ЛитМир - Электронная Библиотека

Куп пристально посмотрел на брата.

— Ты серьезно?

— Да. И вообще с самого начала не нужно было убегать. Это совершенно неоправданная глупость, импульсивный поступок. Несмотря на то что все те ночи я мучительно изобретал, как увезти Лиззи, я понимаю, об этом не может быть и речи. А теперь пришло время шагнуть навстречу трудностям, никуда не денешься. Как только мы убедимся, что с Вероникой все в порядке, едем в участок. Посмотрим, можно ли как-то выправить положение.

— Все эти годы у меня в голове крутился устоявшийся образ, но ты и впрямь больше не ребенок, не правда ли? — медленно проговорил Куп. По идее он не должен был видеть в этом какое-то большое откровение. Умом он и раньше понимал, что его сводный брат давно уже вырос. И все же, несмотря на готовность Эдди держать ответ, на эмоциональном уровне Куп испытывал именно это ощущение прозрения.

— Я уверен, это производит ошеломляющее впечатление, учитывая мое поведение до недавних пор, — иронически сказал Эдди. — Но по правде говоря, я перестал быть ребенком со дня моего появления на свет.

Куп вдруг осознал смысл всех тех упущенных лет.

— Я был тебе не слишком хорошим братом, — медленно проговорил он. — Мне очень жаль.

Эдди повернулся и с удивлением посмотрел на него.

— Что? Черт побери, с чего ты взял?

— Я не был с тобой… меня не было поблизости, тогда как ты нуждался во мне.

— Да брось ты. — Эдди пожал плечами. — Мы уже закрыли эту тему. Кроме того, мы виделись.

— Да, когда ты по рабочим делам бывал в моих краях. — Куп задумался на мгновение. — Это своего рода ирония, что я воспринимал тебя как вечного ребенка. Я зациклился на этой мысли. Мне самому нужно было повзрослеть и покончить с этим. Я провел столько лет вдали, чтобы мама не навязывала мне свое мнение и не диктовала, что делать! Это мешало мне возвратиться назад и общаться с тобой. Боже мой, никогда бы не подумал, что из-за моих чувств к ней, даже спустя много лет после ее смерти, я мог отвратить от себя… — Он безжалостно пресек этот катарсис. Заводить праздный разговор о том, как он еще и напортачил с Вероникой, сейчас было непозволительно. Ни к чему подбирать последние крупицы уже исчерпавшего себя вопроса. Поэтому Куп сосредоточился на вещах, которые он мог контролировать. — Впрочем, я должен сказать тебе, что за время пребывания в Фоссиле я понял кое-что. Это мое упущение, что я так долго был выключен из твоей жизни. — Остановившись у светофора на красный свет, Куп посмотрел на брата. — Но я даю тебе слово, что с прошлым покончено, — сказал он, встретив пристальный взгляд Эдди. — Отныне я намерен быть здесь и гораздо больше времени проводить с тобой. И с Лиззи, с кем я был чертовски рад познакомиться. — Купер заулыбался во весь рот. — Эта маленькая сердцеедка — такая услада для души!

— Да. — Эдди с нежностью улыбнулся. На щеках у него обозначились морщинки. — Она прелесть, правда? Я тоже хочу тебе что-то сказать, Джеймс. Возможно, мое дезертирство не было совсем уж плохой идеей, если это привело тебя в Фоссил, где ты смог узнать мою малышку. Не говоря уже о том, что ты раскрыл убийство Кристл. Если бы ты не приехал сюда, никто так и не узнал бы, что в ее смерти повинен Нейл. Поедем за Вероникой, тогда мы сможем сосредоточиться на…

— Эй! Не может быть! — Куп вытянул шею, изумленно провожая взглядом знакомый синий «вольво», промчавшийся мимо них в противоположном направлении. — Это была она!

— Кто? — Эдди повернул голову посмотреть.

— Ронни. — Куп все сразу понял. Он чувствовал, как вокруг сердца сомкнулись ледяные щупальца. Он поискал место, чтобы развернуться. — Она не одна, — сказал он мрачно. — Я не разглядел через те тонированные стекла, кто именно в ее машине, но я могу сказать точно — это был мужчина.

«Никогда не позволяйте увезти себя». Слова продолжали вертеться в уме, пока Вероника была готова закричать. О чем она думала раньше? Не она ли была та женщина, сказавшая: «Ну что за вздор!», когда в одной из передач Опры[26] эксперты наставляли женщин, как защитить себя от насильника? «Никогда не позволяйте увезти себя».

Но никто не упомянул тогда о такой здравой и рациональной мысли, как вылететь из окна, когда тебя терроризируют. Слишком поздно. Нужно было использовать свой шанс еще на парковочной стоянке. Насколько вероятно, что Пиви убил бы ее прямо перед собственной адвокатской конторой?

Не слишком гениально. Глупо — по-видимому, было бы самым правильным словом. Глупо, глупо, глупо!

— Вы что-то сказали? — В голосе Пиви звучало нескрываемое удовольствие.

«Чтоб ты сдох, поганая крыса!» Ощущая кончик ножа у себя на шее, Вероника сжала губы и оставила пожелание при себе.

— Очевидно, это не мне. Ну ладно. — Пиви пожал плечами. — В самом деле, умная беседа была бы подарком, но я этого не требую. У следующего светофора повернете налево.

Это вывело бы их на Орчард-роуд, где находился один короткий квартал — ответ Фоссила фешенебельной Родео-драйв, с рядом дорогих магазинов, обеспечивающих качественным товаром состоятельных граждан Блаффа. Вероника была далека от мысли, что они едут делать покупки.

Пиви скорее собирался выехать за пределы города, к садам Хоторна или Бэгли — те и другие находились на этой дороге. Сады Хоторна и Бэгли. Очень безлюдные места в это время года. Вероника содрогнулась. Нужны были срочные действия, если она хотела спасти свой зад.

Благие намерения. Но если бы она имела хоть какое-то представление, какие это могут быть действия!

Когда она повернула за светофором, чувства ее обострились до предела. Все предстало с необычайной ясностью.

Надпись с элегантными золотыми буквами в одной из витрин гласила: «Все для дома. Изысканные аксессуары для разборчивых владельцев». В черном стекле на соседней двери «Натуральных средств для гигиены и здоровья» отражались голые ветви берез.

Вероника узнала Дарлин Старки, нагруженную кучей пакетов, на которых четко различались логотипы специализированных магазинов. Ее стрижка «под пажа» выглядела свежей, как только что из парикмахерской. Женщина быстро зашагала к своему вожделенному «мерседес-бенцу», стоящему перед салоном «Готовой изящной одежды».

Мозг неожиданно заработал с новой силой.

О Боже, о Боже!

У Пиви был шанс для успешного завершения его плана. При одном условии. Он должен был сохранять свое инкогнито.

В ее машине были тонированные стекла, иначе он, несомненно, пригнулся бы, чтобы его не обнаружили. Лениво развалившись на соседнем сиденье, он, казалось, был так уверен в себе. Страх туманом обволок ее ум, так что ее способность к здравым суждениям сравнялась с убежденностью в своей неуязвимости. «Ну что ж, пришло время снести тебе башку, кровавый ублюдок!»

Адреналин с ревом устремился по венам. Вероника резко перестроилась в крайний ряд, с удовлетворением отметив, как Пиви рывком распрямился на своем сиденье. Машина быстро приближалась к веренице автомобилей, выстроившихся вдоль тротуара. Раздался ужасающий скрежет металла о металл, когда машина протаранила в бок горячо любимый перламутрово-серый «мерседес-бенц» Дарлин Старки. Резко нажав на тормоза, Вероника вырубила автоматическую трансмиссию — и тут же была выброшена из машины. Нейл Пиви оказался запертым в кабине на пассажирском сиденье.

— Эй, Дарлин! — крикнула Вероника женщине, стоящей посреди тротуара с кипой пакетов у ног и с ужасом взираю-щей на исковерканное железо. — У меня для вас сенсационная новость!

— Да! — Нечеловеческое напряжение, сковавшее шейные мышцы, несколько ослабело. Головная боль прошла, когда Куп повернул за угол и увидел Веронику. Живая и невредимая, она стояла на тротуаре, внимательно рассматривая свой автомобиль, врезавшийся в сильно покореженный «бенц». Увидев, кто стоит рядом с ней, Куп связал одно с другим и облегченно рассмеялся:

— Это моя девушка!

вернуться

26

Имеется в виду телевизионная ведущая Опра Уинфри.

66
{"b":"1636","o":1}