ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Многие из тех, кто верно служит Хель, уже собрались в моем замке. Нам не хватает только предводителя. Очень скоро с помощью Гутрун мы возродим его… — Она с откровенным недоумением посмотрела на генерала и развела руками:

— Послушай, Ковна, ты ничего не упустил? Разве Нидхегг не приказал привязать умирающего мальчишку к телу мамаши? Глядишь, она согрела бы его теплом и заботой…

— Оставь в покое кости моего сына! — воскликнула Песнь Крови.

Тёкк засмеялась.

— Точно, так и было, — кивнул Ковна. — Что-то я запамятовал. Сейчас я прикажу своим молодцам…

— Не надо. — Тёкк жестом остановила его. — Там, — она указала пальцем на могилу, — ничего нет. Я давным-давно забрала эти кости…

— Нет! — выкрикнула несчастная женщина.

— ..Это случилось тринадцать лет назад, — Тёкк по-прежнему обращалась к Ковне. Отчаянный вопль Песни Крови она попросту проигнорировала, — после того, как так называемая Песнь Крови сдохла.

— Ты лжешь! — воительница забилась в путах.

На лице Ковны вновь проступило нескрываемое изумление.

— Она… сдохла? Мы-то все решили, что эта сучка каким-то непостижимым образом сумела избежать гибели.

— Ты недостаточно осведомлен, — заключила Тёкк и решительно направилась к распятой пленнице и заглянула ей в глаза.

— Вспомни-ка, — сказала ведьма, — какая она была в те дни, когда вела битву с Нидхеггом. Ну что у нее за доспехи, какие меч и щит она держала в руках? Какой герб был нарисован на щите?

— Да, — ошарашено подтвердил генерал. — Но она совсем не похожа… Вовсе не напоминает этих, помогавших нам в битве:

— Воины Хель бывают разные, Ковна. Некоторым, таким, как Песнь Крови, может быть обещано возвращение живой плоти, если они согласятся исполнить приказ Властительницы Тьмы. То есть верно послужат ей делом и словом. Как, например, эта. Как ты ее назвал? Сучкой? Возможно, она и есть самая подлая сучка, предавшая свою благодетельницу. Но вернемся к воинам Хель. Есть и другие, похожие на тех, что участвовали в нападении на эту мерзкую деревню. Это мертвецы в самом полном смысле слова. На бой их поднимает повеление Хозяйки. Их так и называют — всадники Смерти. А самое страшное оружие у них — это они сами. Стоит только прикоснуться к ним, тут же наступает смерть.

— Признайся, что ты солгала, служительница Мрака! — выкрикнула Песнь Крови. — Насчет моего сына.

— О, горе матери, ты безмерно, — издевательски улыбнулась Тёкк и мягко пригладила волосы на голове пленницы.

Воительница попыталась сбросить ее руку, но путы, впившиеся в горло, не позволили.

— Послушай, дорогуша, — с некоторой даже доброжелательностью продолжила Тёкк. — Твое сознание для меня открытая книга. Мне известно даже то, о чем ты сама не догадываешься, хотя эти сведения тоже находятся в твоем мозгу. Вот что я там высмотрела. Прежде всего, тебе, оказывается, хорошо известно, что после казни Нидхегг вернулся на это место, оживил усопшего Эрика и сделал из него раба Смерти. Я могу также поведать, что в ту пору ты еще удивилась, почему он не заколдовал и трупик твоего дорогого сыночка? Теперь ты знаешь ответ. Твой сыночек похоронен вовсе не здесь. И даже совсем не похоронен. — Тёкк улыбнулась, вновь погладив по волосам привязанную женщину. — Я вижу насквозь все, о чем ты думаешь. Знаю даже то, о чем ты и не догадываешься. Так что не сомневайся. Это все правда. Просто до поры до времени Повелительница Тьмы скрыла от тебя все, что случилось тогда на самом деле.

— Что?..

— Что я с ним сделала? С ним все в порядке, он живет в моем замке.

— С-с ним… в порядке? Он здоров?.. — заикаясь, спросила Песнь Крови.

Эти вопросы вызвали у Тёкк новый взрыв смеха. На мгновение черты ее лица исказились, красота растворилась в отвратительной гримасе демона. Спустя мгновение прежний образ прекрасной женщины возвратился. У ведьмы было отличное настроение, она только что не пела, продолжая поглаживать волосы воительницы.

— Если бы ты знала, как мне хотелось рассказать тебе о нем. Он очень привлекательный юноша, статный, сильный, вылитый Эрик, хотя, конечно, моложе. Я исцелила его, понимаешь, о чем я? Помогла ему стать настоящим мужчиной.

— Торбьёрн… жив? Ты лжешь! Я умоляла оживить его, его жизнь должна была стать частью сделки. Иначе я отказывалась дать клятву на верность Хель. Однако сама богиня сказала, что это невозможно, ведь он слишком долго провел в стране Мертвых.

— Теперь его зовут Локит. Ну, если до конца честно, он не совсем живой, пока еще не совсем. Но очень скоро, когда я познакомлю его с родной сестрой, и когда он ощутит кровь своей первой женщины и сладость подобного выбора, он полностью воспрянет.

— Нет! — Песнь Крови вновь забилась в веревках. — Ты не посмеешь сделать из моего сына чудовище Тьмы.

— Почему чудовище? — Тёкк даже отпрянула.

— Ковна! — взмолилась Песнь Крови. — Не позволяй ей так поступать. Я уверена, даже ты не сможешь смириться с подобным святотатством. Сделай что-нибудь, останови ее! О каком королевстве ты можешь говорить, если этот монстр вырвется на свободу. Пытай, убей меня, но я заклинаю, подумай о себе. Не позволяй ей…

Ковна, до того момента продолжавший веселиться, вдруг насупился, помрачнел.

— Никогда бы не подумал, что ты когда-нибудь попросишь меня о помощи. Наконец-то я полностью удовлетворен. Спасибо, союзница. Ты заставила Песнь Крови умолять меня.

Воительница плюнула ему в лицо. В ответ он ударил ее кулаком в челюсть, женщина потеряла сознание.

— Будь ты проклят! — гневно воскликнула Тёкк. — Что ты себе позволяешь! А ну-ка, оставь меня с ней наедине. Желаешь навлечь на себя гнев Хель или поссориться со мной?

В глубине глаз колдуньи загорелись пурпурные огоньки.

Ковна выругался и отошел, приказав своим людям следовать за ним. Все они цепочкой начали спускаться к подножию холма, где он сам расставил часовых.

Тёкк справилась с гневом и напрягла волю, принявшись чертить в воздухе руны, при этом что-то бессвязно бормоча.

Когда Песнь Крови пришла в себя, ведьма снова улыбнулась и предложила ей:

— Воительница, ты еще можешь увидеть своих деток. Выбор за тобой.

Песнь Крови хмуро глянула на мучительницу.

— Это останется между нами. Ну, конечно, обо всем узнает моя повелительница Хель, а Ковну я отослала.

Песнь Крови долго всматривалась в самые зрачки Тёкк и наконец подала голос:

— Твоя взяла. Чего же ты хочешь?

— Тебе совершенно ни к чему воевать со мной. Я дала Ковне слово, что помогу ему отомстить, так вот, он сам признался, что доволен, следовательно, я сдержала обещание. На том и порешим. В виде распятой на дереве жертвы ты мне, в общем-то, не очень-то пригодишься. Другое дело, если ты, пусть вынужденно, подчиняясь обстоятельствам, согласишься стать моим союзником. Мне думается, тебе вряд ли понравится умирать здесь в одиночестве, ведь агония затянется на много дней. Тем более тебе мучительно будет вспоминать о том, что будущее, которому ты все эти годы яростно сопротивлялась, неотвратимо. Совсем недолго ждать, когда неисчислимая армия повелительницы Нифльхейма, ведомая твоим сыном, вырвется из страны Мертвых и обрушится на мир Живых, на ваш Мидгард. В конце концов, когда ты почувствуешь приближение смерти, ты вновь услышишь голос Хель. Он будет звучать все громче и громче, ведь ты сама помогла Владычице Тьмы обрести Череп Войны. Ты так и погибнешь, умоляя Хель о милости, и поступишь так, как она прикажет. Вновь станешь ее воином, тогда, когда наступит подходящий момент, и снова встретишься с Гутрун и Локитом.

Песнь Крови отрицательно замотала головой.

— Не упрямься, — посоветовала ей Тёкк. — Каждый воин, умирающий на земле, каждый человечишка, даже грудной ребенок, в свой последний миг услышит зов Хель. Это будет обещание жизни после смерти. Надо только поклониться ей, дать слово, что будешь служить верно и вечно. Уверяю тебя, многие уже встали под знамена Тьмы. С того момента, как ты вернула Хель Череп Войны, никто не сумеет остановить мою повелительницу. Присоединяйся к нам, тогда ты сможешь вновь обрести своих детей. Откажешься и…

13
{"b":"1638","o":1}