, как ему хотелось. — Позволь мне войти, Принцесса.

— Ну, я не знаю. — Вероника почувствовала, как у нее закосили глаза, когда он скользнул вверх-вниз у нее между ног и потом покинул то лакомое местечко. Но она умудрилась произнести правдоподобно скучливым тоном: — Остается не так много времени. Скоро Марисса привезет Лиззи домой. И потом, я собиралась сделать педикюр.

Куп поднял голову и захватил в рот ее сосок. Он не отпускал его, пока Вероника не застонала вслух.

— Позволь мне войти, — уговаривал он, — и я покрашу тебе ногти.

— Договорились. — Сомнений как не бывало. Вероника приподняла бедра и обхватила мужскую плоть. Прочно удерживая ее, она одним уверенным, плавным движением опустилась на нее сверху.

Через полчаса она выскочила из-под душа. Натянув чистое белье, свитер и болотные брюки, она проследовала на запах только что сваренного кофе. Но в кухне было пусто, и Вероника, наполнив чашку свежим кофе, окликнула Купа.

— Я здесь.

Вместе с кофе она пошла в гостиную. Куп был там. Он сидел на диване и сортировал флакончики с лаком, выставленные в ряд на столике у другого конца дивана. Вероника, ошеломленная, остановилась.

— Убирайся немедленно! Ты что, в самом деле собираешься красить мне ногти?

— А как же! — сказал Куп. — Уговор есть уговор. Негоже, чтобы кто-то сказал об одном из немногих, кому дорога его честь, что он не сдерживает своего слова.

Вероника скептически изучала его.

— Ты уже когда-нибудь делал педикюр?

— Никогда. Но в любом случае речь не идет о нейрохирургии. Верно, Душистый Горошек? С координацией тонких движений до сих пор у меня обстояло отлично. — Куп властно поманил ее согнутым пальцем. — Дай мне ногу, и я тебе докажу.

Восхитительно. Вероника села на противоположный конец дивана и вытянула правую ногу. Куп взял ее за стопу и, положив себе на колено, стал потирать большими пальцами под сводом. Вероника неподдельно стонала от удовольствия.

— Какой лак желаешь? — спросил ее Куп. — Лично я выбрал бы «Сайрен ред».

— О, конечно, темно-красный. «Сайрен ред» — то, что надо. — Вероника наблюдала, как его большие руки обхватили флакон, чтобы отвинтить колпачок. — Сначала нужно встряхнуть.

— Естественно. Я знаю. Так же, как аэрозольную краску. — Куп энергично встряхнул флакон, открутил колпачок и подвел руку Веронике под свод стопы. Он приподнял ее и аккуратно наложил первый мазок на ноготь большого пальца. Потом второй и третий, вплотную к первому. Когда вся поверхность была ровно покрыта лаком, Куп оттянул голову назад, оценить результат. — Выглядит хорошо. — Он снова окунул кисточку во флакон, чтобы перейти к следующему ногтю.

Несколько минут спустя, прежде чем приступить к левой ноге, Куп поднял глаза на Веронику.

— Вчера я получил известие от Ракеты.

— От кого?

— Джона Мильонни, по прозвищу Ракета. Частного сыщика, моего бывшего сослуживца.

Вероника слегка напряглась.

— Что он сказал?

— Достоверно установлено, что Джейкобсон отсутствовал в городе в те дни, которые ты мне назвала. Сейчас Ракета раскапывает его перемещения за тот период. Он пытается добыть копии выписок из регистрационных журналов. Но даже если он добудет их, это еще не все. Он говорит, что Кристл и ее любовник могли останавливаться в отелях под вымышленными именами. Поэтому самый верный путь — это проследить маршрут Джейкобсона. Ракета собирается начать с Фоссила и посмотреть, куда это выведет.

Вероника подождала, пока Куп закончит красить последние два ногтя.

— Я знаю, — начала она осторожно, — тебе очень хочется, чтобы это был Трои. Но… ты видел его с женой? Он, похоже, действительно без ума от нее.

55
{"b":"1636","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Секрет индийского медиума
Шаман. Ключи от дома
Роботер
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Корона из звезд
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
НЛП-техники для красоты, или Как за 30 дней изменить себя